Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Максимум вежливости, минимум информации

12 июля 2004, понедельник, день 792

У меня нет секретаря. Отсутствует милая девушка, умеющая находить по телефону нужных людей и соединять их со мной. А хорошо бы взять в штат такого человека. Будут деньги — так и поступим. В день мне приходится делать до 50 звонков. На это уходит много времени. Если мне кто-то позвонит, то секретарю не нужно будет меня ни от кого скрывать. Я доступный человек.

С утра начал звонить. В три банка, в две компьютерные фирмы, чиновникам мэрии, в секретариат Ю. М. Лужкова (куда-куда, а в секретариат Лужкова дозвониться всегда просто — отвечают быстро и по существу; так же работает и Лев Владимирович Ульянов: он старается беречь время тех, кто к нему обращается), двум префектам (тут можно звонить месяцами — будет крутиться одна и та же пластинка, не говоря о том, что нередко трубку просто никто не берет, будто секретарь вообще отсутствует), трем главным редакторам (в этом плане мне легче, соединяли сразу — все они в прошлом были участниками моего семинара), одному владельцу крупной телекоммуникационной фирмы (такое ощущение, что люди этого ранга внушили своим секретарям — ни с кем и никогда не соединять, всегда отвечать: такой-то еще не приехал, а когда будет, неизвестно), в два рекламных бюро (тут проще — они заинтересованы в клиентах), в фирму «Миэль» (почти уже партнеры, все секретари меня знают), в «БиЛайн» одному высокому чиновнику и двум-трем своим друзьям.

И снова я за старое. У нас нет никакой исполнительской дисциплины. Большинству людей абсолютно наплевать на других людей.

Звоню в банк, интересуюсь, приехал ли Александр Владимирович и когда можно с ним связаться. Милая девочка воркует:

— К сожалению, я не знаю, когда будет Александр Владимирович, он мне не докладывает. Звоните.

Я знаю, что могу звонить через каждые 15 минут несколько дней подряд и не дозвонюсь. Девушку-секретаря научили так работать — максимум вежливости, минимум информации, минимум контактов для шефа, всех с улыбкой отшивать.

Раньше, когда я был молодым, я злился на секретарш: вот, думал, какие они нехорошие, никогда ничего не знают, всегда стоят на страже, не пускают пообщаться с хорошими людьми. Но секретарши-то ни в чем не виноваты. Им приказали быть такими. Им за это деньги платят, а мы тратим свое время впустую. Если вам говорят: оставьте свой телефон, мы вам перезвоним — знайте от вас просто хотят отделаться, вам в открытую врут.

Только один пример. Звоню в «БиЛайн» достаточно высокопоставленному сотруднику. У меня есть все его телефоны: прямой, мобильный и через секретаря. Через секретаря никогда не смогу дозвониться: занят, ушел, вышел, обедает, на переговорах, не берет трубку, говорит по второму телефону, поехал на совещание, когда вернется, не знаю, сегодня, наверное, не будет, а может быть, сегодня будет, попробуйте завтра, сегодня еще не приезжал, к сожалению, планов его не знаю, оставьте телефон, я перезвоню, он ничего не сказал, когда я ему сказала о вашем телефонном звонке, да, пробуйте, звоните.

Такой набор фраз. А ведь секретарь должна знать, когда шеф будет на месте. И шеф обязан ей говорить, когда можно его соединить по телефону с тем-то и тем-то. Это у хорошего шефа и у хорошей секретарши.

Когда я дозванивался в «БиЛайн» до своего знакомого, он мне говорил (мы вели речь о покупке «БиЛайном» сетевой версии «СОЛО»): позвоните завтра, нет, лучше послезавтра; давайте через неделю; все документы уже готовы, я уверен, что мы вам перечислим деньги; давайте исправим договор, наши юристы просят внести поправки; договор получили, но потеряли, нельзя ли послать еще раз; да, хорошо, с курьером; продублируйте, пожалуйста, по факсу; к сожалению, через неделю я уезжаю в командировку, давайте вернемся к этому вопросу после моего отпуска; я не сомневаюсь, что в ближайшие дни мы оплатим; как, неужели не оплатили ваш счет, этого не может быть; да, вы оказались правы, но в ближайшее время мы это дело поправим; вы не огорчайтесь, я гарантирую…

Такой набор слов я слушал в течение года, и это не секретарша, это высокопоставленный сотрудник крупной фирмы. У него есть помощник, секретарь, водитель, референт. У него отдельный кабинет с несколькими телефонами. И если верить его словам, он ко мне хорошо относиться.

Я не буду больше ему звонить. Хватит. Нет, дело не в моей гордости. Дело в бесполезной трате времени. И я это понял. А ведь надеялся, верил, ждал. Поэтому не удивляюсь, что больше и больше людей оказываются недовольны фирмой «БиЛайн». Когда-то, при Дмитрии Борисовиче Зимине, «БиЛайн» был эталоном точности, обязательности, аккуратности и исполнительской дисциплины. Куда это ушло? Они теперь такие большие, неповоротливые, и сотрудникам, конечно, не до того или иного абонента.

Многие люди на работе забывают, что они люди, а не функция. Они привыкли обещать, но не делать, они привыкли переносить те или иные дела, надеясь, что рано или поздно необходимость в их выполнении отпадет. Конечно, отпадет.

Нет, больше не буду звонить в «БиЛайн». Зачем? Не хотят устанавливать сетевую версию — и не надо. Пусть сотрудники «БиЛайна» набирают двумя-тремя пальчиками. Отсюда долгое ожидание, пока тебе ответят по телефону (оператор занята другим клиентом-абонентом и слишком долго вносит в компьютер ту или иную информацию), сотрудники медленно отвечают на письма, составляют свои отчеты, пишут справки, готовят планы. Скоро «БиЛайн» захлебнется, я уверен, что в сентябре-октябре у «БиЛайна» просто пойдет спад. Интересно, сбудутся мои предсказания или нет? При этом замечу: я не желаю «БиЛайну» плохого. Ни в коей мере. Наоборот, я каждой фирме желаю процветания, особенно «ЭргоСОЛО».

Но до тех пор, пока мы в нашей стране не поднимем исполнительскую дисциплину, мы будем барахтаться и с трудом выходить из одного кризиса, чтобы через год-другой столкнуться с новым. Впрочем, это не имеет отношения к дневнику предпринимателя, и я не буду больше на этом останавливаться. Зачем?

На фирме я занимался корпоративными солистами. Звонил, писал письма, проводил личные встречи, учил работать с корпоративными солистами наших сотрудников. Максим Андреевич Меньшиков руководил работой офиса — распределил обязанности, следил, чтобы сотрудники звонили солистам, обновляли наши форумы, вовремя отвечали на анкеты и письма. Максим Андреевич Меньшиков послал Александра Владимировича Пачкалова в «Полярис».

В шесть часов вечера я уехал из фирмы, а в семь в тихом, спокойном ресторане «Уникум» встретился с Александром Александровичем Каверзневым, руководителем «Экстры М». Мы замечательно пообщались и вкусно поужинали.

Домой приехал около 12 ночи. А что? Я ведь интересно живу. И занят любопытным делом. Не все получается? Но это же нормально. Я только-только осваиваю основы практического бизнеса.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S.

Готов собрать начальников управления делами крупных ведомств и фирм и устроить для них семинар на базе «ЭргоСОЛО». Тема семинара — общение по телефону и работа секретарей. Но не захотят они принимать участие в подобном мероприятии. Работать так, как работают они, удобнее. Меньше дел. Меньше ответственности. Меньше усталости. Все довольны. Все? Нет. Стоит пройтись по улицам или посмотреть телевизор — и выяснится: 70 процентов населения подобной жизнью недовольны. Но ведь живем…

«Секретарша была так красива, словно не умела даже печатать на машинке». Станислав Лем

371

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: