Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Нас выбирают…

22 августа 2006 года, вторник, день 1564

Прочитал с утра заметку — и восхитился.

Самый старый человек из ныне живущих на земле, по крайней мере по версии Книги рекордов Гиннесса, Эмилиано Меркадо дель Торо отпраздновал в понедельник свой 115-й день рождения в Пуэрто-Рико, где он прожил большую часть своей жизни. Как сказал Меркадо, отвечая на традиционный вопрос о секрете долголетия, «я никогда не травил свой организм выпивкой». Кроме того, по его мнению, важна здоровая диета. Про курение Меркадо ничего не сказал, так как бросил эту привычку лишь 25 лет назад, прокурив более 76 лет.

Меркадо считают самым старым человеком на Западе. В развивающихся странах регулярно появляются люди, утверждающие, что они гораздо старше западных рекордсменов, однако, как правило, удовлетворяющих представителей Книги рекордов Гиннесcа свидетельств они оказываются не в состоянии представить.

Дважды прочёл я эту заметку и подумал: а не бросить ли мне курить? Нужно! Может быть, начать писать книгу о вреде курения — и в процессе её создания бросить курить, этим и закончить книгу?..

С Дмитрием Юрьевичем Митрофановым продолжал работать над дизайном для девятой версии.

Потом вместе с Максимом Андреевичем Меньшиковым поехал встречаться с Николаем Васильевичем Куликовым в мэрию Москвы, а оттуда отправился к Александру Алексеевичу Вильдяеву, начальнику службы безопасности Московского метрополитена.

Проговорили с ним около часа о проблемах метро. Я попытался получить у него совет по своим проблемам — и совет получил.

Отвезли монитор (мой, старый) на фирму.

Работа у нас на Сущёвском Валу, 64 шла нормально. Было много покупателей дисков, разрывались телефоны, проходило очередное тестирование версии «СОЛО» под Линукс, обновлялся форум — и у всех было хорошее настроение.

Около одиннадцати вечера я вернулся домой.

Оказывается, ещё вчера по электронной почте пришло письмо, которое смог я прочесть лишь сегодня. Вот оно.

Дорогие создатели «СОЛО»!

Я долго сомневалась, есть ли смысл сообщать вам свое мнение. Мало того: я и сейчас считаю, что это бесполезно, но все же решила написать. Дело в том, что чем дольше я занимаюсь, тем чаще ловлю себя на нежелании продолжать занятия. И виной тому вовсе не трудности и не мои ошибки, с которыми я вполне могу справиться. Нет, люди добрые: речь о текстах, которые я вынуждена набирать. Они не то чтобы бесят, но подбешивают. Разве русский язык настолько беден, и нельзя было придумать что-либо более увлекательное или хотя бы нейтральное?

Впрочем, это я так, поскольку тексты не случайны, а с вашей командой в принципе все ясно. Пожалуйста, не раздражайтесь (цитата); я попробую объяснить. Но думаю, вам и так понятно, что имеется в виду.

Сейчас я заканчиваю 7-й десяток упражнений, но почему-то до сих пор вынуждена периодически любоваться табличкой с ехидным вопросом «лицензированный ли я солист?» Господа, это чересчур! До 40-го задания — да, я понимаю. Но теперь? Сколько раз я должна оплатить «СОЛО», чтобы считаться лицензированной?

Далее. Решив приобрести программу, я оплатила ее с помощью СМС. Так уж получилось, что почти одновременно со мной, днем раньше, это сделал мой сын. И вскоре нам обоим от вас позвонили, чтобы сообщить: есть подозрение, что с вашего счета снято меньше денег, чем положено. В первый момент я растерялась. И мне самой, и многим моим знакомым не раз доводилось отправлять СМС на различные короткие номера, и до сих пор никто из получателей не жаловался, что ему недоплатили. Оговорюсь сразу (можете не верить, но я стараюсь не обманывать вообще, а по пустякам — особенно), что я не утруждаю себя тем, чтобы после каждого звонка или СМС проверять баланс. Мне вполне хватает предупреждений от «Билайн», что на счете осталось меньше 10, 3 или одного доллара. Что касается сына-балбеса, то он вообще спохватывается, лишь когда деньги совсем закончились.

Так вот, растерянность моя испарилась, когда сын сказал, что ему поступил такой же звонок. Это показалось мне очень странным. Две одинаковых случайности подряд — это уже закономерность. Но недоумение тоже быстро прошло, поскольку дальше начались те самые тексты, пытающиеся давить на мозги. И все встало на свои места.

Господа, ну зачем вы так? Я абсолютно убеждена, что «добрые и талантливые люди, сделавшие хорошую программу» (которая, кстати сказать, прекрасно защищена от несанкционированного пользования и распространения), в силах учесть и упорядочить все платежи. К чему эти назойливые и унылые призывы к моей якобы нечистой и дремлющей совести? Как-то это не очень красиво, господа.

Я не чувствую перед вами никакой вины, и вызвать это чувство в данной ситуации — утопия. Увы, миссия невыполнима. Да, я не знаю, сколько денег у меня сняли после того СМС. Но, отправляя его, я выразила готовность полностью оплатить сумму, в которую вы оценили свой скорбный труд. И даже если с моего счета действительно списали менее 150 рублей, теперь я убеждена, что это сделано умышленно. Так что моя совесть чиста. О состоянии вашей предоставляю судить вам самим.

Позвольте выразить еще одно «фэ». Если человек решил освоить слепой набор, мне кажется, он вправе рассчитывать, что его не станут попутно учить жизни. Смею утверждать, что большинство людей испытывает чувство протеста, когда им упорно пытаются что-то внушить и навязать свою точку зрения. Если вы именно таким способом вербуете себе соратников — что ж, это ваш выбор. На мой взгляд, тактика спорная и малоэффективная. Если вы предпочитаете методы и приемы сетевого маркетинга, давно осточертевшие мирному обывателю, — дело ваше, примите мои соболезнования. А мне лично призывы помочь «хорошим людям», повторяющиеся с упорством, достойным лучшего применения, напоминают нечто другое. А именно: «мы сами люди не местные, поможите, чем можете!» Уж извините, но ассоциации — вещь неконтролируемая.

Курс программы я все равно закончу, хоть и безо всякого удовольствия. Ей-богу, куда лучше было бы, если б вы сделали ее вдвое дороже, оставили свои «еврейские» штучки и позволили обучающимся набирать, допустим, стихи. Или еще что-нибудь приятное.

Вот и все, что хотелось сказать. Я не жду ответа и писать вам больше ни в коем случае не буду. Подчеркиваю: ни в коем случае. Желаю успехов!

С жалкими остатками уважения, Воробьева Марина Дмитриевна.

Прочёл я это письмо и крепко задумался. А потом сел и написал Марине Дмитриевне ответ. Такой.

Уважаемая Марина Дмитриевна!

Я к Вам отношусь действительно с уважением, а не с «жалкими остатками уважения» — так Вы подписали своё письмо. И самое приятное для меня в Вашем письме — сообщение, что курс программы Вы всё равно пройдёте. Хоть (цитирую Вас) «и безо всякого удовольствия».

Больше всего меня поразила в Вашем письме фраза: «Ей-богу, куда лучше было бы, если б вы сделали её вдвое дороже, оставили свои „еврейские“ штучки и позволили обучающимся набирать, допустим, стихи».

Никаких «еврейских штучек» не было и нет. Я люблю еврейские анекдоты, но воспринимаю подобные фразы с неприязнью. На мой взгляд, в них есть неприличный душок. И дело не в том, что меня как армянина любое «национальное» упоминание задевает. Просто я всегда считаю, что у нас самые лучшие ученики: добрые, талантливые, человеколюбивые, воспитанные и интеллигентные.

Теперь по поводу ситуации с СМС. Мы долго налаживали систему, чтобы нашу программу могли оплачивать, посылая эсэмэски. Дело это оказалось сложным, трудоёмким, не очень нам выгодным. Половину суммы, которую перечисляет нам ученик, забирает себе телефонный оператор.

Мы только-только начали отлаживать эту систему, поэтому возникало много неразберихи. То некоторые пошлют две эсэмэски вместо одной, то не по тому номеру (ошиблись при наборе, а деньги с них снимаются), то отошлют, а эсэмэска не доходит: плохо работает телефонный оператор. Вы ведь посылали с «Билайна», а 4 августа, когда Вы отсылали эсэмэску, с «Билайна» мы не имели возможности получить денег. Подключение «Билайна» состоялось лишь в начале сентября.

Почему я Вам об этом так подробно пишу? Для того чтобы Вы поняли наши сложности. Хотя зачем они Вам? Я как руководитель фирмы просил своих сотрудников обязательно звонить всем, кто оплачивает эсэмэской, чтобы ответить на вопросы и разрешить те или иные спорные ситуации.

Теперь по поводу выскакивающих окошек о лицензионности.

Согласен, что после 40-го задания, когда выскакивают эти окошки, они могут раздражать учеников. Но скажите, Марина Дмитриевна, как нам быть, если 80 процентов тех, кто занимается по «СОЛО», используют пиратские копии, по которым можно продолжать обучение, не оплатив, и после 40-го задания? И таких, к сожалению, как Вы видите, в процентном соотношении больше. Вы входите в 20 процентов. Вот поэтому мы и оставили это окошко. И знаете, Марина Дмитриевна, срабатывает. Некоторые ученики, мы называем их солистами, пройдя программу, становятся лицензионными пользователями, оплачивают. Спасибо им.

Я не знаю, Марина Дмитриевна, кто Вы по профессии, должности и близки ли к предпринимательству. Но производить и продавать программное обеспечение в нашей стране — дело очень рискованное. Мы привыкли воровать. А мне как руководителю необходимо иметь деньги — для оплаты сотрудников, аренды, приобретения техники и разработку новых версий «СОЛО на клавиатуре». Вот поэтому мы и оставили эти слова о лицензионности в нашей программе.

Теперь о текстах, которые Вас раздражают. Тут, наверное, Вы правы. Вам тексты, которые я придумал, не подходят. Таких людей, как Вы, меньшинство — два-три процента из числа проходящих программу. В своё время у меня была идея сделать разные варианты программы: отдельно для школьников и студентов, домохозяек и предпринимателей, банковских работников и пенсионеров, а также для тех, кто хотел бы обойтись без моих текстов и проходить программу с нейтральными словами и предложениями. Но такой возможности, к сожалению, нет. Мы вынуждены были сделать не унифицированную программу, а курс для всех. И поэтому для меня не новость, что два-три процента раздражаются, набирая придуманные нами тексты.

Но если тексты раздражают, как вступительные, так и учебные, то ведь можно от программы отказаться и после 40-го задания не становиться лицензионными учениками, обратиться к другим курсам — как платным, так и бесплатным. Их в Интернете много. Там нет вступительных объяснений, там другие задания по набору…

Вот, собственно, Марина Дмитриевна, и всё.

Вы живёте в Москве и взяли версию в Интернете. Зря. Лучше было использовать версию на диске. Она интереснее. Её легче проходить. Но она объёмная, и предлагать её скачивать в Интернете, учитывая плохую в техническом плане связь, — это безумство.

Как я понял, Вы зарегистрировались 4 августа, а к 21 августа прошли уже 70 заданий. Молодец. Надеюсь, что к моменту получения моего послания (хоть Вы и не высказали желания прочесть мой ответ) Вы благополучно прошли все сто уроков и теперь нормально набираете слепым десятипальцевым методом.

Согласитесь, Марина Дмитриевна, что это самое главное — результат.

Я желаю Вам самого доброго. Поклон Вашему сыну.

С надеждой на понимание,

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P.S. Марина Дмитриевна! С одной стороны, мне нравится принцип «Клиент всегда прав». Но на нашей фирме слово «клиент» запрещено. Мы используем другие слова: ученик, ученица, солист, солистка… И мы всегда думаем, что к нам обращаются те, кто нам, учителям, верит. Нас выбирают, а не мы выбираем. Никакого насилия тут нет.

Поэтому Ваш выбор — это Ваш выбор, а не наш.

Так и прошёл день. Насыщенный и довольно результативный. Мы всё-таки движемся вперёд.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P.S. Прошло много времени. Но М. Д. Воробьёва мне так и не ответила. И в базе зарегистрированных учеников мы её не нашли. Что ж, бывает и такое.

«Каждый слышит лишь то, что понимает». Иоганн Вольфганг Гёте

342

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: