Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло
Вспомним Софью Владимировну Костюк
Михаил Юрьевич Горшков

9 ноября 2012 года ушла из жизни Софья Владимировна Костюк. Ей было всего 35. И всегда будет 35. Софья скоропостижно скончалась. Этот цикл статей посвящен её памяти. Она так хотела жить, она не должна была умирать! Разум отказывается понимать, а сердце принимать это! «Почему? Зачем? За что?» - эти вопросы бьют в висках и не дают покоя. Слишком хороша, чтобы жить в этом мире? Понадобилась кому-то для великих и важных дел?

В горле стоит ком... Жизнь кончилась, катастрофично и внезапно.

В любой момент жизнь человека может непредсказуемо оборваться. Чувствуешь себя игрушкой в руках каких-то неведомых сил, которые управляют бытием.

Говорить об ушедших надо. Но так, чтобы не побеспокоить их, не потревожить их память. Софья не любила публичности. Она вообще не любила, когда о ней говорят, неважно кто и что. Зачем же я это пишу вопреки желанию Софьи? Я пытаюсь прорваться к каждому человеку, к высшим силам, не знаю куда ещё, чтобы устранить эту вопиющую несправедливость. Люди должны жить, а не умирать. А такие люди, как Софья, должны жить до глубокой старости, полную жизнь. Она только начала свой жизненный путь, только-только нащупала свою дорогу... Оборвали на полуслове.

Об ушедших говорить надо, обязательно надо, но очень осторожно, без истерик, экзальтации и лишних эмоций, бережно сохраняя все детали, которые еще можно восстановить из памяти. А как можно без эмоций говорить, если нет любимого человека? Это же часть меня самого.

Софья Владимировна Костюк – преподаватель английского, педагог, переводчик, литератор – вот она, здесь, на фотографии, но фотография без траурной рамки, потому что Софья на самом деле жива. В моём сердце и в сердце близких ей людей.

10 лет мы вместе и 14 лет знакомы. Не могу написать «были вместе» - что-то не даёт так писать...

Досадное недоразумение, странная, невозможная случайность… только что эти губы говорили и улыбались, эти глаза смотрели, и губы должны были сказать в тот момент: «Мурзичек, ты извини, пожалуйста, тут такая неприятность вышла, не знаю даже, как тебе объяснить, чтобы ты не расстроился... Пока ты Дашу в школу провожал, я плохо себя вдруг почувствовала, и пришлось вызвать скорую. У меня было всё готово, но скорая почему-то не успела, и я умерла..., но ты не волнуйся за меня, у меня всё хорошо, только за Дашку я беспокоюсь. Как бы она не замерзала по дороге в школу, когда зима наступит. Купи ей, пожалуйста, новое тёплое пальтишко, а то из всего она выросла... и укрывай её получше, когда она спать ложится... Летом обязательно свози Дашу на море, ей нужно как можно больше плавать. Кстати, не забудь сводить Дашу к Бурковой (детский врач-ортопед) и цветочки не забывай поливать». Словно бы ушла, уехала на несколько дней... Передо мной её руки в веснушках, обожженные солнцем в велопоходе по Псковской области, её милые ясные синие глаза, которые улыбаясь смотрят на меня, её голос звучит во мне...

Что она почувствовала, когда поняла, что её завлекает туда, откуда нет возврата?

Если уходит близкий человек, а особенно жена, самый близкий тебе человек - всегда очень больно. Мы с ней давно уже срослись и стали как единое целое. Я не допускал даже теоретически, что такое может случиться, что это возможно. Даже в страшных снах такое не могло присниться. Вдруг не ответила на звонок, и я сразу понял, что произошло что-то страшное. Понесся домой, но было уже поздно...

Начинаешь ценить человека по-настоящему, когда его уже нет, а при жизни недооцениваешь...

Софья Владимировна Костюк

Не верю, не верю, что её нет, её не может не быть. То ли я сейчас сплю и мне всё это снится, то ли я раньше спал и видел Софью во сне. Нет, этого не может быть, потому что есть живые свидетельства о Софье – её дочь Даша, её вещи, труды и плоды её деятельности. Каждый день, вот и сегодня, - захожу в аську и в скайп – вдруг Софья Владимировна в онлайне? Но нет... она почему-то не входит в онлайн. Почему Софья Владимировна? По привычке, потому что у Шахиджаняна всех называют по имени-отчеству. Странно...уехала,

наверное, куда-нибудь...но я же должен знать, куда она уехала! А я почему-то не знаю... Открываю её ЖЖ: вдруг новая запись? Нет, не пишет... Может, она всё-таки в скайпе? Тоже нет. Почему-то не звонит на мобильный, не беспокоится о Даше... Что бы это значило? Доверяет мне?

Из «Живого Журнала» Софьи:

«...16 августа 2002 года.

4 секунды из жизни N.

На столе: кан, пряник недоеденный, кружка чая выпитая, мобильник, пейджер, баночка красной икры и счета за телефон.

Каждое лето у меня есть предчувствие, что осени не будет. А если быть более точной, предчувствие, что меня не будет этой осенью. До сих пор мои предчувствия меня обманывали. И вместе с работой наступала осень.

Самое в этом грустное, что мои предчувствия меня не слишком расстраивали.

Я уезжаю.

Вернусь осенью.

Если вернусь.»

Через пару дней после её смерти пошёл снег, первый снег, который она очень любила, каждый год с радостью ждала и которого в этом сезоне не увидела. Через двадцать дней должно было наступить десятилетие нашего брака.

«...17 ноября 2001 года. Никогда в жизни я еще так не радовалась снегу. То ли потому, что все гадкое осталось под снегом. То ли потому, что скоро Новый год - мой самый любимый праздник в году. Или, может быть, потому, что два года назад я шла по широкому проспекту в вихре кружащихся снежинок, которые играли в свете фонарей, и отражались в моих глазах. Может, потому, что они привели меня в Волшебную страну, где я временно прописалась и не хочу уходить ни под каким видом.

Читаю беседы с Пастернаком Зои Маслениковой. Об этой книге я как-нибудь напишу отдельно. А пока что краткий диалог стареющего Бориса Леонидовича и Зои Афанасьевны об осени. "Это Вы потому так осень любите, что еще молоды".

Да, осень, зима - это своего рода смерть. Это только в молодости смерть далеко. Или кажется, что далеко.»

Софьи нет. Есть сотни и тысячи людей, знавших её, хоть бы и дистанционно, есть близкие друзья, засвидетельствовавшие её во всех подробностях, есть сотни тысяч фотографий в нашем семейном архиве (Софья много фотографировала, но есть мало хороших фото её самой), немного видео...

Человека нет, а память остаётся. Человек остаётся навсегда и вне времени.

Поговорим сегодня о Софье Владимировне Костюк, которая так тесно связана с «Соло на Клавиатуре», с компанией «Эргосоло», с Владимиром Владимировичем Шахиджаняном лично и со многими людьми, пользователями сайта nabiraem.ru и многими из тех, кто будет это читать. Если кто-то не знал ее лично, то автоматически познакомились с ней, пройдя английскую версию программы «Соло на клавиатуре». В восьмом же упражнении русского курса есть ее портрет и пара слов о ней.

Талант этого многогранного человека невозможно раскрыть ни циклом статей, ни тем более парой строк, но нужно сделать попытку, хотя бы робкую и несмелую.

Это не некролог, а живая история Софьи, это просто сборник моих воспоминаний для желающих познакомиться с этим удивительным человеком, Софьей Владимировной, если не лично, то заочно (да, я верю, что она здесь, с нами!) или просто еще раз вспомнить этого светлого и талантливого, умного и интеллигентного, воспитанного и тонкого человека.

Михаил Юрьевич Горшков



Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: