18+

Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Запах денег

Где азартные игры - там преступность

Глава 4. Игры и игроки
2. В преисподней азарта (продолжение)

- Играют ли женщины?

- Часто они появляются в качестве спутниц, болеют за игроков, иногда те позволяют им сыграть, расплачиваются за проигрыш - все это не вполне серьезно. Но есть женщины, играющие по-настоящему, - у них свой бизнес, свои деньги, такие иногда привозят с собой и мужчин, составляющих их свиту. Роли меняются: женщина сама решает, что ей нужно для удовольствия, и сама за это платит. Это дамы с мужским складом ума и характера, не случайно же слово предприниматель, как, кстати, и слово игрок, не имеют производных женского рода... Но есть, наверное, и какие-то глубокие различия. Например, среди банкротов я не встречал ни одной женщины. Чем это объяснить, не знаю... Если же говорить об атмосфере казино, присутствие прекрасного пола необходимо, это вносит дополнительные краски в настроение. Бывает, что для привлечения клиентов мы используем определенный сорт женщин.

- Проституток, называя вещи своими именами?

- Ну, по их виду вы ни за что не скажете, кто они. Девушки, прекрасно воспитанные, умеющие себя вести. Их профессиональная жизнь - за пределами казино, нас она не интересует и не касается. Но когда они вдвоем с кавалером решают, где провести вечер, ей ничего не стоит подбросить ему мысль съездить поиграть, уговорить, раззадорить. Мы смотрим на это как на работу, которая должна быть оплачена, выдаем гонорар либо процент с вырученных денег.

- Служба в казино оплачивается, насколько мне известно, очень высоко. Это соответствует получаемым доходам, спору нет. А оправдано ли такое большое вознаграждение, если оценить характер работы?

- Могу вас заверить - это тяжелейший труд, прийти в себя, восстановиться после него - целая проблема. Видимо, в этих стенах аккумулируются массы нехорошей, черной энергии, которая тебя подрывает. Это надо почувствовать самому, описать сложно... Освоить обязанности, скажем, дилера - очень просто. Но работать дано далеко не всем. Нужно иметь какую-то особую психику, особую внутреннюю защиту - не реагировать на взрывы страстей, на оскорбления. Если ты про себя взрываешься и только сохраняешь лицо - надолго сил не хватит, эта работа тебя перемелет. Подряд, один за другим, идут тяжелейшие психологические поединки. И знаете, есть вещи, которые мне до сих пор трудно объяснить даже себе самому. Ну, например: если игрок спокоен и дилер спокоен, игра идет примерно 50 на 50. То один выигрывает, то другой. Клиент начинает волноваться - тут же и проигрывает. Клиент остается спокоен, но давит, психологически угнетает дилера, и тот поддается - начинает проигрывать дилер. Почему это так? Дело же не Б том, что в ярости проигрывающий ошибается, делает неточные ходы: карты как лежали в колоде, так и лежат. Почему и как психологическое состояние влияет на ход игры, совершенно непонятно. Но - влияет, проверено тысячу раз!

- Я слышал, что казино подвергаются настоящим набегам шулеров, мошенников. Это правда?

- Еще какая! Существуют целые команды, специализирующиеся на различных махинациях, причем входят в них и мужчины, и женщины. Их профессиональный уровень не выше, чем у "наперсточников" в подземном переходе, но они могут "раздеть" казино буквально догола. Вид имеют исключительно респектабельный, вы ни за что не заподозрите, что перед вами аферист! К примеру, делают подставку: рулетка крутится, шарик бегает, все внимание на него, кто-то из членов команды какими-нибудь действиями добавляет напряжения. А в ту самую секунду, когда шарик останавливается, другой незаметно ставит фишку на нужное место. Засечь это чрезвычайно трудно, требуется специальная техника наблюдения. Мы сталкивались с этим несколько раз... Или при игре в покер: пользуясь особой системой сигналов, члены команды переносят со стола на стол нужную карту. Когда это раскрылось, мы ввели такой порядок - за каждым столом используются карты с рубашками своего особого рисунка.

В принципе это обычные сложности игорного бизнеса. Во всем мире махинаторы используют те же приемы и так же ведется с ними борьба. Но есть одно существенное отличие: на Западе казино, если закон признает за ними право на жизнь, охраняются государством. Если где-то поймали шулера, его лицо становится известно всем, к карьера на этом кончается - его отныне на порог не пустят ни в одном игорном доме. У нас этого нет. Я, правда, завел у себя альбом с фотографиями мошенников, и в какой-то степени это нас выручало. Но это такая робкая, кустарная полумера...

Напоследок я спросил у Сергея, как видится ему дальнейшая судьба. Считает ли он, что нашел себя в игорном бизнесе, или постарается в дальнейшем держаться от него подальше? В любом случае, ответил Сергей, годы, проведенные в казино, не пропали даром. Он оказался у истоков нового дела, прошел все стадии его организации - и это всегда останется при нем. Он сделал огромный шаг вперед в понимании людей, стал лучше разбираться в самом себе, оценил свои истинные возможности.

Останется Сергей в игорном бизнесе или уйдет из него, зависит, оказывается, от того, как сложится конъюнктура. Нет, речь не о популярности и, следовательно, доходности заведений типа казино. На этот счет нет никаких сомнений - клиентура долго еще будет расширяться, обеспечивая полноводность денежного потока. Вопрос в другом: какую позицию займет государство? Согласится ли принять игорные дома под свое крыло, хотя бы ради бешеных прибылей, в которых будет в этом случае иметь свою долю? Или побрезгует?

Не могу передать, как я был удивлен, услышав такое. Мне всегда казалось, что золотой сон для любого предпринимателя - убежать как можно дальше от государства, не иметь с ним никаких дел. Но потом я понял, в чем тут дело. Партнерство с государством не самоцель, а гарантия подлинной безопасности, солидной репутации, утверждающейся культуры.

Пытаюсь представить себя крупным государственным чиновником, которому принесли на рассмотрение проект создания полугосударственного казино (а он реально существует, такой проект, не уточнен пока только состав инициаторов, готовых взяться за его пробивание). Прежде чем вникнуть, в частности, в механику сотрудничества, я должен буду, очевидно, определить свое принципиальное отношение к азартным играм. Мы их поощряем? Или только вынужденно миримся с тем, что они существуют? А может быть, даже мириться не имеем морального права, а обязаны наконец-то спохватиться и сказать свое веское слово?

Это совсем не такая простая проблема, как может показаться. Только что мы с вами совершили "экскурсию" в казино. В изложении нашего гида все выглядело достаточно спокойно - так ведь он давно к этому привык, он говорил о своей работе. А свежему человеку от его рассказа вполне могло стать не по себе. Страшное место! Даже Сергей назвал заядлых игроков больными людьми, подчеркнул, что заболеть может каждый - достаточно раза два окунуться в эту атмосферу. И он же признался, что именно на этих больных людях казино строит свое благополучие! Отрабатываются, отшлифовываются приемы завлечения новых клиентов, превращения их в больных. Сегодня десять - завтра сто. Изломанные судьбы, исковерканные души - вот "продукт" деятельности этого заведения!

А деньги, которые оно аккумулирует? По какому принципу они, иногда по нескольку раз за вечер, переходят из рук в руки? Есть понятие, которого никто не отменял: честно добытые деньги. По социалистическим ли правилам, по капиталистическим - неважно, но если я говорю: мои деньги, то подразумеваю под этим не только факт, что они лежат у меня в кармане, но и свое право их иметь. Я работал и получил их за труд. Или это процент с капитала, положенного мною в банк. Или часть прибыли предприятия, чьи акции мне принадлежат. Может быть по-другому: я получил их в дар или в наследство, тогда мое право обуславливается родственными или дружескими связями с бывшим обладателем этих денег, что тоже вполне логично.

А выигрыш в рулетку, да и в любую другую азартную игру? Даже если все делалось по правилам, без "подставок" или иных жульнических фокусов, трудно, согласитесь, назвать этот способ добывания денег честным. Сергея занимает судьба банкротов - судьба действительно жалкая - разориться, обнищать, потерять вместе с деньгами свое достоинство. Но я сейчас задумался над участью счастливых игроков - тех, к кому переходит денежная собственность банкротов. Почему, на каком основании такой человек называет эти деньги своими? Только потому, что в нужный момент к нему пришла та, а не другая карта? Если на этом и основано право, то уж очень какое-то зыбкое, двусмысленное. Я заметал: проигрыши редко фигурируют в разговорах, - и понятно, люди стыдятся своей слабости, боятся встретить неодобрение. Но так же редко обсуждаются и выигрыши. Не помню, чтобы в мемуарной литературе мне встречалось что-нибудь вроде следующего: наше поместье было выиграно дедом в карты у "соседа", - хотя случаев таких в прошлом веке было немало и такой переход собственности от владельца к владельцу рассматривался как вполне законный. Потомки, однако, предпочитали об этом поскорее забыть.

Где азартные игры - там преступность. Еще один убийственный аргумент. Когда нам, жившим за "железным занавесом", рассказывали, что игорный бизнес в Штатах контролируют гангстерские кланы, мы считали это само собой разумеющимся. Родство душ! Мне показалось вполне закономерным, что именно криминальный мир раньше всех заметил появление игорных домов и первым снял пробу с предложенных ими развлечений. В психологии преступника есть много предрасполагающего к тому, чтобы именно клином азартной игры выбивать клин повседневных стрессов. Страсть к игре толкает на преступление и добропорядочных граждан, до этой минуты ни в чем дурном не замеченных. Да что говорить! Когда деньги так быстро и в таких масштабах, по велению случая, меняют хозяев, невозможно четко провести водораздел между чистой игрой и обманом, законным и преступным действием.

Зло, заключенное в деньгах, о котором говорил Толстой, в игорном доме как бы материализуется в десятках уродливых, угрожающих ситуаций. Следовательно, если большой начальник, на место которого я пытаюсь себя поставить, не только смахнет со стола проект сотрудничества государственных структур с игорным бизнесом, но и выступит за его запрещение, в самых серьезных доводах недостатка у него не будет. Он выступит в роли борца с пороком и наверняка встретит широкую общественную поддержку. К тому же он сможет сослаться на пример многих стран - тех самых цивилизованных стран, которые с недавних пор мы стали брать себе за образец, - где игорный бизнес запрещен законом, а подпольная деятельность такого рода строго карается.

Продолжение следует...

 


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: