18+

Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Запах денег

Деньги начинают лепить человеческую личность одновременно с самыми первыми проблесками сознания

Глава 3. Человеческое измерение
3. Дети и деньги (продолжение)

Попытаемся теперь более подробно проследить весь процесс взросления и проблемы, возникающие на разных этапах.

Младенчество, казалось бы, можно в этом контексте опустить. Но недаром в старину говорили, что воспитывать надо, когда ребенок лежит поперек лавки, а уж как ляжет вдоль, стараться поздно. Конечно, он еще ничего не понимает и ни в чем не ориентируется, но ему дано бессознательное, чувственное знание, связанное с основами выживания и функциями безопасности, поэтому он вовсе не безразличен к материальному положению семьи. Ему все равно, сколько стоят костюмчики, в которые его наряжают, нет для него разницы, какой ему подкладывают подгузник - одноразовый, за который в магазине берут огромные деньги, или стародавний, марлевый. Зато чрезвычайно существенно для него другое. Если мать обременена ежедневной стиркой, у нее остается меньше времени, чтобы побыть с малышом, отреагировать на его плач, а вот это уже очень серьезно. Внимание, уделяемое младенцу, зависит не только от материальных возможностей семьи, но серьезные денежные проблемы неизбежно его лимитируют. Ребенок на своем безъязыковом уровне четко понимает, достаточно ли о нем заботятся, старательно ли ухаживают, есть ли у него эмоциональная поддержка, когда ему плохо. А это - основа, на которой в дальнейшем будет формироваться доверие или недоверие к родителям, ощущение собственной значимости и ценности, психическая гармония и выносливость. Так деньги начинают лепить человеческую личность одновременно с самыми первыми проблесками сознания.

Способность дифференцировать свое "Я", мысленно прочерчивать границу между собой и другими живыми и неживыми объектами полностью складывается к трем-четырем годам. Ребенок обретает подвижность, развивает свои вербальные способности. Он знает все предметы, окружающие его, умеет с ними обращаться.

Он внимательно следит за взрослыми, за другими детьми и подражает им.

Игрушки - главная "собственность" ребенка в этот период. По тому, сколько их, каковы они по качеству, как обращается с ними ребенок, можно многое узнать о семье, определить не только материальные возможности, но и характер родителей.

Когда игрушек слишком много и слишком часто покупаются новые, они перестают доставлять ребенку удовольствие. Это аксиома. Нет среди родителей человека, который бы этого не понимал. Но лишь в редких случаях они руководствуются столь непреложной истиной. Избыток игрушек - такой же бич цивилизации, как и превышающее естественные потребности поглощение калорий и питательных веществ.

Посещение большого детского магазина - удовольствие в любом возрасте. В душе у взрослого человека просыпается ребенок. О такой именно машине он сам мечтал, когда был маленьким. А об этакой даже и не мечтал - таких просто в ту пору не выпускалось! Огромное количество игрушек, без которых дети вполне могли бы обойтись, родители фактически покупают для себя.

Современный человек вообще склонен приобретать значительно больше вещей, чем необходимо, заменять их новыми, когда они еще могут служить. Не в последнюю очередь это объясняется психологическим прессингом, которому его подвергают производители и торговцы. И на игрушки это тоже распространяется. Трудно устоять перед бронебойной рекламой, перед соблазнительной выкладкой на витрине - этим занимаются профессионалы, прекрасно знающие, на какие психологические кнопки следует нажать, чтобы обеспечить сбыт товара.

Наконец, в одном ряду с мебелью, одеждой, утварью, машиной игрушки выполняют демонстративную роль. У меня все в порядке, сообщает с их помощью человек, я хорошо обеспечен, я могу позволить себе и своему ребенку все самое лучшее и в любом количестве...

Избыток игрушек, по моим наблюдениям, не составляет большой беды, когда ребенок умеет в них играть - фантазировать, придумывать сюжеты с их использованием, находить им разные способы применения. Игра, если присмотреться, происходит в нем самом, в его духовном мире, игрушки же оказываются лишь дополнительным аксессуаром. Но лишь немногие рождаются с этим умением, и лишь немногим воспитателям передается по наследству искусство обучения ему... В результате получается, что радость ребенок испытывает только в момент получения новой игрушки - радость обладания, а не использования, чувство острое, но быстро притупляющееся. Уже на другой день тускнеет восхитительное ощущение новизны, а на третий исчезает совсем - теперь получить удовольствие можно будет лишь в том случае, если родители или гости принесут и подарят еще одну игрушку...

Придавать ли значение небрежности ребенка в обращении с игрушками? Это тоже педагогическая проблема, имеющая далеко ведущие последствия. Если родители не обратили внимания на сломанную игрушку, они тем самым показали ребенку, что ни она, ни заплаченные за нее деньги не имеют для них никакой цены. Можно не беречь эту свою собственность: вместо нее, как по щучьему велению, появится другая. Можно не жалеть, что деньги родителей оказались потрачены зря: у папы и мамы много денег, что о них беспокоиться! Все дети ломают игрушки, но в зависимости от того, как реагируют на это взрослые, выносят на будущее разные уроки.

Я уже говорил немного о возрастном рубеже, за которым начинается активная социализация. Он совпадает обычно с поступлением в школу или, если дети посещают детский сад, с переходом в самую старшую группу. Ребенка начинает интересовать его внешний вид, появляется желание надеть на себя не вообще удобную и красивую вещь, а именно такую, которая вызовет восхищение, а возможно, и зависть у других детей. Вместе с тем дети уже хорошо понимают, что значит высокая цена этих предметов туалета, а в связи с этим - их доступность или недоступность.

Семилетний ребенок, если тактично его порасспросить, может достаточно подробно и точно обрисовать материальное положение своих одноклассников. Он, возможно, не думает об этом специально, но не пропускает ни одного из признаков, свидетельствующих об обеспеченности, - ни наличия автомашины в семье, ни подробностей экипировки, ни легкости, с какой появляются у ребят быстро входящие в моду забавы. С этих же пор родители начинают явственно ошущать, что помимо их собственной воли ребенком управляет диктат его социального окружения. Детская среда точно моделирует нравы "большого" общества - власть моды, культ предметов, наделяемых особым ореолом престижности, необъявленное соревнование в материальных успехах. Если в классе, где учится ребенок, принято оценивать успехи и место во внутренней иерархии не по тому, что человек умеет, а по тому, что он имеет, - надо обладать исключительной силой характера, чтобы сознательно отказаться от участия в этих гонках.

И все же от родителей зависит немало. Какое значение сами они придают тому, насколько соответствует их ребенок сложившимся вокруг него стандартам? Следят ли за тем, по каким признакам он выбирает друзей, - по их личным качествам или по близости к социально-экономической элите? Учат ли с мудрым спокойствием относиться к своему собственному положению, будь оно хуже или, наоборот, лучше, чем у большинства детей в классе? Или даже проще: способны ли они чему бы то ни было его учить, имеют ли ресурсы и каналы влияния на настроения и - уже вполне можно воспользоваться таким словом - взгляды сына или дочери?

Перед первым сентября мы купили сыну часы, просит совета молодая женщина. Муж сомневался, стоит ли, - когда мы были школьниками, это не поощрялось, учителя говорили, что ученик перестает следить за происходящим в классе, а только смотрит, сколько времени осталось до звонка. Но сын очень просил, и мы уступили. Часы хорошие, не дешевые, ходят прекрасно. И вдруг он заявляет, что часы не годятся, потому что у всех ребят в классе цифирки выскакивают, а у него стрелки. Какая-то девочка дразнит его, что у него часы бабушкины... К отцу боится приставать, а меня атакует. Целый месяц я сопротивлялась, а потом подумала: ну а что, из-за каких-то 50 тысяч он будет ходить в школу с плохим настроением? И сдалась... Теперь он просит какое-то японское волшебное яйцо, тоже говорит, что в классе есть у всех. Что делать?

За этой родительской капитуляцией просматривается второй план. Жалко мальчика, он расстраивается... А почему так невыносимо его жалко, что умная женщина готова совершить неблагоразумный поступок? Ведь помимо того, что старые часы вполне еще пригодны, - это подарок родителей. В них запечатлен их выбор, их вкус, частица их любви к сыну. Украшает ли мальчика пренебрежение их подарком? С другой стороны: если его третирует какая-то девочка, то чего он достигнет, уступив ее давлению? Поможет ли это ему вырасти и в собственных глазах, и в мнении других одноклассников? Мать все это понимает, но она не может справиться, так она говорит, с невыносимым душевным дискомфортом, в который ее повергает расстроенное лицо сына и его полные слез глаза. Откуда такая неадекватная реакция?

Мне кажется, все дело тут в том, что горькие жалобы сына упали на хорошо удобренную почву. По моим наблюдениям, нет сейчас родителей, не испытывающих жесточайшего чувства вины по отношению к своим детям. Им так мало перепадает материнского и отцовского внимания! У каждого из родителей свои личные заботы и проблемы плюс заботы и проблемы, касающиеся семьи и дома в целом, плюс отдельная пороховая бочка - отношения между ними, которые при солидном стаже брака редко бывают в наши дни безоблачными. Еще в "застойные" времена социологи, проводившие хронометраж дня работающей женщины, установили, что своему ребенку она уделяет в сутки 12,5 минуты. При этом она, сетуя на перегрузки, говорила: "Ребенок лежит целиком на мне", - поскольку у отца не набиралось и этого. Сейчас у меня нет объективных данных, чтобы говорить об уменьшении отмеченного лимита, но лучше не стало, это очевидно.

Деньги становятся универсальным средством развязки и в этой мучительной коллизии. Мотивы могут различаться. В одних случаях они врачуют душевные раны, причиняемые чувством вины. Солидно потратившись на ребенка, родители возвращают себе право сказать самим себе: "Мы сделали для него все, что могли", Нередко на первый план выдвигается другое бессознательное стремление: не обнаруживая в мальчиках и девочках достаточной привязанности и нежности к себе, мамы и папы, если называть вещи своими именами, пытаются купить их любовь.

Но трагедия в том, что ни деньги, ни великолепные игрушки, которые можно за них получить, - а детские игрушки постепенно заменяются игрушками для взрослых: компьютерами, акустической аппаратурой, мотороллерами и бог знает чем еще, - ничто не компенсирует душевной энергии, внимания, участия или даже хотя бы еще проще - искреннего интереса.

Ребенок этого не понимает. Лишь много лет спустя ему станет ясна безысходная драма его детства - и то, скорее всего, он придет к этому открытию не самостоятельно, а с помощью профессионалов, взявшихся освободить его от несовместимой с нормальной жизнью тяжести психических комплексов. Сейчас же он играет по тем правилам, которые навязаны семьей, - другие ему просто неведомы.

Весь его психический аппарат подготовлен природой к тому, чтобы развиваться, питаясь энергией родительской любви. Ввиду жесточайшего дефицита этой любви в ход идут суррогаты. Психика ребенка самонастраивается на существование в искусственном режиме, когда радость по поводу каких-нибудь побрякушек, подаренных ему, или даже просто отданных в его распоряжение денег функционально заменяет собою счастье, приносимое полнокровными эмоциональными контактами с любимыми и любящими его людьми. Возникает зависимость, полностью идентичная зависимости от наркотика. Разница лишь в том, что при наркомании вещества, приводящие психику в искомое состояние, поступают в организм извне, а при "мании" работают реагенты, продуцируемые самим организмом, - особые группы биологически активных веществ, гормонов. В остальном же все полностью совпадает. С такой же быстротой наступает привыкание, требующее постоянного увеличения дозы. Такой же мучительной, непереносимой становится реакция на лишение. И тоже впереди маячит роковая черта, за которой наступает своеобразное пресыщение, - истощенная психика теряет способность к эйфории, и новые дозы всего лишь предохраняют ее от полного разрушения.

Продолжение следует...

 


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: