Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Какие скучные геи

14 апреля 2014 года, понедельник, день 3827

Встал рано.

Позвонил Максиму Андреевичу Меньшикову. Оказывается, он давно проснулся и стесняется меня будить.

Посмотрел на часы. Вроде на завтрак успеваем: он в гостинице до половины десятого.

Вместе с Максимом Андреевичем спустились в кафе и обильно, сверхобильно позавтракали.

Такое ощущение, что я не ел дня три. Просто накинулся на еду.

Разнообразие блюд – до сорока названий. Ешь, бери – не хочу. Заканчивается - подкладывают, доносят, хватает всем и всего. Есть блюда для диабетиков и вегетарианцев. Их, конечно, меньше, чем для обычных мясоедиков, но они есть.

Ели, к сожалению, торопливо.

Почему?

А в десять часов за нами должен был заехать Владимир Феодосьевич Ведрашко.

Еда едой, но заставлять его нас ждать было бы неприлично.

Владимир Феодосьевич Ведрашко

Ровно в десять мы вышли из дверей отеля и увидели машину Владимира Феодосьевича.

На его «Октавии» мы сделали более сорока километров по Праге. Он показывал нам новые районы, старые районы, телецентр, водокачку.

Большое впечатление на нас произвёл памятник Францу Кафке. Весьма любопытная работа. Непривычно смотрится и запоминается. Читается мысль, лучше начинаешь понимать писателя. Есть у скульптора своё восприятие не только облика Кафки, но и его творчества.

Владимир Феодосьевич показал нам табличку на месте, где в 1968 году были ни за что убиты два парня пятнадцати и семнадцати лет.

Тогда в Прагу вошли советские войска и без особого разбора палили по тем, кто вышел на улицы. Если бы эти парни выжили, сегодня им было бы за шестьдесят. 

Это жутко: одни молодые парни из Советского союза убивали других – тех, кто жил в Праге.

Вряд ли эти пражские мальчишки оказывали серьёзное сопротивление.

А может быть, они демонстрировали своё несогласие с вводом войск, ибо всё это казалось нереальным, несправедливым, нечестным.  И по юношескому экстремизму напоролись. Что осталось от них? Табличка.

Долго мы говорили на эти темы. Потом погуляли по главной улице и через два часа расстались.

Вернулись в гостиницу.  

Затем поговорили с двумя сотрудницами газет «Телеграф» и «Новости», Лилией Шпак и Александрой, забыл фамилию. Это газеты для живущих здесь русскоязычных людей: россиян, украинцев, белорусов. Общий тираж – четыре тысячи экземпляров.

Рассказал им, что мы создаём сообщество порядочных людей и приглашаем чехов принять в этом участие. Просил написать о нашем сайте в своих изданиях. Журналистки обещали посмотреть, подумать, обсудить это со своим руководством и тогда дать мне ответ. Посмотрим.

После мы продолжили знакомиться с Прагой. Сели в машину и поехали, куда глаза глядят. Побывали в замечательном ресторанчике, где вкусно поели, совместив обед с ужином.

Фото не очень удачное, но Меньшикова рассмотреть можно.

Заехали на вокзал. Он произвёл приятное впечатление. Народу немного, но мест сидячих всем не хватило, и некоторые сидели на полу.

Что поразило – вежливость таксистов, полицейских и железнодорожных служащих.

 Посмотрели на удивительный поезд – двухэтажная электричка, комфортная, приятная, с кондуктором, что для меня было непривычно.

Максим Андреевич помог мне найти два клуба гомосексуальной направленности. Побывал я там. Ничего интересного. В одном сидели пять человек и занимались онанизмом. Ну что на это смотреть? В другом, рассчитанном на двести человек, оказалось не больше двадцати, и у всех скучающие лица.

Мы заехали также в кафе для геев. Там встретили парня, прекрасно говорящего по-русски. Он рассказал нам, кто сюда ходит, как здесь себя ведут.

И тут в кафе ввалился парень, который начал приставать ко мне, а увидев Максима Андреевича Меньшикова – к нему. Еле от него отвязались. А он всё кричал: я вас хочу, я вас хочу. С этой фразой он кидался на нашу машину, когда мы пытались отъехать. Таких геев я видел и в Москве.

Сейчас первый час ночи, я в своём номере. Сегодня дважды звонил в офис – вроде там всё в порядке.

Сегодня я не стал будить Меньшикова и сам посмотрел, благо компьютер был  в номере, на фотографии новых учеников. Получил положительные эмоции.

  Ольга Николаевна Сатыбалова
  Наталья Васильевна Шалагинова
  Наталья Николаевна Березина
  Евгений Дмитриевич Леденёв
  Елена Александровна Батарева
  Юрий Викторович Козулин
  Валентина Валерьевна Голованова
  Рустам Равильевич Шагиахметов

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян.

P.S. Прага мне нравилась всё больше и больше. С каждым часом усиливалась моя любовь к этому городу. Город чистый, город доброжелательный, город открытый. Там ощущаешь себя в безопасности, хотя хулиганы наверняка есть.

И было мне безумно стыдно за СССР. За то, что мы – да-да, мы, я же был жителем СССР – в 1968 году ввели войска в Чехословакию.

Хорошо помню то время. Я работал в журнале «Журналист». Редактировал издание Егор Яковлев. За два месяца до ввода войск он опубликовал «Закон о печати Чехословакии». В ЦК КПСС в этом углядели вредительство, и Яковлева сняли с работы.

Конечно, в моём сердце болью отзываются те события – когда убивали ни в чём не повинных людей, безусых мальчишек, подростков. Да, там, где они были убиты, установлены таблички. Но каково было их родителям?

В Праге трудились Эйнштейн, Кафка и другие известные личности. Я вспомнил чешского писателя Павла Когоута, написавшего пьесу «Такая любовь», которую поставил в студенческом театре МГУ Ролан Быков. Главную роль в том спектакле играла Ия Савинова.    

Кто знает, может быть, убили не просто подростка, а будущего Эйнштейна, Кафку?

Даже если из тех подростков выросли бы просто дворники, делающие Прагу чище, – всё равно их безумно жаль.

«Чем человек умнее и добрее, тем больше он замечает добра в людях».

Блез Паскаль (1623-1662), французский религиозный философ, писатель, математик и физик

482

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: