Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Всё сместилось, всё перемешалось...

8 ноября 2013 года, пятница, день 3675

Всё сместилось, всё перемешалось, всё никак не могло состыковаться друг с другом.

Были огромные планы на пятницу, и всё слетало, одно за другим, как будто некий враг находился со мной рядом и делал так, чтобы я не мог работать по плану.

Мне обещал позвонить Александр Евсеевич Хинштейн, ныне депутат Государственной Думы.

Мы с ним знакомы тысячу лет. Я помню, как Александр Евсеевич написал в «МК». Я следил за его ростом и всегда с интересом читал публикации. Думаю, что Александр Евсеевич Хинштейн сделал для страны побольше, чем делает иное министерство.

Мы договорились с ним о встрече.

У меня к нему две конкретные просьбы. Написать письмо Сергею Александровичу Капкову, руководителю Департамента культуры Москвы, и письмо министру внутренних дел Колокольцеву Владимиру Александровичу. Александр Евсеевич – депутат Госдумы, к его запросам, просьбам, письмам все прислушиваются. Мне важно, чтобы меня принял С. А. Капков, выслушал и поддержал мою просьбу о выделении нам помещения в одной из библиотек.

А с Колокольцевым В. А. я хотел бы встретиться, поговорить о внедрении «Соло на клавиатуре» в органах полиции, о проведении ряда мероприятий (как казённо это звучит!), связанных с повышением компьютерной грамотности. Кроме того, с Владимиром Александровичем я хотел поделиться своими предложениями, как сделать работу полиции эффективнее при минимальном вложении средств.

По этому поводу у меня есть видеообращение (надо бы его переписать, оно устарело – не по содержанию, но по форме).

Знаменитый Хинштейн А. С. много пишет о полиции. Там его ценят, уважают, к его голосу прислушиваются, и уж обращение к Колокольцеву, включая моё обращение на сайте, как мне кажется, сыграло бы свою роль.

Александр Евсеевич прислал мне смску на телефон: «В пятницу я готов встречаться».

Скорее всего, у Хинштейна А. С. появились новые срочные дела. Он замотался, и мы с ним не встретились, и это притом, что все мои планы полетели в тартарары, ибо я был готов в любую минуту сорваться с места и помчаться туда, куда скажет Александр Евсеевич.

Я ждал в четверг до 24 часов: когда, во сколько и где? Никаких сообщений не поступило.

Ждал утром – тоже не было. И только когда я назначил на 17 часов встречу с учителем Кубатьяном Григорием Степановичем, вдруг приходит смска: «В 17:00 можете приехать в Государственную думу?».

Кубатьян Григорий Степанович

При всём желании в 17:00 я бы не успел, и встречу пришлось отменить.

А на занятия с учителем поехал.

Александр Евсеевич Хинштейн – человек хороший, журналист прекрасный, депутат великолепный, но вот не сложилось у нас с ним как-то. Может быть, сложится.

Александр Евсеевич Хинштейн

Я отправил Александру Евсеевичу смску: «Давайте поговорим по телефону. Разговор у нас не секретный. Если вы можете со мной встретиться в 17 часов, позвоните мне, я спокойно с вами поговорю. Разговор займет 3-4 минуты. В ответ я получил: «Ок. После 17 позвоню».

К сожалению, звонка не раздалось.

А я четыре часа занимался с Григорием Кубатьяном. Что-то понял, а многое так и осталось для меня недоступным. Какой же я тупоголовый. Кубатьян объяснял мне пять раз подряд про выдержку и диафрагму, а у меня в голове всё равно каша.

«Да вы не волнуйтесь, - говорил мне Григорий Степанович. - У многих, кто начинает заниматься фотографией, так происходит. У меня было ещё хуже». Уж не знаю, правду или нет сказал Кубатьян, но после этих слов мне стало легче.

Кубатьян Г. С. – один из лучших фотографов в России. «Кубатьян» – это бренд. Жизнь у него безумно интересная. Ему 35 лет, он объехал 80 стран мира и написал не одну сотню статей о своих путешествиях.

Вечером (на самом деле, почти ночью) мы с Рустамом Рашидовичем, спасибо ему, поехали на полчаса в магазин «МЕТРО».

Вместо запланированных тридцати минут мы провели там почти два часа.

Я испытывал кайф в «МЕТРО».

Я ходил по магазину, раздавал фотографии тем, кого снимал в прошлый приезд, и получал удовольствие. Как приятно смотреть, когда люди радуются своим изображениям.

Для меня сотрудники магазина – модели.

Я же учусь фотографировать. Ищу, пробую. Понимаю, что поступаю неверно, когда беру количеством, а не качеством. Всё думаю: щёлкну затвором сто-двести раз – и уж две-то штучки получатся.

Мне хотелось передать сложность быта сотрудников магазина «МЕТРО». Трудность работы иммигрантов – а в «МЕТРО» трудятся на 90 процентов иммигранты.

Когда-нибудь я сделаю фотоочерк об иммигрантах. Пока я только подхожу к этой теме. Снимаю, приучая их к себе, - с тем, чтобы они меня не стеснялись, не боялись и спокойно занимались сотворчеством.

Когда я предложил Рустаму Рашидовичу поехать со мной в магазин «МЕТРО», я надеялся, что мы с ним хорошо пообщаемся в дороге, а может быть, заедем в какое-нибудь кафе и мило посидим, раскованно поговорим. Я чувствую, что на фирме Рустам Рашидович мог бы делать в два раза больше, чем сейчас, и пытаюсь разобраться, что ему мешает работать так, как мне хотелось бы.

Разговор с Рустамом Рашидовичем не вышел. После первых двух вопросов он зажался, отвечал односложно, и я, минут пятнадцать пытаясь как-то его расшевелить, расположить к себе, понял: из моей затеи ничего не выйдет. Жаль.

Что сегодня делал ещё? Звонил в приёмную А. В. Шаронова, беседовал с руководством Сбербанка.

Мы договорились, что в Сбербанке, в головном здании, я прочту двухчасовую лекцию о том, как верить в свои силы, как следовать постулату «Человек – это возможность, жизнь – это творчество».

Долго говорил по телефону с новым ректором Педагогического университета, Алексеем Львовичем Семеновым.

Алексей Львович Семенов

Некоторое время назад, когда мы встретились на форуме по инновациям, Алексей Львович предложил мне прочесть лекцию его студентам. Я с радостью согласился, ибо к будущим педагогам у меня отношение особое.

Жизнь продолжается, и всё идет достаточно интересно. Хотя и сбились мои планы (думал сделать в два-три раза больше), я не горюю: у меня будет спасительное завтра.

Спасительное завтра, конечно, придёт, я даже рассказ по этому поводу когда-то написал, он так и называется – «Завтра». Но меня всё больше и больше беспокоит другое.

На прошедший день я могу смотреть как на спасительное завтра, а могу и иначе: на один день меньше жить, на один день укоротилась моя биография, и я приближаюсь, при всём своём оптимизме, к финалу. Можно о нём не думать, но на мой взгляд – и я об этом много раз писал – думать необходимо. Студентов я раньше призывал пять минут в день думать о смерти. Если так поступать, то жизнь проводишь интереснее, наполненнее, любопытнее.

Да, главное событие дня: сегодня закончил (это прошло полчаса назад) читать книгу «Валентина».

Удивительное по силе воздействия произведение. Трудно определить жанр: не роман, не повесть, не дневник в чистом виде – сплав.

Сплав всего: романа, дневника, повести, документальности, местами чистая публицистика.

Вообще, эту книгу написала Валентина Иванова, довольно известный кинокритик, с которой я познакомился в начале шестидесятых годов в редакции газеты «Московский комсомолец». Валентина Иванова была блестящим кинокритиком, неординарной натурой, удивительной женщиной. Я знал её, повторяю, с 1963 года. И с мужем её, Сергеем Есиным, я был знаком с середины шестидесятых годов – но не знал, что они муж и жена. С Серёжей Есиным мы пересекались в Литературной газете, оба писали для отдела искусств, вели рубрику «Я шагаю по Москве». В радиодоме на Качалова, где Сергей возглавлял литературно-драматическую редакцию.

Оказывается, его жена Валя Иванова страдала от почек. Она жила на гемодиализе. И вот с первого дня заболевания почти до последних дней жизни Валентина Сергеевна Иванова вела свой дневник , на основе которого сделала документальную повесть и опубликовала её в «Новом мире». И после этого продолжала вести дневник.

И Сергей Есин, её муж, вел дневник, в котором рассказывал не только о том, как собирает материал для своих романов и повестей, как учит уму-разуму студентов Литинститута (а он был не только преподавателем, но и ректором Литинститута).

И теперь, когда Валя ушла из жизни, Есин решил объединить два дневника, ещё раз опубликовать документальную повесть Валентины.

Книга получилась объёмной, читается на одном дыхании, вызывает множество ассоциаций и аллюзий, разрушая многие иллюзии (такая вот аллитерация).

Я распорядился, чтобы Дмитрий Иванович дал эту книжку на нашем сайте. Мне кажется, что хотя бы месяц-два каждый, кто прочтёт труд Вали и Серёжи, чуть по-другому отнесётся к своей жизни и к жизни вообще.

А вечером просматривал списки моих любимых учеников – тех, кто проходит «СОЛО-онлайн».

Илья Михайлович Шипачёв
Ольга Геннадьевна Золотарева
Роман Геннадьевич Ионин
Ирина Михайловна Шабалина
Лариса Сергеевна Рябова
Пинхас Яковлевич Спектор
Екатерина Сергеевна Чинарова
Наталья Александровна Болотина
Вера Николаевна Старостина
Галина Александровна Буланова

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P.S. С удивлением обнаруживаешь, что многие люди, с кем ты в юности гулял, мечтал, хулиганил, ныне мэтры, и вполне заслуженные мэтры. К сожалению, обнаруживаешь и другое: что многих из тех, с кем было интересно проводить время, нет в живых.

"Все мысли о смерти нужны для жизни». Лев Николаевич Толстой (1828-1910), русский писатель и мыслитель

472

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: