Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Безумно интересная жизнь

22 — 23 апреля 2011 года, пятница — суббота, день 3238

Узнал, что умер на 77-м году жизни великий артист и режиссёр Михаил Козаков.

Он родился 14 октября 1934 года в Ленинграде в семье известного писателя Михаила Эммануиловича Козакова. Учился в старейшей школе России — Петришуле, основанной при лютеранском приходе Св. апостолов Петра и Павла; на тот момент она была школой для мальчиков номер 222. Воспитанниками школы были архитекторы К. Росси и Н. Бенуа, банкир А. Елисеев, композитор М. Мусоргский. Актёрский дебют Миши Козакова состоялся именно на сцене любимой школы...

Мы были знакомы с Козаковым с середины 50-х годов прошлого века. Впервые увидели друг друга во Дворце пионеров у Аничкова моста в Ленинграде.

Помню, какое сильное впечатление на меня произвела его игра в фильме «Убийство на улице Данте». Это был дебют в кино Михаила Козакова. Все женщины Советского Союза в него повлюблялись. А сам фильм оказался слабым, Михаил Ромм не любил эту картину. Несколько жён, много детей, разные театры, разные страны... Неспокойная жизнь. Безумно интересная жизнь. Тяжёлый финал.

Михаил Михайлович Козаков

В газетах обсасывали тему болезни Михаила Козакова: вот, мол, он один остался, уже начинают делить его имущество... Стыдно читать подобное, стыдно.

Сегодня долго звонил Марине Гридневой в Прокуратуру России. Она там руководит пресс-службой. Думал через неё выйти на заинтересованных лиц, чтобы взяли для сотрудников прокуратуры «СОЛО на клавиатуре». Дозвониться до неё сложнее, чем до заместителей Генерального прокурора. Её секретарша обещала, что Марина мне перезвонит. Я написал письмо по электронной почте. Буду ждать реакции.

Марина Гриднева

Я Марину Гридневу знал, когда она работала в «Московском комсомольце». Вдруг поможет пробиться к руководству и пробить мою идею?

До сорока процентов времени у прокурорских работников любого ранга уходит на писанину. Все работают за компьютерами. Девяносто восемь процентов прокурорских работников набирают двумя пальцами...

Вот говорим же о сокращении чиновничьего аппарата, о эффективности работы — и никак не можем понять, что при минимальных затратах финансов и времени можно достичь максимального результата. Не верят люди, не верят...

Вечером заехал в «Ашан». Покупал разные мелочи: готовлюсь к зарубежной поездке. Среди прочего купил и брюки.

Брюки мне продавала милая девочка по имени Юлия Айдеровна. Мы разговорились с ней. Она из Стерлитамака.

В «Ашан» я поехал с Е.А. Никитиным и П.В. Померанцевым. Терпеть не могу ходить в магазины и уговорил их помочь мне совершить эти покупки. Брюки мы выбирали с Павлом Вячеславовичем, а Евгений Алексеевич остался у входа в магазин и наблюдал за работой продавцов. Когда мы вышли из магазина, он сказал:

— А девочку-то, которая вам продаёт брюки, я знаю. У нас с ней даже свидание было в Стерлитамаке...

Какие неожиданные встречи бывают в «Ашане»!

К сожалению, брюки оказались длинными. Пришлось их укорачивать. Работа заняла десять минут. Делали прямо в «Ашане»: этажом ниже есть мастерская. Взяли за это 450 рублей.

Я всё перевожу на «СОЛО». Наша программа на диске стоит 200 рублей... Вечером — впрочем, какой вечер, ночью — провёл эфир на радио «Комсомольской правды».

Позвонила женщина с «Мосфильма» — она работала киномехаником в директорском зале, и мы с ней вспоминали в прямом эфире Михаила Ромма, Григория Рошаля, Сергея Урусевского, Эльдара Рязанова, Сергея Юткевича, Ивана Пырьева и других режиссёров киностудии. Она рассказывала, кто и как вёл себя во время сдачи картин дирекции «Мосфильма». Хороший кусок передачи получился! Много было звонков, связанных с личными отношениями: ссоры с родителями, с возлюбленными, с начальниками... Я учил всех не ссориться и, как заклинание, повторял фразу: «Обижаться на друзей нельзя, а на врагов — бесполезно».

Эфир прошёл хорошо. Сказывается он или нет на продвижении «СОЛО» — не знаю. Будем надеяться, что сказывается. Каждый раз меня слушает как минимум тысяч пять-шесть потенциальных учеников. Сколько всего ночью слушателей у радио «Комсомольской правды», я, к сожалению, не знаю, но несколько тысяч, конечно, есть.

Я про себя говорю: вот если бы мне предложили выступить ночью с трёхчасовым моноспектаклем в каком-нибудь концертном зале, где собралось бы три тысячи человек, — дал бы я согласие? Конечно, дал.

Вот именно так я отношусь к ночному эфиру. Это мой радиоспектакль. Это мой эфир. Это возможность пообщаться с теми, кто читает мои книги, занимается по моей программе, заходит на мои сайты.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P.S. Теперь, когда с момента записи прошло три месяца, с сожалением, огорчением, обидой сообщаю: Марина Гриднева мне не написала, естественно, не перезвонила, а я, сделав звонков десять в её приёмную, оставил эту затею.

Не хочет со мной говорить Марина Гриднева — не надо, обойдусь. Хотя, конечно, жаль: мы могли бы помочь не одной тысяче прокурорских работников трудиться лучше. Но если люди не хотят — насильно, как говорится, мил не будешь.

Так и не раздался мне звонок от высокопоставленного чиновника из Администрации Президента. А ведь обещал человек, обещал...

Многие беды в нашей стране связаны с тем, что люди обещают что-то, но не делают. А потом не испытывают по этому поводу никаких угрызений совести.

«Человек не умирает до тех пор, пока живут знавшие его». Чингиз Айтматов (1928-2008), писатель

353

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: