Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Постоянно думаю о деньгах

19 декабря 2002, четверг, день 221

Открыл ежедневник. Пробегаю список дел.

Эта вечная проблема приоритетности, проблема выбора. Дел много, а времени мало. Вот и сегодня все выполнить не смогу. Значит, что-то нужно отменить.

На четверг, 19 декабря, назначена встреча с Евгением Борисовичем Голубевым, главным редактором газеты «Россiя». Днем в офис хотел приехать Константин Игоревич Беляев. В 14.00 ко мне приходит Мария Александровна Казицкая, и мы должны заняться сайтом и книжкой «Учимся говорить публично«.

Я планировал встать в восемь утра, но с трудом поднялся в девять. Можно, конечно, попытаться провести встречи с Голубевым и Беляевым до двух часов. А если на дорогах пробки? Решил эти встречи отменить.

Евгений Борисович Голубев — он тоже замотанный — с радостью согласился перенести наш разговор. Беляев говорил со мной сонным голосом, видимо, я его разбудил. Долго не мог понять, о чем речь: какая встреча, зачем, почему?

— А… Мы сегодня не встречаемся. Это хорошо, — сказал он. - Встречаемся завтра. Это тоже хорошо. Завтра буду в офисе.

В 14.00 приехала Мария Александровна. Часа три мы отвечали на письма солистов, а к рукописи книги «Учимся говорить публично» и не притронулись. В 18.00 вместе поехали на фирму.

Целый день ловил себя на мысли, что думаю о деньгах.

Спрашиваю: сколько регистраций? Мне отвечают: десять. Ага, 1500 рублей на счет поступило. Мало! Через десять дней выдавать зарплату. Сможем ли, соберем ли? Через шесть дней Дмитрий Витальевич Лашунин, наш главный бухгалтер, даст мне на подпись счета. Подписать легко — оплатить сложно.

Он же даст на подпись и налоговые платежи. НДС, налог с продаж… Заметил, что выдерживаю паузу до минуты. Только потом ставлю подпись. Но ведь ставлю. Мы никак не можем понять: налоги — это мы, налоги — это зарплата учителям и врачам. Но, да, знаю, порой эти деньги тратят так, что бывает стыдно.

Никогда еще я так много о деньгах не думал и не говорил.

Ко мне приехал Андрей Вагнерович Андреев. Он решил заказать пиццу с доставкой на дом.

Это стоит 600 рублей. Поймал себя на мысли, что перевожу эту сумму на количество программ «СОЛО на клавиатуре»: 600 рублей — четыре программы «СОЛО».

На АЗС заплатил 900 рублей — шесть программ «СОЛО». Просто наваждение какое-то.

Должен ли руководитель все время думать о деньгах? К сожалению, должен. Иначе в один прекрасный день он узнает, что в банке ноль, а на столе — пачка счетов.

И рядом сотрудники, которым не из чего заплатить. Неделю-две, а может быть, и три они согласятся подождать, а потом пойдет вполне закономерное недовольство.

Когда создавалось «СОЛО на клавиатуре», мы с Александром Владимировичем Лимоновым обсуждали вечную проблему — могут ли в России платить за программы? Провели эксперимент. Выложили в Интернете программу, и она некоторое время была бесплатной. Мы обратились ко всем: если можете, оплатите. В первые же две недели программу оплатило 40 человек. Их список мы дали на сайте. Значит, есть сознательные люди?

Андрей Янович Зепс, помогающий нам по Прибалтике, на своей страничке написал: если кто-то может заплатить за программу больше, мы будем признательны. И несколько человек заплатило больше.

Я часто получаю письма, авторы которых удивлены стоимостью нашей программы. Они считают, что она должна быть больше.

Может быть, и нам обратиться ко всем ученикам — прямо так и написать: программа наша стоит 5 условных единиц - 150 рублей, но если вы можете заплатить больше, мы будем признательны. Правильно ли нас поймут? Захотят ли помочь? Заплатят ли больше?

Несколько руководителей известных компьютерных фирм, создающих софт, советуют увеличить цену на программу в два раза. При этом они ссылаются на собственный опыт.

— Сделайте «СОЛО на клавиатуре» не 150 рублей, а 300. Количество денег, которое вы получаете, не уменьшится, а возни станет меньше.

Они правы: меньше кодов, снизится поток почты, реже будет звонить в офисе телефон, не придется увеличивать число установщиков программы, а доход останется таким же.

Стоит ли так поступать? Нет. Ведь меньше станет учеников, а мы, прежде всего, заинтересованы в обучении других людей, приобщении их к компьютерной грамотности.

Я склонен принять другое решение: снизить цену на программу. Пусть будет тот же доход (доход, а не прибыль), хотя, конечно, хотелось бы больше, но возрастет число лицензионных солистов. Это важно.

Пока я не готов принять такое решение.

Наконец-таки все сотрудники фирмы сдали фотографии, и мы отдали документы на оформление пропусков.

Ночью дежурил Роман Владимирович Колотеев.

— Роман Владимирович, а вы спрашиваете, где люди узнали телефон нашей фирмы?

- (после длинной паузы) Ой, забываю.

— Пожалуйста, не забывайте. Это важно. Передают ли наш телефон солисты друг другу, узнают ли его из рекламных объявлений в газете или на нашем сайте. Понимаете меня?

— Понимаю. Постараюсь спрашивать.

— Постарайтесь.

Такой диалог у меня происходит каждый день с Евгением Александровичем Ременцом, Сергеем Викторовичем Исаковым, Марией Александровной Казицкой, Андреем Валерьевичем Кнорозом, Алексеем Викторовичем Илларионовым и другими славными сотрудниками «ЭргоСОЛО».

Только Алексей Анатольевич Чейкин и Алексей Николаевич Антипин выполняют мою просьбу: спрашивают у позвонивших, где они взяли номер телефона и откуда узнали о программе.

Как же заставить (уговорить, упросить, приказать), чтобы так делали все? Может быть, пару раз наказать кого-нибудь? Или поступить иначе — за то, что А. А. Чейкин и А. Н. Антипин все время выполняют мою просьбу, премировать их? Доплатить им по 1000 рублей? Смотришь, и до других дойдет, как надо работать.

К вечеру настроение упало. Узнал, что умерли два хороших человека: писатель Грант Матевосян (в 60-х годах я с ним несколько раз встречался в Ереване, в моей библиотеке две его книги с дарственной надписью) и Александр Товстоногов (сын Георгия Товстоногова, последние годы он работал в Ленинграде, мы часто встречались в то время, когда он вместе с Анатолием Васильевым и Борисом Морозовым руководил в Москве театром имени К. С. Станиславского).

Перед сном получил письма.

Одно из них предлагаю вашему вниманию.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Хочу ещё раз поблагодарить Вас и весь славный коллектив за чудесную работу! Я закончил все 100 уроков, хорошо сдав экзамен. Большое, громадное спасибо. Это письмо, как, впрочем, все остальные письма, пишу только Вашим методом. Изучая «СОЛО…», имел громадное моральное удовлетворение и, просиживая за изучением 2-3 часа в день, не мог дождаться следующего, чтобы вновь сесть за изучение. Появилась какая-то спортивная злость, особенно когда трудно получалось и приходилось начинать вновь и вновь. Должен сказать, раза два, хотелось бросить, но Ваши чётко направленные психологические вставки не дали этого сделать даже в мои 65 лет!

Более того, двое моих друзей, тоже, к сожалению, не молодых, послушав и посмотрев, скачали программу и начали заниматься. А сейчас не смейтесь — позавидовав мне, впервые в жизни села за компьютер жена и благополучно прошла первые уроки!

С уважением, Ваш М. Миллер.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. Достал из почтового ящика квитанции — оплата за телефон и квартиру. Сразу прикинул, сколько это программ «СОЛО на клавиатуре».

«Не хозяин платит зарплату — он лишь выдаёт деньги. Зарплату платит продукт». Генри ФОРД

Владимир Шахиджанян
(Фото Льва Шварца)

Мне 17 лет. Последняя десятка в руках. Снимал Лев Шварц. Мы вместе работали киномеханиками в кинотеатре «Приморский». Лев стал киноведом. Закончил ВГИК.

563

Комментарии

Жданов Юрий Николаевич 21/03/13 09:24
"<Провели эксперимент. Выложили в Интернете программу, и она некоторое время была бесплатной. Мы обратились ко всем: если можете, оплатите.>"
"<— Сделайте «СОЛО на клавиатуре» не 150 рублей, а 300. Количество денег, которое вы получаете, не уменьшится, а возни станет меньше.>"

Правильные практические шаги.
Выли у самого.
Июнь, работа массажистом на участке пляжа.
Народ не поднять. Их интересы - пиво, рыба.
Прошел по участку и объявил, что сегодня первый день работы поэтому любой массаж - 100 руб.
Было это лет 5 назад. Спина стоила 300.
Первым послал свою жену на массажный столик мужик, толстенный МВДшник. сидевший с бутылкой пива.
.Спросив - 100р.? Да это не деньги.
Тогда я провёл массаж 12 человекам. Устал. Но заработал 1200 из них половина мне, половина тем, кто дал работу.
Каждого предупреждал, что завтра цена будет нормальной не все за 100, а спина 300, воротниковая зона 150.
На следующий день пришли народу меньше, работы было меньше, меньше устал, но выручка была больше 1400, ( заработок 700)

Так, что советы и эксперименты Ваши правильные.
Стратегические принципы - это другое, но я думаю, что с возрастание цены, со 150 - не повлияет заметно на количество привлекаемых учеников

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: