Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Режиссура фирмы

19—20 ноября 2002, вторник—среда, дни 191—192

Добиваться цели во что бы то ни стало. Не сдаваться.

Тебя отбрасывает назад, а ты должен, успокоившись, собраться с силами и начать все снова. И, конечно, нужно всегда настаивать на своем замысле.

На определенном этапе развития фирмы, к такому выводу я пришел, необходимо сделать все зависящее от тебя, чтобы добиться выполнения поставленных задач. А главное — делать всегда так, как запланировал ты, придумавший и создавший новое направление, так, как видишь ты, так, как представляешь ты, организатор фирмы, автор.

Если угодно, это режиссура фирмы.

Существует режиссура спектакля, фильма, выставки, программы. И побеждает только тот режиссер, который способен претворить свой замысел с минимальными потерями. Он не идет на поводу дирекции, актеров, прессы, коллег. Он верит в свой замысел.

Замысел есть и у руководителя фирмы — стиль фирмы, психологический климат фирмы, иерархия фирмы, ее особенность, ее оригинальность, ее отличие от других.

Я уже писал, что можно поставить одну и ту же пьесу, скажем «Гамлета», по-разному. Все зависит оттого, кто ставит (немалое значение имеет, кому поручат главную роль).

Попробую с этих позиций рассмотреть три прошедшие дня.

Я все время говорю: сотрудников искать среди тех, кто прошел или проходит «СОЛО».

Я все время твержу: среди наших учеников наверняка есть поразительные люди, которые очень многое могут сделать для нас. По крайней мере пока они учатся.

Так нередко поступают врачи. Любой главный врач больницы (впрочем, и директор школы тоже) использует возможности больных. Мы должны использовать возможности учеников (солистов).

Получил письмо от Андрея Валерьевича Кнороза. Он пишет, что проходит программу, что она ему нравится. На мое предложение встретиться и поговорить о совместной работе он ответил согласием. Мы увиделись на фирме. Андрей Валерьевич — студент технического вуза, ему 20 лет — выглядит на 17, сообразительные глаза, интеллигентная внешность.

Алексей Николаевич Антипин и я рассказывал ему, как надо работать на фирме: комментарии к анкетам, ответы на письма, выдача кодов, техническая поддержка, общение по телефону, нахождение установщиков программы, передача им заказов, контроль за выполнением. Вот, собственно, и все. Но если эту работу делать творчески, быть самому заинтересованным в ее результатах, то мы создадим о себе добрую славу и, конечно, приобретем новых учеников.

Вроде я говорю только с Андреем Валерьевичем, но замечаю, что все остальные прислушиваются к нашему разговору.

Косвенное обучение. Тебя вроде ничему не учат, но ты слышишь разговор своего руководителя с подчиненным и тоже наматываешь на ус. Кстати говоря, такой прием нередко срабатывает лучше, чем прямое обучение.

Так я стараюсь учить Романа Владимировича Колотеева (добр, честен, искренен), Алексея Анатольевича Чейкина (упрям, быстр, активен, деятелен), Евгений Александровича Ременца (спокоен, ровен, основателен) и других сотрудников. Мне хочется, чтобы они горели на работе, мне хочется, чтобы они трудились увлеченно, мне хочется, чтобы они лично были заинтересованы в продвижении «СОЛО на клавиатуре». Они умеют набирать быстро, они должны помочь другим. Как увлечь? Что я должен для этого сделать? Как научить работать сотрудников?

Все время раздумываю, каким же должен быть руководитель. Я могу быть строгим, сердитым, все помнящим. Могу быть добрым, мягким, спокойным. Этот вечный вопрос — быть или казаться руководителем. Играть роль руководителя или прежде всего оставаться самим собой. Понимаю, слишком много мягкости — и, как говорится, могут сесть на шею, разболтаться: а… он никогда никого не ругает, можно работать спустя рукава.

Очень трудно найти сознательных сотрудников. Палка, к сожалению, нередко нужна. И все-таки я прихожу к выводу, что самое лучшее — это оставаться самим собой. Ни в коем случае не срываться, не кричать, не злиться, не угрожать. Тихо и спокойно можно сказать, что если работать человек будет так же, то скорее всего мы найдем сотрудника, который его заменит.

Не приемлю обмана. Но сталкиваюсь с этим. Вижу, знаю, что иногда некоторые сотрудники хитрят, лукавят, а то и обманывают. Пока делаю вид, что не догадываюсь об этом. Наблюдаю. Но ведь могу и не выдержать. Тогда расставание. Я не буду доказывать сотруднику, не буду подлавливать его. Нет. Позову и скажу честно, что мне, думается, нам лучше расстаться.

Расставаться больно, однако для дела эта процедура — расставание — необходима. Но ни в коем случае сотрудники не должны бояться руководителя. Работа под постоянным страхом приводит к печальным результатам.

Три часа во второй половине дня у меня ушло на беседу с корреспондентом журнала «Секретарь». Она приехала ко мне домой, и мы прошлись по интервью, подготовленное ею. Вместе с Марией Александровной Казицкой внесли правку. Я очень надеюсь, что эта публикация даст нам хороших учеников. Буду рад, если Вы посмотрите это интервью — мы публикуем его сегодня отдельным выпуском на сайте.

Не успели завершить работу с корреспондентом журнала «Секретарь», как раздался звонок по телефону. Сергей Викторович Исаков сообщил, что послал мне рекламу для газеты «Россiя», она запланирована в завтрашнем номере и ее нужно срочно посмотреть и поправить.

(Руководитель должен быть всегда спокойным, выдержанным и ровным. Я знаю это.)

- Черт возьми! — кричу в трубку. И тут же смягчаюсь: — Дорогой и замечательный Сергей Викторович. — И вновь завожусь: — Ну скажите мне на милость, до каких пор будет продолжаться это безобразие?! Почему мы каждый раз утрясаем вопросы с рекламой в последний момент? Почему вы меня ставите перед фактом? Завтра публикация, и я должен все отбросить и заниматься рекламой. -Распаляюсь все больше и больше.

(Какое счастье, что Исаков слушает меня молча, иначе я разозлился бы еще больше.)

- У меня другие планы, — продолжаю я. — Мне нужно написать заметку в «Российскую газету». Ладно, сейчас скачаю. Позвоните мне через три минуты.

Скачал. Вместе с Марией Александровной посмотрели рекламу. Ее нужно переделывать — нет согласований в словах, нет четкости мыслей, нет упоминания про «Демос».

Позвонил Исаков. Мне стоило большого труда не сорваться снова. Я говорил мягко и спокойно по интонации.

- Сергей Викторович, рекламу надо переделать. Сейчас этим и займусь. Через полчаса вам пришлю. Но давайте договоримся — в последний момент больше не делать. Если вам не нравится работать у нас или вы не можете заниматься тем, чем занимаетесь, подумаем о других обязанностях. Но не заставляйте меня нервничать, менять планы и не провоцируйте на крик. Я ведь не хочу злиться. Приношу вам свои извинения за наш первый разговор — я не выдержал и сорвался. Но, пожалуйста, избавьте меня от должности личного помощника Сергея Викторовича Исакова. Не я, а вы должны мне что-либо напоминать, не вы, а я вас должен контролировать. Давайте договоримся: если я что-либо прошу, то я должен просить это только один раз. И вы попробуйте выполнять мои просьбы, распоряжения, указания, советы, предложения с первого раза. Так будет лучше вам и мне. Полезнее для дела. Не нужно мне сейчас говорить, согласны вы с этим или не согласны, ибо, если не согласны, то нам лучше расстаться. Вы меня слышите?

- Да… Хорошо слышу, все понял.

- Через 20 минут я вам все пришлю. Всего доброго.

Через 20 минут мы послали рекламу в газету «Россiя», которая должна выйти во вторник.

А вечером радостное событие — Саркис Рубенович Тевосян наконец-таки привез мне обложки для диска. У каждого диска будет свой уникальный номер. Он напечатан на обложке.

Как все затягивается. Как все по пути от замысла до выполнения обрастает проблемами. Ведь я уже было хотел отказаться от такой обложки. Раз не получается — и не надо. Хорошо, что не отказался.

Режиссер не должен отказываться от первоначального замысла из-за тех или иных привходящих обстоятельств. Режиссер должен добиваться воплощения своего замысла. Конечно, ста процентов никогда не бывает, но если идти на компромисс, то от замысла вообще ничего не останется. И в результате — провал. Это в театре, в кино.

Но это и в жизни. Я думаю, если бы президенты и генеральные директора рассматривали работу на фирме под таким углом зрения, они большего бы добились.

Утром во вторник, получив почту, первым делом посмотрел газету «Россiя». Реклама есть. И неплохая.

Целый день работал дома.

Все думал, а не привлечь ли мне Сергея Владимировича к работе? Даже поговорил с ним на эту тему по телефону. Вроде удобно — сын, я ему доверяю. Он образован. Прекрасно сам набирает на клавиатуре. Отлично знает мой характер. Когда отец передает сыну свое дело — это ведь хорошо. Намеком дал ему понять, что хотел бы поговорить на эту тему более серьезно. Тут же вспомнил свои разговоры с Юрием Владимировичем Никулиным, который долго сомневался, брать ли замом своего сына Максима Юрьевича Никулина.

- Отец, — сказал мне сын, — у тебя своя жизнь, у меня своя. Думаю, мы с тобой быстро переругаемся, и ничего хорошего из нашего содружества не получится. Я всегда готов тебе помочь. Но работать под твоим началом — наверное, это не для меня.

В эту ночь, со вторника на среду, на фирме работали Алексей Николаевич Антипин и Ярослав Викторович Башмаков. Антипин учил. Башмаков учился. А я контролировал. Звонил им через каждые полчаса до 4-х утра и все спрашивал, как дела.

А среда прошла привычно.

С утра работал дома и все вспоминал о словах своего сына. Когда он был маленький, я мечтал: вот подрастет и станет самым близким другом. Все отцы, наверное, так мечтают. Поймал себя на мысли: хорошо бы принять участие в воспитании внука. Вдруг ощутил себя дедушкой. Представил, как гуляю с сыном моего сына, как воспитываю его, уверен, лет до 10-12 он меня будет понимать.

Днем поехал в университет. Проводил семинар. Агитировал студентов в который раз принять участие в работе фирмы. Потом принимал у них зачет по «СОЛО». Некоторые набирают уже прилично.

А вечером вместе с Максимом Андреевичем Меньшиковым и приехавшим из Красноярска Павлом Владимировичем Кочкиным мы пошли в кафе в гостинице «Россия».

Павел Владимирович торжественно вручил мне два больших пакета. В Красноярске для нас напечатали обложку для диска. Так сошлось. Я про обложки. То ни одной, то сразу двойной тираж. Но лучше двойной, чем ни одного. Мы отлично поговорили.

Приехал домой поздно и сейчас, наверное лягу спать.

Нет, сначала позвоню на фирму, узнаю, как там дела. Режиссер думает о своем произведении круглосуточно. Руководитель фирмы в этом плане похож на режиссера.

Впрочем, наверное, хороший врач постоянно думает о больных, хороший учитель — об учениках.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. А что, это интересная мысль. Режиссура фирмы. Говорят вся наша жизнь — игра? Этакий жизненный сериал. И он пройдет лучше, если его режиссировать. Нужно будет подумать над этой темой. Интересно!

«Человек в собственной жизни играет лишь маленький эпизод». Ежи ЛЕЦ

365

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: