Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

А часы тикают…

17 мая 2006, среда, день 1466

Прочёл сегодня заметку:

«Московское управление Федеральной налоговой службы разработало порядок автоматизированного отбора и мониторинга налогоплательщиков с низким уровнем зарплаты для выявления организаций, работающих по теневым схемам ее выплаты, говорится в сообщении управления.

К началу 2006 года УФНС по Москве выявило более 58,5 тыс. организаций, в которых заявленный для налогообложения уровень зарплаты сотрудников ниже величины установленного московским правительством прожиточного минимума в 4815 рублей.

В пресс-релизе подчёркивается, что в каждой четвертой такой организации зарплата работников ниже даже минимального размера оплаты труда, составляющего в настоящее время 1100 рублей. „С такими организациями будут разбираться правоохранительные органы и Инспекция труда города Москвы, так как здесь имеет место прямое нарушение трудового законодательства“, — отмечается в сообщении.

При этом организации с уровнем зарплаты сотрудников в диапазоне от 1100 до 4815 рублей будут находиться на постоянном контроле налоговых органов, предупредили в управлении. Как объясняют налоговики, под теневой, или серой, зарплатой они подразумевают, в частности, неофициальную „зарплату в конвертах“, а также страховые премии и аннуитеты, выплачиваемые через страховые компании: такие схемы позволяют организациям уходить от уплаты единого социального налога, страховых взносов на обязательное пенсионное страхование и налога на доходы физических лиц».

Любопытная заметка. Нужно будет её обсудить с Максимом Андреевичем Меньшиковым и нашим бухгалтером Еленой Борисовной.

Полдня провёл в университете, на факультете журналистики.

Полчаса ушло на ремонт моих любимых часов. Люблю старую мастерскую неподалёку от нашего факультета — на углу Суворовского бульвара (рядом с Театром Марка Розовского) и Большой Никитской (бывшая улица Герцена)… Там ремонтировали свои часы Р. Плятт, Ю. Никулин, С. Рихтер, Р. Нифонтова…

Два часовщика, преданных своей профессии. Их знали все в округе, и они знали многих. К сожалению, один из них, проработавший на этот месте почти двадцать лет, умер недавно от инфаркта. Ему не было и сорока лет. А часы в мастерской тикают.

На фирме подписывали вкладыши.

Дмитрий Юрьевич Митрофанов целый день занимался версией для подростков.

Жаль, что не было сегодня оплат из дальнего зарубежья.

Прислал письмо Евгений Ехилевский. Он дал очередной материал для публикации на сайте. Начал я читать — и не мог оторваться. Отлично пишет, молодец!

Конечно, по «ЭргоСОЛО» остаётся немало вопросов, требующих решения. Я себе их записываю, чтобы потом задать Максиму Андреевичу Меньшикову, Павлу Вячеславовичу Померанцеву, Дмитрию Юрьевичу Митрофанову… Так и хочется разразиться тирадой:

— Почему до сих пор не готово «МультиСОЛО»? Сколько мы ещё будем возиться с Линуксом? Когда доделаем все версии «восьмёрки»? До каких пор будет прозябать наш форум по «СОЛО на клавиатуре»? Где новые договора с нашими постоянными партнёрами? Где новые авторы для нашего сайта?

Сколько этих вопросов…

Вот для того, чтобы на них ответить, и нужно всем нам, а в первую очередь мне и Максиму Андреевичу Меньшикову, работать энергичнее, точнее — и помнить о контроле. Если я или он даём то или иное поручение, сотрудники должны его обязательно выполнить, и после первой просьбы. (Не люблю я слов требование, приказ, приказание.) Исполнительская дисциплина! У нас её пока нет.

Несколько человек сегодня звонили в офис и благодарили за интервью, помещённое в «Экстре-М». А три женщины просили их выслушать. Я соглашался, и они начинали по телефону читать мне свои стихи. Хорошие женщины. Одинокие женщины… Об уровне стихов говорить не буду.

Проверил почту.

«Добрый день, Владимир Владимирович! Пишет Вам ваш солист Алексеев Александр.

Хочу сказать Вам большое спасибо за положительную эмоцию и радостное настроение всей программы. Это тот случай, когда пользуешься и радуешься одновременно. Я рад сообщить, что мне Ваша работа очень нравится, и более того, я сам хочу в ней поучаствовать. Поэтому позвольте перейти от похвалы (заслуженной) к делу (важному).

Жаль, что программу ломают. Может, я смогу помочь: сделать её „неломаемой“. По профессии я специалист именно по ЗАЩИТЕ ИНФОРМАЦИИ. Могу посоветовать или даже написать программный код, который поможет Вам защитить программу от взлома.

Ввиду того, что сейчас я пишу диплом, есть время подумать над моим предложением, и если возникнет желание и возможность, с радостью получу ответ».

Любопытное предложение.

Другое письмо — на другую тему.

«Уважаемый Владимир Владимирович!

Вспоминаю, как этой зимой заходил к Вам и был сильно удивлен настойчивой просьбе Вас и Ваших сотрудников назвать себя не просто по имени, а еще и по отчеству. В конце концов, не моё ли это право — выбора того, как меня следует называть?!

Сегодня прочел статью о Вас в „Экстра-М“ за 13 мая. В ней Вы отмечаете, что называть друг друга по имени и отчеству — элемент Вашего стиля.

Так в чём же преимущество такого обращения? Если в обращении к клиенту это ещё более-менее понятно, то почему Вы считаете это столь важным среди своих сотрудников? Всё-таки это уже коллектив не совсем чужих людей — почему же не называть друг друга по имени, если на это есть согласие с обеих сторон?

С уважением, Лобанов Валерий».

Вот такие письма пришли сегодня.

Конечно, я вспомнил беседу с руководством журнала «Бильд» и как они предложили нам написать материал, а мы не сделали. Зря. И, конечно, я порадовался за наш коллектив, нашу фирму и за наших замечательных учеников.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. В очередной раз подумал, не сделать ли нам интернет-копилку. Кто знает: если мы её откроем, вдруг найдутся люди, которые захотят нам помогать?

«Сознательная дисциплина — разве это не есть истинная свобода?» Н. К. Рерих

384

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: