Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Главный Шишкин, въедливый Ачкалов, ироничный Митрофанов

27 апреля 2006, четверг, день 1446

Встречался с Константином Степановичем Шишкиным.

Разговариваю с ним — а в памяти всплывают все Шишкины, с которыми общался. А самый главный из них — Кирилл Шишкин. Друг моей юности, о нём я однажды писал.

Судьба одарила Кирилла Шишкина всеми мыслимыми и немыслимыми способностями: художественными, актёрскими, режиссёрскими, организационными…

Мы познакомились, когда мне было 14 лет, а ему 15. Вместе ходили в Студию драматического искусства, которой руководил Леонид Николаевич Новиков, в Ленинградском дворце пионеров на Фонтанке.

Знаю, что Кирилл Шишкин впоследствии работал в каких-то областных театрах, а потом на Ленинградском телевидении вместе с А.Невзоровым делал «600 секунд». Странно, что его имя так и не стало известным.

Мальчишками мы дружили со Львом Додиным. И вот режиссёр Лев Додин гремит на весь мир, а Шишкин, видимо, из-за своего застенчивого характера и умения довольствоваться малым громко о себе не заявил. А человек он, повторяю, фантастических способностей.

Мой собеседник Константин Степанович Шишкин, написавший мне несколько интересных писем, рассказывал о себе, выдвигал предложения по улучшению нашей программы и работы фирмы. Я его слушаю, но сам, признаюсь, мысленно был где-то далеко.

Впрочем, почему «где-то»? Я перелетел в 60-е годы -сладостные воспоминания о том времени грели мою душу, и не хотелось отбросить их, чтобы полностью сосредоточиться на словах собеседника. Это плохо, понимаю. Но я вспоминал Владимира Колокольцева, когда-то прекрасно заявившего о себе в кино — он снялся в главной роли в фильме Габая «Зелёный фургон» (после этой ленты Володю Колокольцева завалили письмами поклонницы); Жанну Прохоренко, почти забытую ныне актрису (старшее поколение помнит её по фильмам «Баллада о солдате», «А если это любовь?», «Калина красная» и другим); Станислава Розена, Нину Свешникову, Юру Казанского…

Где они сейчас, друзья моей юности? Валерий Криштапенко вроде работает в театре в Санкт-Петербурге. Валерий Сибекин занимается режиссурой. Иван Краско — любимец публики Театра им. Комиссаржевской, а сын его Андрей Краско стал популярным киноактёром…

— Я Вам не надоел своими размышлениями, рассуждениями, предложениями? — спросил меня Константин Степанович.

— Нет, что Вы, я слушаю, — ответил я и перестал вспоминать. Ощутил себя нерадивым школьником, который якобы слушает учительницу, но все слова пропускает мимо ушей, ибо думает о своём. Так со мной в школе часто бывало.

Часа полтора у меня ушло на переговоры и выяснение отношений с одной из фирм, распространяющей наши диски. У нас не сходились данные: они утверждали, что мы им предоставили такое-то количество дисков, а мы настаивали, что это число значительно больше — на тысячу экземпляров.

Максим Андреевич Меньшиков и Павел Вячеславович Померанцев подняли все документы, и мы ещё раз убедились в своей правоте. Мне вроде удалось убедить наших партнёров в допущенной ими ошибке.

— Вот смотрите, — сказал я, обращаясь к М.А. Меньшикову и П.В. Померанцеву, — как хорошо, что у нас все диски идут под номерами! А сколько было споров: зачем это нужно, мы же знаем, сколько напечатано обложек… Плохо, что, передавая диски со вкладышами, мы не потребовали расписки, что эти вкладыши получены.

Раздумывая о создавшейся ситуации, я ещё раз пришёл к грустному выводу: не принято в нашей стране верить данному слову. И второй вывод, ещё более грустный: многие фирмы так и норовят воспользоваться промахом, побольше получить и поменьше отдать. Отдать то, что обязаны, — деньги…

Беседовал с женщиной из «Альфа-Страхования». Она всё уговаривала меня поставлять ей клиентов из числа солистов. Говорила долго и нудно, заученно:

— К Вам же приходят за дисками разные люди — поинтересуйтесь, застрахованы они или нет. Давайте вместе работать! Я оставлю Вам свои телефоны, проспекты. Вы умеете убеждать! Через Ваших учеников мы можем проникнуть на фирмы, где они работают, — у нас есть корпоративное страхование…

Наивная женщина. В ответ я ей сказал:

— Согласен! Готов Вам помогать и всех сотрудников обяжу это делать. Но сначала Вы начните присылать мне новых учеников. Как только от Вас придёт 15-20 учеников, мы начинаем Вас продвигать. Договорились?..

На том и расстались. Она поняла, что здесь ловить нечего. Но молодец она, молодец. Ищет нестандартные пути…

Максим Меньшиков

В очередной раз наехал на Максима Андреевича Меньшикова:

— Максим Андреевич! Вот уже более полутора месяцев, как я познакомил Вас с Артёмом Ивановичем, внуком декана журфака МГУ Ясена Николаевича Засурского. Артём Иванович Засурский предложил нам наладить оплату «СОЛО» по СМС. Да, условия кабальные: 50 процентов оператору, 50 процентов — нам. Но, может быть, для интернет-версии это неплохо и увеличит поток учеников? Надо бы провести эксперимент на два-три месяца. Понравится — продолжим, не понравится — откажемся. Надо бы договориться, дать на сайте рекламу, всё настроить — и вперёд. А мы всё тянем и тянем. Почему?

— Владимир Владимирович, Вы хотите всё сразу: и тестирование, и подписывание вкладышей, и поиск новых сотрудников, и эффективный обзвон, и работа над девятой версией… Невозможно всем сразу заниматься. Нет сил, людей, времени…

Вроде бы прав Максим Андреевич, а на самом деле нет. Всё это можно организовать.

Эх, Максим Андреевич, Максим Андреевич! Организационные способности он в себе не развивает. Ладно, подожду ещё месяца два-три, пока он закончит институт и получит диплом, а потом стану серьёзно наседать. Знаю фирмы, в которых народу работает в два раза меньше, а выходит у них в три раза больше. Я не о деньгах, а о количестве сделанного.

Возникла пауза. (Чем-чем, а умением держать паузу Максим Андреевич славится.)

— Вот смотрите, Максим Андреевич, — прервал я паузу. — Возьмём тестирование. Можно проводить его в фоновом режиме: кто свободен, тот и тестирует очередные или новые версии «СОЛО». Но тогда всё это растянется на месяц. А можно поставить задачу: протестировать обновлённую версию за три дня, как на русском, и на английском языках. Только организуйте правильно работу.

Я выдержал паузу и чуть подчёркнуто продолжил:

— Организуйте… Во-первых, сколько раз я говорил: нам необходимо иметь активистов, людей, которые поддерживают «СОЛО на клавиатуре». Что, мы не можем некоторых из них позвать в офис и посадить за компьютер тестировать программу? Да они с радостью побегут. Второе. У нас есть ученики очной школы. Пусть проходят «СОЛО» по версии, которую нужно оттестировать. Третье. Можно составить чёткий график тестирования. Как бы сделал я? Скажем, тестирование с девяти утра до девяти утра.

Максим Андреевич Меньшиков (директор, человек основательный и обладающий фантастической выдержкой, должен показать всем пример) тестирует один час.

Владимир Владимирович Шахиджанян (должен же я знать специфику и особенности тестирования и увлечь всех добрым примером) тестирует один час.

Алексей Чейкин

Алексей Анатольевич Чейкин (он у нас самый лучший, как любит говорить Михаил Юрьевич Горшков, тестер, и скорость у него самая большая, и въедливость невероятная. В своё время именно ему было поручено организовать группу тестирования на фирме «ЭргоСОЛО». Кстати говоря, если говорить об организации дела, то с этого и надо начинать: формировать группу тестирования!) — два часа.

Роман Владимирович Колотеев (да, он безотказный, попросишь — он и четыре часа просидит за компьютером, но вот этого делать не надо) — два часа.

Андрей Валерьевич Кнороз (он наш веб-мастер, но, как я понимаю, всегда готов помочь, разве не так?) — один час.

Азат Лаисович Разетдинов (надёжен, точен, обязателен, к сожалению, не умеет пока организовывать людей, но пусть учится) — полтора часа.

Владимир Петрович Травкин (сколько иронии у этого человека, и всё делает с лёгкостью, ему любая работа в радость, пусть получает наслаждение и от тестирования) — один час.

Дмитрий Андреевич Трубицын (при его въедливости мы получим прекрасные комментарии) — один час.

Ученик очной школы (у нас же несколько учеников, вот и используем их: они, ученики, учителей послушаются) — один час.

Сергей Сергеевич Дудкин, ночью (к сожалению, он работает только по ночам, но результат у него будет лучше, чем у двоих, работающих днём, — только заставить выспаться перед работой!), — два часа.

Роман Александрович Воронцов, ночью (он же теперь договорился, что может дежурить по ночам; если его не дёргать, то выдаёт всегда отличный результат), — два часа.

Роман Иванов

Роман Олегович Иванов (при всей его занятости сайтом, редактированием, творчеством, если к нему мягко подойти, он согласится и эту работу сделать; конечно, будет иногда вскрикивать, когда допустит ошибку, но ничего, потерпим) — один час.

Сергей Михайлович Крючков (если записывать всё, что произнесёт во время тестирования Сергей Михайлович, то можно серьёзно улучшить программу за счёт этих вставок!) — один час.

Кто у нас ещё остаётся?

Александр Владимирович Ачкалов (а тут, при его педантичности, мы можем рассчитывать на ошеломительные результаты, ни одна ошибка не останется незамеченной. Не зря кандидат наук! У него подход основательный, научный, ко всему, чем бы он ни занимался).

А дальше — аккуратный Евгений Алексеевич Никитин, въедливый Андрей Юрьевич Орлов, сдержанный Рустам Зульфакарович Фаизов, сверхэмоциональный Павел Вячеславович Померанцев, ироничный Дмитрий Юрьевич Митрофанов… Но надо чётко всё распланировать: когда кто кого меняет. Это один вариант.

Есть и второй вариант: просто берёте пять человек, и каждый из них начинает тестировать по полчаса, сменяя друг друга. Понимаете меня? Полчаса, скажем, Колотеев, полчаса Чейкин, полчаса Воронцов, полчаса Орлов, полчаса Акалов. И потом снова Колотеев, Чейкин, Воронцов… Так надо организовать — и тогда за один день можно оттестировать русскую версию, за второй — английскую.

Максим Андреевич вроде всё понял.

Больше всего времени ушло у меня на беседу с Дмитрием Андреевичем Трубицыным. Это наш новый сотрудник, и мне хотелось пообщаться с ним не торопясь. Вместе мы провели около четырёх часов. Думаю, что я не зря потратил время. Мы, надеюсь, поняли друг друга.

Дмитрий Андреевич подкупает своей прямотой, ироничностью и деловитостью. Если месяца два-три он у нас продержится, то, надеюсь, полюбит нашу фирму и останется на длительное время. Ну а если мы его не устроим или он — нас, через те же два-три месяца расстанемся.

Самое главное — проявлять заботу о новых сотрудниках, а значит, помогать им, советовать; меньше делать замечаний, больше давать возможностей для проявления инициативы; меньше ругать за промахи и чаще поощрять за достижения.

Сейчас, когда я заканчиваю писать свой дневник, третий час ночи. Устал. Но днём доволен. Работаю на перспективу!

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. Сколько раз я говорил Максиму Андреевичу Меньшикову: каждый день необходимо работать на будущее. Тогда дело сдвинется. А если все силы отдавать лишь решению сиюминутных задач — начнём пробуксовывать.

«Память — единственный рай, из которого нас не могут изгнать». (Жан Поль)

468

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: