Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Неизвестно когда или никогда

21—24 июля 2003, понедельник—четверг, дни 435—438

Почему все говорят: «После дождичка в четверг»? Кто может объяснить: какой дождичек, какой четверг? В разговоре обычно звучит так:

— Когда вы мне сделаете то-то и то-то?

— А… после дождичка в четверг.

Четыре дня не вел свой дневник. Сидел дома. Заканчивал работу над книгами «Учимся говорить публично», «КомпьютЕрики шутят», первыми главами «Я+Я», вторым выпуском «1001 анекдот про ЭТО». Мария Александровна Казицкая с 1 августа уходит в отпуск. Дмитрий Владимирович Киреев со 2 августа уходит в отпуск. И я обещал ему, что к 1 августа рукописи сдам. Понимаю, что буду торопиться, волноваться, допущу ряд ошибок, в конечном итоге сдам рукописи в обещанный срок, а потом они месяц-другой без движения пролежат в издательстве.

Мне бы закрыться, отключить телефон, ни с кем не встречаться. Но… человек предполагает, а судьба располагает. Я же не могу отказаться от фирмы. Так что всеми делами руководил по телефону. Каждый день говорил с Виктором Владимировичем Колеговым: как нужно искать корпоративных пользователей — кому звонить, как создавать базу, как уговаривать, как рассказывать о программе, как искать среди наших солистов тех, кто может помочь.

Каждый день беседовал с Максимом Андреевичем Меньшиковым — и по телефону и когда он ко мне приезжал. Задавал ему вопросы, заранее зная его ответы.

— Почему вы не позвонили на фирму «Новый диск» и не узнали, как идут дела?

— Почему не контролируете, занимается ли Сергей Викторович Исаков с Виктором Николаевичем Зотовым?

— Почему на сайте не работает ссылка по «Истории «СОЛО»?

— Почему ошибки в английской версии выяснились только сейчас?

И, наконец:

— Почему всем этим должен заниматься я? Вы же исполнительный директор, вы должны руководить процессом, направлять его, предвидеть многое, предупреждать ошибки, следить за порядком в офисе. Вы должны работать хотя бы на несколько дней вперед, а не заниматься все время решением сиюминутных задач. Иначе, — поучал я Максима Андреевича, — вы погрязнете в суете и никогда не выпутаетесь. Где ваш план работы на ближайшую неделю, месяц: с кем встречаться, что делать, кого проконтролировать, кого повоспитывать? Скоро сентябрь, начнутся занятия у студентов. А у нас есть новые сотрудники?

Максим Андреевич Меньшиков внимательно меня выслушивал, смущенно улыбаясь, и комментировал:

— А я все не могу успеть. Только сяду что-нибудь делать, тут с вопросом Роман Владимирович Колотеев. Но он-то еще быстро все решает. Но вы ведь знаете, у нас есть такие сотрудники… пока десять вопросов подряд не зададут, не дослушав ни одного ответа… Только засяду за компьютер, зовут к телефону. Иду к компьютеру — снова кто-то отвлекает. Так весь день мотаешься, устаешь жутко и ничего не успеваешь.

— Максим Андреевич, дорогой, — продолжал я внушать нашему исполнительному директору, — я вам про это же и говорю. Вы работаете без плана. Вы позволяете другим вмешиваться в вашу работу, отвлекать от нее. У вас нет приоритетов — что делать в первую очередь, что во вторую. Подходит к вам, скажем, Алексей Анатольевич Чейкин, а вы ему и скажите: этим мы займемся завтра или послезавтра, — но только обязательно займитесь завтра или послезавтра, если обещали. Понимаете меня?

— Понимаю.

Радуют меня обзоры писем. Их делает Анастасия Андреевна Полканова. Вот же, нашли мы человека. Или, правильнее сказать, Анастасия Андреевна нашла нас.

В понедельник позвонил программист Дмитрий Андреевич. Начал свой разговор вяло:

— Вы уж меня простите, но завтра выйти на работу, наверное, не смогу. Даже не наверное, а точно. У меня возникли осложнения на моей прежней работе, не исключаю, что этот процесс затянется на две-три недели.

— Дмитрий Андреевич, давайте будем откровенны друг с другом. Вы ведь продолжаете поиск работы, не так ли?

После длинной паузы я услышал тихое:

— Да.

— То есть у вас нет уверенности, а у нас нет гарантии, что вы будете работать на фирме «ЭргоСОЛО», даже если, скажем, мы подождем неделю-другую.

— Да, гарантии… не могу, пожалуй, дать.

— Тогда давайте и решим все сейчас. Зачем тянуть? Не получилось, так не получилось. Вы не уверены на 100 процентов, что хотите работать на нашей фирме, продолжаете поиск работы… Наверняка найдете то, что ищите, с гораздо большим заработком. Жаль, конечно, что вы не станете нашим сотрудником. Вы живете в соседнем от нашей фирмы доме, достаточно легки в общении. Но душа ваша не лежит, обстоятельства так складываются, что вы не уверены, стоит ли вам идти к нам на постоянную работу (я решил помочь Дмитрию Андреевичу в психологическом плане). Ничего страшного. Нет, так нет. Договорились?

— Договорились, — произнес он бодро и радостно. Он, как я понял, был счастлив, что я снял всю тяжесть разговора, связанную с его отказом работать на нашей фирме.

— Но диск я вам, конечно, верну, — добавил Дмитрий Андреевич.

Я улыбнулся. Не вернет он диск, не вернет. Вот уже 40 дисков так ушло — в никуда.

(Диск «СОЛО на клавиатуре» мы дали Дмитрию Андреевичу, чтобы он прошел программу, прежде чем начнет работать на нашей фирме.)

Что еще было за эти дни?

Вроде собраны все подписи в Торгово-промышленной палате, и в который раз я получил заверения, что в ближайшие дни поступит оплата.

Надеюсь, гостиница «Орленок» станет нашим очередным корпоративным пользователем, правда, количество лицензий снизилось в два раза — со ста до пятидесяти.

Мы решили продавать в офисе книгу «1001 вопрос про ЭТО». Закупили в издательстве «Вагриус» 200 штук экземпляров. Интересно, как пойдет книга? В магазине ее нередко продают по 300 рублей. Мы решили снизить цену до 150 рублей.

Меня обрадовали известием, что один человек приехал поздно вечером в офис и купил 15 дисков.

— Это же прекрасный подарок, — сказал этот человек. - Я сам прошел «СОЛО» и научился. Теперь буду всем дарить диски. Пусть учатся. Это же ужасно, что мы все не умеем набирать.

Четыре дня. А пролетели, как один. Много ли я успел сделать? На сколько процентов выполнил намеченный план? Процентов на 40, не больше. Но судя по всему, рукописи в срок будут сданы. Завтра у меня телевидение — участвую в передаче Льва Юрьевича Новоженова «Страна советов», поэтому сегодня надо пораньше лечь спать. Только сначала погуляю с Кристофом.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. Интересно, какое событие может вывести из себя Максима Андреевича Меньшикова. Он обычно на этот вопрос отвечает просто: «Не дождетесь». Я тут же вспоминаю об Эдуарде Тиссэ. Кто такой Эдуард Тиссэ? Невозмутимый человек, которого никогда нельзя было вывести из ровного состояния. Почитайте, что о нем писал Сергей Михайлович Эйзенштейн. Вы найдете этот материал, если воспользуетесь поисковой системой «Рамблер». Вот я воспользовался и нашел. Что? А вот что. Поговорка «После дождичка в четверг» означает: неизвестно когда или никогда. Подразумевается, что событие, о котором идет речь, маловероятно. И вот что еще вычитал:

«Русичи — древнейшие предки русских — чтили среди своих богов бога грома и молнии Перуна. По преданию, днем Перуна был четверг. В этот день богу возносили моления о дожде, и считалось, что он должен выполнять их просьбы в свой день. Но эти мольбы так и оставались напрасными и не помогали во время засухи. Вот тогда и родилась эта поговорка и стала применяться ко всему несбыточному, что вряд ли когда исполнится».

383

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: