Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Просто хочу, чтобы она общалась со мной. Мне этого не хватает.

Свою «нетрадиционность» осознала лет в 12, когда искренне влюбилась в подругу. Хотела признаться ей в этом, но побоялась потерять единственного друга, который действительно хотел дружить со мной. По наивности подумала, что гомофобные родители смогут как-то поддержать меня, ибо любые влюбленности проходят для меня очень болезненно. Вместо поддержки я получила презрительные взгляды, фразы «гомосеки — не люди» и «вырастешь — исправишься». Мне внушили, что я неправильная, что таких, как я, вообще не должно существовать. 

В том же месяце я совершила первую попытку самоубийства, после которой поняла, что нашла способ отвлечься от всего — от глупой влюбленности, от родителей, которые стали меня ненавидеть, от всего. Это была боль. Я стала наносить порезы на левую руку пару раз в неделю. Это переросло в привычку. Сначала я делала это обычным ножом, затем приобрела лезвия. Я топила горе в резании рук. Родители беспокоились лишь о том, что я могу подпортить им несуществующую репутацию своими порезами. 

Однажды я всё же решилась признаться той девушке в любви. После моего признания, в общем-то, ничего не изменилось, но общение плавно сошло на нет. Я долго страдала, я думала, что просто умру без нее. 

Примерно через год я поняла, что влюбленность прошла. Я уж было обрадовалась, но тут появилась она. Я познакомилась с ней в Интернете. Оказалось, что она давно уже висела у меня в друзьях, просто я ее не замечала. Ее зовут К., она на год младше меня, у нее прекрасные глаза цвета темного меда и шикарные темные волосы. Мы сдружились, можно сказать, с первого предложения, хотя она практически полная противоположность меня. Я, довольно депрессивный к тому времени человек, смотрелась на ее фоне как унылейшее существо на Земле. 

Примерно через год я осознала, что влюбилась в нее. Не так, как в 12 лет. В этом случае я влюбилась именно в человека, а не в оболочку. Я хотела проводить с ней все свое свободное время, несмотря на то что живем мы в разных городах, ревновала ее к другим ее друзьям и боялась, что мы перестанем общаться. Всё это практически переросло в паранойю. Я решила не повторять старой ошибки, не стала ничего рассказывать родителям и тем более говорить К. о своей любви к ней. 

С каждым днем я всё больше влюблялась в эту прекрасную девушку, в ее манеру общения, в ее характер и ее глаза. Она знала о моей проблеме с порезами, и беспокоилась, когда я внезапно пропадала на день или два. Из-за родителей у меня начались небольшие проблемы с психикой, мы сильно ругались насчет моей ориентации и порезанных рук, дошло даже до того, что меня повели к психиатру. Там мне пытались промыть мозги, говорили, что я вырасту, что все еще впереди, и будут у меня муж и куча детишек, просто я еще слишком маленькая. Я тупо кивала и соглашалась со всем, что мне говорили, чтобы меня отпустили побыстрее. Придя домой, я сразу заходила в Интернет и начинала переписываться с К. Я была практически абсолютно счастлива в такие моменты.

Мы сдружились настолько, что договорились, что я приеду к ней этим летом.

В мае этого года на меня что-то нашло, и я решила ей признаться в любви. И я это сделала. В ответ я получила сообщение примерно такого содержания: «Прости, но я не знаю, как на это реагировать». Это было больнее, чем послание в пешее эротическое. Я просто попросила ее забыть обо всем, что я сказала. Она согласилась.

Наступило лето. Я сдала все экзамены, освободилась от всех дел и поехала к ней. Через трое суток я уже была у нее. Она вышла встречать меня под дождь в одних футболке и шортах. Мы обнимались, а я вдыхала запах ее волос и просто дурела. Я не могла поверить, что вот она, обнимает меня под дождем, что это действительно она, а не призрак или иллюзия. Меня дико трясло. Мы просто стояли и обнимались. Затем мы пошли к ней домой.

Я провела у нее неделю, и эта неделя была лучшей в моей жизни. Днем мы гуляли, веселились, а ночью я тихо ревела в подушку от счастья. Я не могла поверить во всё это. Казалось, что это сон. Мы гуляли под ливнем, ходили под одним зонтом, я обнимала ее, а она мне улыбалась, в последний день я даже сводила ее в кафе на свои последние деньги. Я просто была счастлива.

В последний день я хотела совершить глупейший поступок в своей жизни — поцеловать ее. Но так и не решилась. Я не хотела ее терять.

После того как мы с отцом (отец живет отдельно и не знает, что я лесбиянка) отъехали от ее дома, я разревелась. Я не хотела с ней расставаться. Но пришлось.

После этой поездки наше общение внезапно сошло на нет. Я готова пойти в ее город пешком, я готова жить под ее окнами. Я слишком сильно влюбилась в эти медовые глаза. Я не хочу ее терять. Я не хочу от нее близости, я просто хочу, чтобы она общалась со мной. Мне хватает этого. Она лучшее, что случалось в моей жизни. Из-за нее я не резала руки уже месяца четыре, хотя иногда хочется полоснуть скальпелем по руке посильнее, и закончить все эти мучения.

Я не знаю, зачем я это пишу. Просто захотелось излить душу. Спасибо за внимание.

Л., 16 лет
160

Комментарии

Пока никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: