Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Армяне и Андерсен

2 мая 2011 года, понедельник, день 3246

Интересный получился день.

Когда мы в Копенгагене в три ночи заселялись в гостиницу, то нашу репризу: «А где тут бары для геев?» — исполняли с особым шиком.

— Мы хотели бы у вас поселиться, — произносил Павел Вячеславович.

— Сначала нам надо узнать, далеко ли отсюда гей-клубы, гей-кафе и гей-рестораны, — вступал в разговор я. — Надеюсь, вы поможете нам их найти? Мы из России.

— Мы заказывали номера заранее, по Интернету, — уточнял Павел Вячеславович.

— И учтите: мы заказывали два номера — мы будем жить отдельно, — добавлял я.

— Было бы хорошо, если бы мы жили на одном этаже, — высказывал своё пожелание Павел Вячеславович.

— Это, конечно, непринципиально — один этаж или нет. Я ещё не настолько стар, чтобы не мог спуститься или подняться к своему коллеге, — добавлял я. — Но всё-таки мне уже 95 лет, и иногда подниматься и спускаться бывает тяжело. Поэтому, конечно, жить нам на одном этаже.

Павел Вячеславович добросовестно, на полном серьёзе, переводил мои реплики.

Сотрудник отеля, не веря своим глазам, смотрел на меня и посчитал своим долгом сказать комплимент в мой адрес:

— Девяносто пять! Вы хорошо сохранились. Больше восьмидесяти пяти я не дам вам...

Администратор слушал нас, улыбаясь, ничего не понимая: то ли мы геи, то ли не геи, говорим серьёзно или разыгрываем его... Но нам выдали два замечательных номера, помогли с заселением и распечатали список всех гей-мест города. Это в три ночи!

Вручая список, сотрудник тихо добавил:

— У нас в Копенгагене есть специальные гостиницы для геев — может быть, вам туда?

— Нет-нет, — говорил я, — нам хочется жить в вашей гостинице...

Как только проснулся — начал звонить в посольство. Не дозвонился.

Павел Вячеславович Померанцев договорился с Татьяной Александровной Дербенёвой, руководителем Русского театра и сценической школы, о встрече с ней.

Из гостиницы отправились на могилу Андерсена.

По пути купили огромный цветочный горшок с ромашками.

Забавная произошла встреча! Рядом с магазином «Цветы» — где мы приобретали ромашки, — булочная, и мы в неё зашли. Как выяснилось, хозяин булочной — Карен Кочарян. Живёт в Дании уже почти двадцать лет. Я ему подарил свою книжку с анекдотами.

— Да, мне в Дании интересно, — рассказывал Карен. — К сожалению, торговля идёт всё хуже и хуже. Но пока жить можно. Я читаю Андерсена на русском, армянском, датском и английском языках. И вы знаете — это каждый раз разный Андерсен!

Мне понравился мой соотечественник: открытый, доброжелательный. Он всё пытался угостить нас кофе и вкусными булочками так, чтобы мы не платили. А я всё доказывал, что мне, к сожалению, нельзя ни мучного, ни сладкого. А за то, что съел Павел Вячеславович, мы, конечно, заплатили.

Покинув кладбище, где похоронен Ханс Кристиан Андерсен, и подойдя к машине, мы увидели странный квиток на лобовом стекле.

— О, — сказал Павел Вячеславович, — нас, кажется, оштрафовали на 100 долларов за неправильную парковку. И тут есть телефон, по которому можно звонить, если чем-то недовольны и у нас возникли какие-то вопросы...

— Нет, — сказал я, — некогда. Нам пора к Татьяне Максимовне Дербенёвой.

И мы отправились к ней.

Татьяна Максимовна закончила Щепкинское училище. Она увлечённо рассказывала о своей работе. Познакомила нас с внучкой Андрея Яковлевича Эшпая. Внучка приехала в Данию с концертами. Я рассказал ей, что знаком с Андреем Яковлевичем с незапамятных времён, когда тот жил на Большой Полянке, и было ему тогда около тридцати лет.

У Татьяны Максимовны мы спросили: что нам делать со штрафом — платить, не платить? А может быть, попытаться опротестовать?

Мы действительно не видели знака, что парковка запрещена. Точнее, даже не так: мы не видели знака, что парковку надо оплачивать. В Копенгагене очень много мест, где машину ставить можно — только надо оплатить стоянку. Всюду установлены автоматы: накормишь их монетками — получаешь чек. Чек прикрепляешь к лобовому стеклу — и гуляй, Вася.

— Что вам сказать? — начала Татьяна Максимовна. — Конечно, можете не платить — никто ничего вам не сделает. Но лучше заплатить. Хотя можете попытаться заехать к ним и опротестовать штраф — могут пойти навстречу. Люди здесь доброжелательные и всегда входят в положение туристов.

Павел Вячеславович позвонил — благо на квитанции с выписанным штрафом был номер телефона. Попытался по телефону качать права. Не вышло. Тогда договорились, что мы приедем на фирму, которая организует проверку правильности парковки и следит за оплатой штрафов.

Через десять минут мы были на фирме и долго беседовали с очаровательной сотрудницей. Увы, уговорить её отменить наш штраф нам не удалось.

— Мы понимаем, — говорила она, — что в городе трудно поставить машину. Мы хорошо всё это понимаем. Тем не менее — закон есть закон. Прошу заплатить штраф. Мы понимаем, что люди из России штраф не платят. Но вы сейчас не в России, а в Дании, и хорошо бы уважать наши законы. Люди из России ведут себя некрасиво. Мы к этому привыкли, но, надеемся, когда-нибудь всё-таки это изменится...

Сотрудница была предупредительна, воспитанна, внимательна — и непреклонна. И штраф мы заплатили.

Ах, если бы так работали сотрудники ГАИ в нашей стране!

Как я понимаю, ни у кого из оштрафованных в Дании и мысли не возникает, что можно дать взятку...

Мы ехали по городу, обсуждая историю со штрафом, и увидели вывеску на магазине: «Москва».

Зашли.

И снова армянин! Хозяин магазина — Александр Агабалян. В прошлом он был знаменитым в России тренером по дзюдо.

— Слушайте, не уезжайте! Оставайтесь в Дании на несколько дней. Мы хорошо проведём время, устроим шашлыки. В Дании небольшая армянская диаспора, и мы все друг друга поддерживаем. Это хорошо, что вы любите великого Андерсена. Я в детстве зачитывался его сказками. Свой магазин я снабжаю товарами из Германии. Очень тяжело иметь дело с россиянами: они всегда подводят по срокам и вечно заламывают цены. С немцами проще, — жаловался нам Александр Агабалян.

Это он посоветовал нам съездить в Христианию, где в открытую торгуют наркотиками, где можно жить и заниматься групповым сексом в открытую...

— Христиания, — говорил он, — это такой квартал, где живут наркоманы, геи... Там много арабов, вьетнамцев, китайцев... Нет, китайцев там мало. И армян там нет. И евреи отсутствуют. А датчане есть. Христиания принимает всех. Это свой город, со своими обычаями. Вы посмотрите — вам будет интересно.

И вечером мы отправились в Христианию.

О, это место запомню надолго...

Нам повезло: мы тут же нашли провожатого.

— Я покажу вам всё. Меня тут все знают. Я один из старожилов Христиании. Вы задавайте вопросы, я буду отвечать...

И он показал нам торговые ряды, где свободно продавали наркотики. Мы заходили с ним в магазины, на дискотеку. Его действительно все жители Христиании знали.

Христиания

Он привёл нас в домики, где вповалку спали местные жители.

Он познакомил нас с тремя женщинами (по тому, как они вели себя между собой, как общались, кокетничали, поглаживали друг друга, мы решили, что они лесбиянки), живущими в кузнице. Дамы в кузнице занимались творчеством. Мы посмотрели выставку их работ: литьё, ковка высшего качества. Работы действительно высокохудожественные.

Одна из обитательниц кузницы просила меня передать привет Екатерине Гердт, дочери Татьяны Правдиной.

Татьяна Правдина — жена Зиновия Гердта. Катя — её дочь. Зиновий Гердт относился к ней как к родной.

Дамы долго уговаривали нас выпить с ними — благо вино и нехитрая закуска стояли на столе.

А наш провожатый попросил (точнее сказать, потребовал) за свои услуги купить ему три бутылки пива. Мы выполнили его просьбу.

В Дании мы почти ничего не сделали для продвижения «СОЛО». Но вот зато увиденное в Копенгагене поможет мне в работе над книгой «Я+Я»: это и порнокинотеатр, и общение с хастлерами, и посещение эротических магазинов для геев, и беседы в геевских барах и клубах...

Для меня Копенгаген — это город Андерсена, город сказки, город доброты и нежности. Предупредительные горожане, сверхвежливые сотрудники баров, ресторанов и гостиниц, идеальная чистота на улицах и прекрасная архитектура. Аромат города: музыкальный город, лёгкий, спокойный...

Два раза звонил в офис и беседовал с Евгением Алексеевичем Никитиным. Он как всегда был бодр, энергичен, корректен и точен.

Судя по его телефонному докладу, ухудшения в работе фирмы пока нет. Всё идёт штатно.

В Копенгагене, как и во всех других городах, мне удалось многое сделать для книги «Я+Я» лишь благодаря блистательному Павлу Вячеславовичу Померанцеву, исполняющему несколько должностей: переводчика, водителя, начальника службы размещения, экспедитора, системного администратора, доктора, охранника, носильщика (мне, к сожалению, больше трёх килограммов нельзя поднимать), личного помощника, экскурсовода (он заранее готовился к поездке и всё узнавал о городах, где мы будем)...

Я первый раз за границей. Со всеми знакомлюсь, общаюсь, гуляю. А Павел Вячеславович работает: он за рулём, он переводил по пять-шесть часов без перерыва мои разговоры с датчанами, он договаривался и обеспечивал полностью наш быт — словом, Павел Вячеславович главный человек в этой поездке, без него мне ничего не удалось бы сделать.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P.S. Интересно, будет ли когда-нибудь столь же толерантное отношение к геям и к нашей стране?

«Отдых — редкая возможность подумать о делах». Геннадий Ефимович Малкин (род. 1939), писатель-сатирик

406

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: