Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Шипы и розы

Реприза «Розы и шипы». Фото Георгия Хомзора, знаменитого фотографа редакции «Известий».

Он любил цирк и часто ходил на представления вместе с журналистом Михаилом Николаевичем Долгополовым.

Михаил Николаевич писал рецензии — Хомзор давал свои фотографии.

Георгий Хомзор родился в 1914 году, умер в 1990-м. В его фотоархиве много цирковых фотографий.

«Никулина я люблю больше многих клоунов. Почему? А он воевал, как и я. А война — она, знаете ли, сближает» — говорил Георгий Маркович.

И Юрий Владимирович хорошо относился к Георгию Марковичу. Разрешал заходить в гардеробную, позволял снимать себя за кулисами, а если фотография вдруг не получалась (Такое редко, но происходило) , то разрешал всё переснять.

Помню, Долгополов вместе с Хомзором пришли в цирк, на генеральную репетицию, фотограф щёлкал, а потом выяснилось: плёнку загубили в проявочной. Пришлось заново всё снимать. Снимок шёл в номер (у «Известий» был вечерний выпуск). Никулин по просьбе фотографа специально приехал в цирк позировать.

Как родилась реприза «Шипы и розы»?

Рассказ Никулина о рождении репризы в книге «Почти серьёзно…» получился подробным:

— Всё началось с того, что в день рождения жены я долго метался по Москве в поисках цветов. В магазинах, как назло, продавали лишь искусственные цветы и железные венки для покойников. А частники за букетики, которые и дарить-то стыдно, заламывали бешеные цены. В тот день я цветов так и не купил и, пока шел домой, неся торт, придумал такую сценку: человек ухаживает за девушкой, та требует цветы, а купить их негде. С отчаяния кавалер покупает венок с железными листьями, надевает его девушке на шею, и они уходят.

Но тут же подумал: юмор слишком мрачный.

Однако тему в тетрадку записал. А работая в Киеве, я познакомился с местным драматургом Михаилом Татарским и рассказал ему о своем желании сделать репризу на эту тему.

- Тема-то хорошая, только нужно ее правильно выкрутить, - сказал он. - Буду думать.

И через неделю Татарский принес клоунаду «Розы и шипы».

Клоун хочет подарить любимой девушке цветы. А их нигде нет. Тогда клоун берет у появившегося спекулянта букет роз и преподносит девушке. При расчете выясняется, что денег у клоуна мало. (Миша здорово изображал подвыпившего матерого спекулянта. Он носил цветы в ведрах на коромысле, смачно сплевывал и очень смешно торговался со мной.) Разгневанный спекулянт выхватывает у девушки цветы и уходит. Влюбленный бежит вслед за ним и возвращается с цветами… но без брюк. Счастливые влюбленные покидают манеж.

Таня и я играли влюбленных. Миша — спекулянта. Публика хорошо принимала эту клоунаду. И мы не успевали уйти с манежа, как в зале раздавались аплодисменты.

Только один раз меня выбили из колеи. В одном из летних цирков, когда Миша — «спекулянт» вырвал букет из рук Татьяны и унес его с манежа, с первого ряда спокойно поднялась зрительница, смело перешагнула барьер и вручила мне букет гораздо лучше нашего, бутафорского. Я растерялся. Публика в зале засмеялась. То ли думали, что так и надо, то ли по моему растерянному виду поняли, что все это сюжетом не предусмотрено. Неуклюже потоптавшись несколько секунд, я подбежал к женщине, сунул ей обратно цветы и кинулся догонять Мишу.

- Что ты там делал? - прошипел Миша, помогая мне в темном проходе снять брюки.

- Потом, потом скажу, - успел ответить я и побежал к влюбленной уже с его цветами.

Конечно, финал номера в тот вечер нам испортили. А зрительница в конце представления вручила свой букет красивому и стройному наезднику Валерию Денисову.

420

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: