Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Чиновники – не люди?!

6 октября 2010 года, среда, день 3040

Повезли меня сегодня на съёмку на ТВЦ.

В Москве, как обычно, жуткие пробки. Водитель вёз — и время от времени бросал реплики:

— Ну, что новый мэр — со старыми пробками?..

— Вот бы Сергея Собянина сюда — пусть посмотрит на эти пробки и поедет без мигалки...

— Да ни черта Собянин не сделает — уж если Лужков не смог, то куда ему...

А потом водитель не выдержал и обратился ко мне:

— А вы как считаете: пробки в Москве можно победить или нет?

— Считаю, что пробки реально победить, — и я начал перечислять, что для этого нужно сделать, будто меня слушал не водитель телевизионной машины, а новый мэр Москвы Сергей Собянин.

— Прежде всего, — продолжал я, — необходимо сократить количество совещаний — раз в десять. На всех уровнях. Сегодня есть Интернет, видеоконференции — это гораздо удобнее для общения. Спросите у чиновников — у них по одному-два совещания в день всегда: либо к ним кто-то едет, либо их к кому-то вызывают. А это до ста тысяч машин в Москве, до четырёхсот рейсов в день. Прилично! И в самое рабочее время...

Второе, что нужно сделать, — это поставить милиционеров на загруженные перекрёстки. Светофор светофором, но там всегда заторы, ибо на светофор люди не успевают проехать, и перекрёсток становится непроходимым, заполненным машинами. Меняется красный на жёлтый, потом на зелёный, с зелёного снова на жёлтый, затем на красный — но никто никуда не может проехать. Полный стоп!

Милиционеры всегда есть вечером, и когда ты случайно проедешь на жёлтый, тебя остановят. А днём, когда нарушителей сотни, а то и тысячи, никто никого не наказывает. Милиционеры должны следить за порядком.

Третье. Необходимо посадить, как в прежние времена, милиционеров на мотоциклы, чтобы они, если где-то небольшая авария случилась, приезжали за 10-15 минут и быстренько всё оформляли, а также имели возможность помочь тем, кто случайно встал на дороге, — кому-то бензином, кому-то тем, что заведут машину. Из-за этого тоже бывают пробки: встала машина — и всё тут. Пока техпомощь ты вызовешь...

Четвёртое — нужно людей научить ездить с нормальным интервалом между машинами, а не впритык, как происходит нынче. И тогда медленно, но всё-таки поток поедет. А когда впритык — пробки образуются быстрее, рассасывание пробки в пять раз идёт медленнее, чем образование...

Пятое. Больше разрешений надо давать на маневры на дорогах — имеются в виду повороты, развороты и так далее. Знаю, мнение инспекторов дорожного движения — другое: как можно меньше должно быть таких разрешений... Сотрудники милиции не понимают, что если, например, я еду по Садовому кольцу и мне надо развернуться, то я вынужден делать пять-шесть лишних километров по дороге — а так давно бы развернулся...

Мы доехали до ТВЦ, но так и не закончили нашу беседу.

— В другой раз, когда приедете за мной — всякое в жизни бывает, — подытожил я наш разговор, — мы беседу продолжим.

На съёмку мы не опоздали. Впрочем, на телевидение опоздать невозможно — там никогда ничто не начинается вовремя.

В небольшой комнатке собрались редактора, участники предыдущей передачи (всё идёт в записи, поэтому в один день записывается несколько передач). Была также знакомая журналистка, которая и пригласила меня участвовать в разговоре.

Раньше она работала в «Комсомольской правде», в «Известиях», а теперь вот уже более года ведёт на ТВЦ программу о жизни.

Журналистка скандальная, эпатажная. Это она в пьяном виде на одном светском рауте плеснула бокал шампанского в лицо известному политобозревателю, после чего её попросили покинуть редакцию. Женщина неглупая, образованная, читать её заметки и статьи было интересно. Конёк её — скандальные репортажи.

Вот такой человек решил пригласить меня обсудить тему знакомств в Интернете.

О, я помню эту журналистку. Когда-то она присылала мне гневные письма, обличающие меня... Затем как-то я прочёл на страницах «Комсомольской правды» её жуткую заметку о муже. Муж намного её старше, поженились они по любви — и вот, спустя три-четыре, а может, пять лет совместной жизни она решила его публично разоблачить. Бедный писатель — мне его жалко стало.

Когда меня приглашала редактор принять участие в этой передаче, первым моим желанием было отказаться. Ну что ж я буду беседовать со скандальной журналисткой? Явно какую-нибудь гадость подложит. Но потом всё-таки согласился, ибо мне обещали тридцать секунд дать для рассказа о нашем сайте www.nabiraem.ru, где любой может зарегистрироваться и начать проходить «СОЛО-онлайн».

На передачу было собрано несколько странных личностей. Парень, скандалист по натуре (или такую роль он играл), рассказывающий, как он благополучно знакомится и совращает дам на сайтах знакомств. Эпатажная дамочка, поведавшая всем о возможностях обогащения на сайтах знакомств. Поэтесса, продвигавшая своё творчество... Нас было восемь или девять человек.

На съёмке стоял гвалт невообразимый. Кому-либо сказать что-либо внятное не удалось. Но таков замысел создателей этой программы: чем больше скандала, гвалта, криков, тем лучше. Это стиль нашего телевидения...

Обратно меня вёз уже другой водитель — и он тоже говорил о пробках.

Знаю: если в Москве наладить нормальную работу такси, когда двадцать тысяч частников не будут создавать аварийную ситуацию на дорогах, — с пробками станет легче.

В офисе я пообщался с дежурными сотрудниками, посмотрел, как они отвечают на письма, понаблюдал, как ведётся трансляция, — и в очередной раз огорчился.

Из Ульяновска сегодня дали окончательный ответ: сетевую версию «СОЛО» брать не будут. Вот история наших отношений с Ульяновской областью...

30.08. Отправлен факс № 120 на имя губернатора области Сергея Ивановича Морозова. (О нём нам говорили, что он человек симпатичный, приятный, интересный, образованный, поддерживающий всё новое.)

Факс отправили на номер 41-41-69.

Позвонили в приёмную: (8422) 42-10-95.

Нас перенаправили в отдел служебной корреспонденции: 41-31-35.

Там нам сказали, что стоит позвонить завтра, чтобы узнать, какой номер нашему факсу присвоен.

А дальше — всё как по накатанному.

31.08 — попросили позвонить через пять минут. Номер 20034. Екатерина Ивановна (или будет другая).

При звонке выяснилось: так как мы хотим, чтобы письмо попало непосредственно к губернатору, нужно позвонить в понедельник, потому что сейчас он в командировке.

08.09 — письмо пока не вернулось в канцелярию от губернатора.

14.09 — письмо расписано заместителю губернатора, руководителю аппарата правительства Светлане Владимировне Опёнышевой. Помощник — Маргарита Владимировна, 41-28-94 или 41-21-38. Ей можно позвонить в конце недели, так как документ пришёл к ним только вчера. Ещё есть Анна.

17.09 — Анна Опёнышева хочет связываться с нами по поводу нашего письма. В понедельник обещали созвониться — либо они нам, либо мы им.

24.09 — Анна сказала, что вопрос откладывается до понедельника. Предложила утром созвониться с ней.

27.09 — если сегодня звонка не будет, звонить завтра.

28.09 — произошли кадровые перестановки, Опёнышева занимается теперь чем-то другим, а за кадровую службу отвечает Татьяна Владимировна Морозова (41-21-23), порекомендовали звонить ей на следующей неделе, потому что идут глобальные переезды. А подчиняется она Озернову Анатолию Владимировичу.

06.10 — Татьяна Владимировна сказала, что им это не нужно, что у них нет денег, хотя она лично и владеет десятипальцевым методом.

Разговор окончен.

А вот история наших отношений с Самарской областью...

23.09 — письмо отправлено факсом. На следующий день звонить в приёмную, чтобы узнать, кому из помощников отправлено это письмо.

24.09 — бюрократы расписали это... в министерство здравоохранения. Теперь нужно звонить руководителю аппарата Алексею Ивановичу Бендусову по 332-81-89.

30.09 — нам сказали, что почтой занимается его помощник: (846) 221—47-17, Сергей Александрович.

06.10 — оказалось, письмо отправилось Казарину Станиславу Валерьевичу, который отвечает за формирование электронного правительства: (846) 333-22-47.

Казарин ответил очень обтекаемо, но явным отказом. «Если чиновникам будет нужно, они обучатся... есть бесплатные аналоги... очень странный тон письма, вы пишете или человеку, или губернатору, не надо это смешивать», и так далее.

Вот это главное!

Мы писали человеку или губернатору?..

Нам всегда казалось, что губернатор — это человек. Оказывается, нет.

А может быть, в этом и вся фишка?

Наши министры, губернаторы, депутаты, чиновники — это не люди?

Тогда — кто?..

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P.S. Со времён гоголевской «Шинели» остаётся незыблемым правило: любую бумагу нужно подготовить, чтобы закрыть вопрос, запрос, обращение, предложение... Закрыть так, чтобы подкопаться было невозможно. Закрыть на законных основаниях. Именно этим заняты сотни, тысячи, а то и миллионы чиновников на самых разных уровнях.

Они сочиняют бумаги. Они закрывают вопросы. Они устраивают бюрократическое болото, в котором каждое предложение должно потонуть.

И за это чиновникам платят деньги.

«Бюрократия — это нечто вроде рыбной ловли там, где нет рыбы». Сирил Паркинсон, «Законы Паркинсона»

389

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: