Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Николай Васильевич, но не Гоголь,
и Александр Сергеевич, но не Пушкин

9 сентября 2006 года, суббота, день 1582

Не верь! Не бойся!! Не проси!!!

Какие расхожие слова. Вроде для гордецов. Для суперменов.

Михаил Афанасьевич Булгаков, как свидетельствует его жена, нередко повторял: «Не буду никогда никого ни о чём просить. Захотят — сами обратятся с предложениями».

Жёстко звучит. Я с таким посылом не согласен. Верил, верю и буду верить людям. И по части «не бойся» не соглашусь. Боюсь хулиганов. Боюсь предательства. Боюсь неправды. Боюсь подставы. Боюсь стихийных бедствий. Боюсь аварий на дорогах. Но это не мешает мне быть уверенным в своих силах, без чего движение вперёд невозможно.

И, наконец, «не проси». Всю свою жизнь я у кого-точто-то нередко просил. И нередко находил понимание.

Вот и сейчас я прошу всех своих учеников-солистов поговорить со своим руководством об установке нашей корпоративной версии.

Я прошу всех, кто скачивает программу и хорошо относится ко мне лично, зайти на наш сайт и посмотреть ссылку «Движеньем рук сказать „люблю“».

О, я о многом прошу… О помощи, содействии, консультации. Мы ведь люди и вполне можем друг друга попросить о том или ином одолжении. И вполне можем помочь друг другу.

Только за последнее время мне невероятно помогли: довольно известный в Москве строитель Владислав Владиславович Иванов; Павел Геннадьевич Гудков, работающий на фирме «1С»; Давид Евгеньевич Ян, основатель ABBYY; Владимир Петрович Макаров, возглавляющий столичный Департамент по рекламе. Мне помогает Григорий Львович Куликов, руководитель «МИЭЛЬ»… Я уж не говорю о моих соседях, о докторах, о декане нашего факультета Ясене Николаевиче Засурском, о многих журналистах, которые когда-то учились у меня на факультете журналистики, а теперь протягивают руку помощи. Ничего зазорного в этом не вижу. Ведь и я по мере сил и возможностей стараюсь помочь тем, кто ко мне обратился. Мало того: я считаю, особенно если речь идёт о друзьях, что предлагать помощь нужно не тогда, когда о ней попросят. Нет. Если ты видишь, что кому-то нужна твоя помощь, предложи сам.

Сегодня всё пошло наперекосяк. Некому ехать на ярмарку… Павел Вячеславович Померанцев на даче. Роман Владимирович Колотеев — дома. Максим Андреевич Меньшиков — дома.

Я поручил всё организовать Роману Владимировичу — подготовить «бригаду» для работы на книжной ярмарке. А он перепоручил это Павлу Вячеславовичу и мне ничего не сказал. В результате ехать некому.

Я сам засел за телефон и стал обзванивать тех, кто мог бы поехать. За десять минут «бригаду» сколотил: Андрей Николаевич Иванов, Алексей Анатольевич Чейкин, Павел Александрович Иванов, Роман Александрович Воронцов — словом, одних уговорил, других попросил, от третьих потребовал… И сделал так, что нашлись люди и для работы в офисе, и для поездки на книжную ярмарку.

На ярмарке поставили рекорд. Восемьдесят дисков продали. Отлично! И около ста книг «Учимся говорить публично». Замечательно! Хотелось, правда, ещё больше. Но обстоятельства не позволили. Сотрудники издательства «Вагриус» попросили меня часа три не делать объявлений: с читателями встречались писатель Борис Васильев, знаменитый сатирик Аркадий Арканов, юморист Иосиф Раскин. В это время давать объявления было бы бестактным — вот мы и простаивали.

После работы на книжной ярмарке поехали в кафе «Му-Му» и все вместе хорошо поели.

Затем вернулся в офис. Подвели итоги работы за эти два дня. Наметили план на завтра. И к часу ночи я вернулся домой.

А дальше — почти детективная история.

Собрался открыть гараж, поставить машину — бац, а ключей нет. Куда они делись?

Две минуты на раздумья. Вспомнил! Утром было холодно, и я поехал на книжную ярмарку в курточке. А где курточка? Где она, любимая? Нет её на мне. Значит, где-то её оставил. Где?

Вспомнил, что заезжал после книжной ярмарки в офис.

Звоню — курточки в офисе нет.

В «Му-Му»? Нет, там я был уже без курточки, это точно.

Ключи — в кармане курточки, это факт. Но где она?

Остаётся только один вариант: книжная ярмарка! Промелькнуло передо мной, как кинокадры: вхожу на ярмарку, подхожу ко второму павильону, поднимаюсь по лестнице, закуриваю (достав сигарету из куртки), покурил, бросил сигарету в урну, зашёл в павильон, подошёл на стенд «Вагриуса», поздоровался с Натальей Борисовной Мордвинцевой, стало жарко, разделся (повесив куртку в маленьком служебном закутке) — и вышел к читателям… А когда всё закончилось, поехал в «Му-Му» с ребятами — но без курточки.

Вместе с Алексеем Анатольевичем Чейкиным на машине помчался на ВВЦ. А въезды закрыты ещё с десяти вечера… Работает один — на Лихоборах. С трудом проехали туда. Уговорили женщину-сторожа пустить на территорию (подарил книжку, рассказал всю ситуацию, она поверила).

Доехали до второго павильона. Все двери закрыты. Мы стучали — никто не отзывался.

Поехали в другой павильон (главный на книжной ярмарке). Через 15 минут вышел грозный охранник:

— Это вы долбили во втором павильоне во все двери и окна?! Сейчас в милицию сдадим!

Охранник разговаривает со мной через щёлочку — внутрь не пускает.

Тут вышел второй сторож — и заулыбался:

— А, Владимир Владимирович! Какая радость! — воскликнул он. — Кого я вижу! Как мне повезло!

Я молча слушаю. А он продолжает:

— Вы мне вчера замечательную книжку анекдотов подарили! Спасибо! Я ведь когда мальчишкой был, учился на втором курсе института, читал вашу книгу «1001 вопрос про ЭТО». Очень помогла мне в личной жизни, очень… Что случилось? Почему у вас растерянный вид?

Я рассказал о своих злоключениях с ключом, который остался в кармане курточки, а курточка висит в одной из комнат стенда «Вагриус».

— А, понятно. Трудно, сложно… Сейчас подумаем… Павильон ведь на охране, — продолжал он. — Чтобы снять его с охраны и вас пустить, нужно что-то придумать…

Длинная пауза.

Я нервничаю. Неужели придётся ночевать в машине на ВВЦ, ожидая, пока откроется ярмарка? Да и в павильоне ли курточка? А если даже там, то действительно ли в ней ключи? А вдруг мою курточку вместе с ключами кто-нибудь умыкнул? Она дешёвенькая, вряд ли кто позарится, но всё в жизни бывает.

— Так, — продолжал охранник, который занимался сексом по моей книге «1001 вопрос про ЭТО» и развлекал себя «1001 анекдотом про ЭТО», — езжайте во второй павильон. Сейчас я отдам им распоряжение. Всё-таки я старший, имею право. Это нарушение правил, но мы же люди. И вас я знаю: вы врать не будете…

С Алексеем Анатольевичем Чейкиным мы подъехали ко второму павильону. Поднялись по лестнице ко входу — ждём. Через три минуты приоткрылась дверь — вышли два человека с автоматами наперевес.

— Так… А кто у вас там в машине?

— Там никого нет, — сказал  я.

— А почему работает мотор? Заглушить!

Спустился по лестнице к машине, заглушил мотор, закрыл дверцу и снова вместе с Алексеем Анатольевич Чейкиным поднялся к сторожам.

— Так, покажите мне ключи от машины! — приказал охранник.

Я показал ключи.

— Нормально…

Он посмотрел на Алексея Анатольевича Чейкина и снова приказал:

— Пусть ваш охранник отойдёт на пятьдесят шагов от вас…

Неужели мы выглядим захватчиками книжного павильона? Алексей Анатольевич посмотрел на меня вопросительно.

— Отходите на пятьдесят метров… — сказал я тихо.

Алексей Анатольевич выполнил моё распоряжение, чеканя и, похоже, считая свои шаги. Со стороны это, должно быть, выглядело комично. Алексей Анатольевич Чейкин, хрупкий юноша небольшого роста, принят за моего телохранителя…

Меня впустили внутрь павильона. Второй охранник хмуро произнёс:

— На хрена ты его пускаешь? Тебе что, больше всех надо?..

— У вас ключи от стенда «Вагриуса» есть? — подозрительно спросил первый сторож.

— Нет, — еле слышно, с ужасом, произнёс я. (Вот ведь, пустили нас в павильон. До стенда «Вагриуса» 50 шагов. Там, наверное, моя курточка с ключами. Но как попасть в заветную комнатку?)

— Как вас зовут? — обратился я к охраннику.

— Николай.

— А отчество? — робко поинтересовался  я.

— Васильевич.

— Как Гоголь, — сказал  я.

— Тургенев моя фамилия, Тургенев…

Мне захотелось засмеяться, но я сдержался.

— Николай Васильевич, может, вы меня подсадите, а я через перегородку перелезу (на книжной ярмарке все стенды разделены на комнатки перегородками высотой примерно два метра) — или хоть стульчик подставьте, я вскарабкаюсь.

— Ладно, что-нибудь придумаем…

Мы подошли к стенду «Вагриуса». Вот она, заветная дверь в служебное помещение. Охранник лёгким нажатием эту дверь отжал, и она открылась.

Моя курточка сиротливо висела на вешалке.

— Ваша? — спросил охранник.

— Моя, — чуть слышно произнёс я.

— Берите.

Я надел курточку и тут же сунул руку в карман. О, счастье: ключи в правом кармане!

На выходе нас ждал второй охранник.

— Ну что, писатель? — сказал он с чувством превосходства. — Может, и мне книжку подаришь, а?

— Подарю. У меня в машине есть книжка. Сейчас принесу. Как вас зовут?

— Александр.

— А отчество?

— Сергеевич.

— Как Пушкин, — сказал  я.

— Нет, я не Пушкин. Я ношу фамилию известного советского писателя Симонова. Знаешь такого?..

Я быстро сбегал в машину, взял анекдотики, подписал их Александру Сергеевичу Симонову и попросил Чейкина отдать охраннику.

В три ночи я открывал гараж…

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P.S. Спасибо Алексею Анатольевичу Чейкину, что он был со мной!

«Не верь… Не бойся… Не проси…»

Я верил, боялся и просил. Но прошло всё хорошо. А теперь спать. Крепко спать.

«Если читатель не знает писателя, то виноват в этом писатель, а не читатель». Илья Ильф

400

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: