Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

25 - 27 декабря 2013 года

25 декабря, среда. Утром мой таджикский помощник разгрузил машину с книгами и сложил в коридоре. Только путинский грант дал мне возможность печатать мои Дневники, а не просто проживать деньги. Весь день сидел дома, слушал радио, а главное, читал книжку Наташи Киселевой «Ключ от Берендеева царства». Собственно, эта книжка, как и у меня о Валентине, о ее умершем муже, известном скульпторе по дереву Вячеславе Почечуеве. Сделано это не только с мастерством и любовью, но и с определенной беллетристической изощренностью — читать интересно. Наташа написала и биографию мужа, вернее, вписала в свой текст. 

Я в своей памяти держу фамилии знаменитых ваятелей, занимавшихся деревом: это Эрзья и Коненков — видимо, из этой мощной когорты и муж Наташи. В качестве опознавательных знаков для публики: памятник кинорежиссеру Птушко его работы стоит на Новодевичьем кладбище, «машину времени» у Гайдая в фильме «Иван Васильевич меняет профессию» сконструировал этот волшебник. 

Александр Птушко

Перед сном взялся за «Российскую газету», чтение которой я запустил, — а это официальный фон нашей жизни. О большом и «существенном» не пишу — об этом напишет энциклопедия, моя задача — нравы. Старший госинспектор ГИБДД Михаил Терехов сел в два часа ночи в дорогой Mercedes E-класса и на Новом Арбате не пропустил правительственную машину. Авария, составили протокол, даже два. Один — не пропустил машину, имеющую приоритет, и — отказался от медосвидетельствования. Госинспектор работал в хлебном управлении техосмотра и регистрационно-экзаменационных работ. Я не спрашиваю, откуда у инспектора дорогая машина. Но вот, что случилось дальше. Терехов был мгновенно из органов уволен, но вдруг все сведения об этой аварии зависли… Дело в том, что министр Колокольцев пообещал, что в случае чего-то подобного будут увольняться и непосредственные начальники. Так как же будет теперь? Полетят ли головы командиров, у которых такие веселые подчиненные?

В этом же номере газеты Алена Карась написала о новом спектакле Галины Волчек, народной артистки и дочери гениального кинооператора. В ролях только двое — Лия Ахеджакова и Валентин Гафт. Волчек отмечает юбилей, как и Татьяна Доронина. Обе поставили по спектаклю. Не сравниваю, хотя спектакль на два модных актера уже остался в прошлом, не модно. 

Статьи у Алены Карась, как обычно, ни стилистически, ни мыслительно неинтересные, но вот, что я заметил: Аленушка всегда готова пойти в «Современник», к А. Калягину, к О. П. Табакову, но никогда не напишет о МХАТе им. Горького. Она всегда готова поддержать фрондирующего против власти актера, но никогда — просто хорошего. Комментировать мою инвективу можно и с националистической точки зрения, и с профессиональной. 

Еще одна, замыкающая новость культуры. Не знаю, как ее подать, одно, как бывает в диалектике, цепляет за другое. Я уже писал, что Максима Лаврентьева после его некоторых заметок в газете убрали буквально в один день из «Литературной России». По этому поводу мне звонил его бывший главный редактор. Я, естественно, задумавшись, высчитал всю многоходовку. Но Максим лишился трибуны, поэтому ему ничего не оставалось, как рассылать свои стихи по знакомым. Совсем недавно он прислал мне занятный стишок, но я даже в своем Дневнике не рискнул его напечатать, пока не получил соответствующую ссылку. 

«Роскомнадзор составил список слов, абсолютно недопустимых в СМИ — как печатных, так и электронных. За их употребление СМИ будут получать официальное предупреждение. Прочие бранные выражения допустимы, в прессе и на сайтах — с возрастным ограничением “16+”, на радио и телевидении — после 21.00. Подробности лингвистической политики “Известиям” разъяснили в Роскомнадзоре. 

В распоряжении “Известий” есть ответ Института Русского языка РАН на запрос надзорного ведомства. 

“Среди специалистов господствует представление, согласно которому к нецензурным словам и выражениям относятся три общеизвестных матерных слова и слово… (в документе термин на букву «б» приведен полностью. — «Известия»), а также слова, образованные от данных четырех слов, и выражения, содержащие нецензурные слова». Далее эксперты-языковеды отмечают, что «не относятся к нецензурным словам и выражениям неприличные и грубо-
просторечные слова (как, например, слово ж…а (термин также приведен полностью. — «Известия»)) и содержащие их выражения”. 

В одном из документов Роскомнадзора список нецензурных слов разъяснен более точно. “Нецензурное обозначение мужского полового органа, нецензурное обозначение женского полового органа, нецензурное обозначение процесса совокупления и нецензурное обозначение женщины распутного поведения, а также все образованные от этих слов языковые единицы”». 

Соломки подстелил, теперь письмо и стих Максима. 

«Сергей Николаевич! 24 декабря Роскомнадзор разъяснил СМИ, что им запрещено пользоваться словами на «х», «п», «е» и «б». Это значит, что слово, например, «мудак» использовать разрешается. 

На эту тему я написал следующий стишок:

Я дни свои влачил печально. 

И вот явилась благодать —

отныне мудака печатно

могу я мудаком назвать. 

А стало быть, кто изначально

мудачил втихаря, тайком,

уже тому официально

разрешено быть мудаком…

25 декабря 2013».

26 декабря, четверг. В три часа Ученый совет — значит, день как рабочий пошел насмарку. Еще до совета узнал новость — БНТ за серию своих работ о Тютчеве и Толстом дали Госпремию Правительства России — 1 млн, это уж мне по доброй воле сообщил Ашот в смс-ке. Зависти никакой нет, счет в наше время ведется не на премии, а на следы в общественном сознании. Восхищает ловкость и напористость. «Паскаль» написан 45 лет назад! У меня в мое время и мысли не возникло, что за «Имитатора», который прочла вся страна, мне могли что-либо дать, да и сейчас у меня нет времени, чтобы составить бумаги и отправить свои книги в какой-нибудь комитет. Время, конечно, покажет, но, в принципе, рад. Весь список не видел, но говорят, что будто вся премия на этот раз смонтирована по начальственному признаку. Если мы у миски, то станем есть с аппетитом. 

Во вступительном слове БНТ счел необходимым сказать, что проведенный юбилей Института подтвердил наш высокий статус, потому что поздравления прислали все первые лица государства. Это — да. Вот что было глубоко и интересно — это уже индивидуальное видение. Я два раза выступал, первый раз по поводу тем наших кандидатских диссертаций, которые мы порой утверждаем в «разном». Это и мои накопленные впечатления, и недавний разговор с Владиславом Прониным. Он рассказывал, как у них в совете проходила защита диссертации одной девочки из нашего Института. Тема по третьестепенной английской писательнице, пишущей фэнтези. По мнению — очень точному и справедливому — В. А. : фэнтези это некий литературный «пазл», конструктор «лего». Сегодня вставим принца на коне, а завтра — злого волшебника. 

Второй раз я выступал по поводу теперь уже Высших литературных курсов — здесь тоже был отчет. Стало ясно, что это уже не та структура, в которой проходила варка первостепенных, отобранных по всей стране талантов от Астафьева и Проскурина до Друцэ и Айтматова. Теперь это тихий уголок, где за свои деньги, обеспеченные люди, а часто дедушки и бабушки повторяют свои студенческие годы. Собственно, этот статус совершенно справедливо определила Оксана Павловна, которая лучше всех об этом знает. Миф о когда-то знаменитых курсах, выводящих в будущее, закончился. 

Несколько дней назад мне позвонил актер Алексей Ярмилко. Я его знаю еще с той поры, когда Театр им. Рубена Симонова показывал какую-то пьесу про императора Павла у нас в Институте. Был в этой компании блестящий молодой актер Вася Мичков. Ждал все время его крупной премьеры, всенародной славы — ушел, кажется, в какой-то в искусстве бизнес. Так вот, Леша пригласил меня на новый спектакль в театр. Честно говоря, ничего особенного от театра не ожидал, но купился на слово «Варфоломеевская…»

В Москве плюсовая температура, шел по Арбату, все магазины сияют, на всех витринах афишки со скидками. Кажется, что все магазины торгуют в убыток себе. 

Оказалось не «ночь», а «жесть». Купился я и на Лешино признание, что он играет адмирала Колиньи. Эпоху и все окружение Марии Медичи я немножко знал. Подводной темой Лешиного звонка оказалась тревога за театр: специалист по демонтажу культурного пространства Москвы господин Капков, кажется, приготовился к прыжку. 

Аппетит этого людоеда беспределен. 

Довольно скоро выяснилось, что спектакль не совсем про Варфоломеевскую ночь. Королева Марго ходит в модных с прорезями джинсах, у доброго короля Анри Четвертого на богатырском плече вытатуировано латиницей «Наварра», а Колиньи въезжает в покои короля на современной инвалидной коляске. Модернизм блистал. Но тут же стало понятно, что это спектакль далеко не про оттенки веры и борьбу Гизов и Валуа, а, скорее, про сегодняшний заговор о взятии власти. Все дышало смыслами, и каждый мог вместо короля подставить кого-нибудь из сегодняшних вождей. В какой-то момент вдруг пролетел намек просто на сегодняшние, на некоторых дев, которые в соборе Парижской Богоматери вдруг запели: «Господи, Марию Медичи прогони». Несмотря на почти открытую публицистику, все это смотрелось с увлечением. В конце три или четыре десятка зрителей устроили актерам овацию. Для меня удивительным были дисциплина труппы и наполненность актеров, никакой халтуры. 

Шел домой по Гоголевскому бульвару. Все деревья обмотаны электрическими гирляндами, народу почти никакого, красота невиданная. 

Но вот опять незадача, я недаром много раз писал, что я раб двойных событий. Совершенно забыл, что поставил на запись передачу о тайнах семьи Медичи, которая шла сегодня. Один брат отравил вместе с женой другого брата, чтобы стать Великим Герцогом. Об этом прежде шли глухие намеки, вскрыли могилы, доказали. Но как шагает прогресс: Литвиненко отравили изотопами, кажется, полония. 

27 декабря, пятница. Я всегда подвергал сомнению необходимость наличия в нашей Думе большого количества «специалистов»: спортсменов, артистов, фигуристов. Но! Кто и когда защищал спорт? Кто из артистов боролся за театр, нужный зрителю? А певец хоть раз поднял голос за исчезновение с экранов телевидения русской народной песни? Однако устойчивое мое мнение о том, что в Думе должны работать профессионалы, а не любители искусств и спорта, пиарящих себя, поколебала оперная певица Мария Максакова, внучка звезды Большого и дочь знаменитой драматической актрисы. На собрании либерального крыла «Единой России» в Президент-отеле она заговорила об обструкции, которой стали подвергаться наши российские оперные певцы за рубежом. С ними часто перестали заключать контракты, и даже очень известные «звезды» иногда, проходя от машины до подъезда театра, слышат оскорбительные выкрики в адрес нашей страны. Вот прямая речь:

«Музыканты, которые сейчас находятся в Европе, поют в разных театрах мира, наши замечательные коллеги испытывают большие сложности дискриминационного характера, потому что их выбрасывают из составов спектаклей, они вылетают из оркестров. Это делается с теми людьми, которые не могут особенно за себя постоять, они просто теряют эту работу. Наше государство тратит не очень существенную сумму на культуру, при этом закон о меценатской деятельности буксует, как вы знаете. Мы будем сражаться за него, но пока это так. И мне бы очень не хотелось, чтобы мои коллеги, которые смогли сделать какую-то карьеру на Западе, ее теряли по этому досадному недоразумению». 

Дальше певица объясняет причины такого положения очень неловкими формулировками русского «антигейского» закона:

«Максакова выразила сомнение, что термин “нетрадиционная” вообще имеет право на существование. Ей, как матери двоих детей, неважно, традиционно или нет будет “вводиться в соблазны” ее ребенок. 

Любая вредоносная информация сексуального характера в отношении несовершеннолетнего недопустима. Мы потом ходим разъясняем: “У нас это не дискриминация, мы вот только в отношении детей”. Этого никто не слышит! Потому что все читают первую строчку этого закона…” — заявила Максакова. Депутат предложила изъять из закона слово “нетрадиционный”, трактуя шире понятие пропаганды сексуальных отношений среди детей». 

Весь день слонялся по дому, дописывал Дневник, читал, убирался в комнатах. Недавно звонил Саша Мамай, мой приятель из Мурманска, он летит на Новый год на отдых в Мексику и на день остановится в Москве. К приезду гостя сварил суп с мясом и овощами, даже что-то вроде мясной солянки, и сварил картошки. Приехал Саша со своим приятелем Юрой все-таки довольно рано, не в самую ночь, и мы еще успели потереть наше время и историю. Саша, который всегда жил интенсивной внутренней жизнью, сейчас увлекся «параисторией» — внеземными цивилизациями, пришельцами, возрастом нашей цивилизации. Говорили о Южной Америке, о строительстве инков в Куско, о Мачу-Пикчу, о памятниках Мексики, о пирамидах вообще и пирамидах Египта. Мне Саша привез в подарок уникальную, составленную из писем его родителей, книгу. Кажется, это очень интересно. 

40

Комментарии

Пока никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: