Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Это скучное понятие — исполнительская дисциплина

12—13 октября 2002, суббота—воскресенье, дни 153—154

Субботние дни люблю. Хотя практически нигде не служу и ощущаю себя свободным человеком, в будние дни все равно набирается немало дел, которыми нужно заниматься.

Ложась спать в пятницу, в последнее время всегда произношу одну и ту же фразу: с утра начну разбираться.

Как хорошо, что мы офисе еще не обросли бумагами, газетными вырезками, папками со старыми документами, письмами, записками, архивом по финансовой части. В этом плане на фирме у нас полный порядок. Есть несколько папочек у Дмитрия Витальевича Лашунина, нашего главного бухгалтера, есть несколько папок у нашего офис-менеджера (он же начальник отдела кадров, он же заведующий отделом по подготовке и переподготовке кадров, он же руководитель отдела по личным установкам — как громко все звучит — и он же просто хороший человек) Алексея Николаевича Антипина.

Наша фирма небольшая — и по количеству людей, работающих у нас, и по объему (можно исчислять в рублях, можно в количестве продаж), но проблемы у нас такие же, как и у больших фирм. Просто если у больших фирм по каждому направлению работает один человек или группа, то у нас сотрудники вынуждены все совмещать. Тот же Алексей Николаевич Антипин отвечает на анкеты и занимается всем тем, о чем я только что рассказывал.

И я вынужден совмещать.

Алексей Николаевич в субботу дежурит в офисе. Вместе с ним Максим Андреевич Меньшиков. А я через каждый два-три часа звоню и интересуюсь, как идут дела.

Вот ведь вопрос: зачем звоню? Может быть, зря отрываю от дела?

Я вспомнил Валентина Ивановича Исакова, генерального директора Автоваза. Мы с ним около 15 лет поддерживали дружеские отношения. (Он вышел на пенсию сам. Спустя год, к сожалению, умер. Хотел было подготовить свои воспоминания, но не успел. Жаль.)

Где бы Валентин Иванович не находился, через каждые два-три часа ему сообщали о работе завода: сколько машин выпущено, как работает конвейер, сколько автомобилей ушло на реализацию, какие были важные звонки, не произошло тех или иных ЧП. И где бы Валентин Иванович не находился, он по телефону, если того требовала обстановка, вмешивался в работу завода. Свои указания, распоряжения, советы и предложения он говорил только один раз. И мог быть спокоен — все будет записано, выполнено и через определенное количество времени доложено ему об исполнении.

Нас губит отсутствие исполнительской дисциплины в стране. С этим сталкиваюсь и я в нашей фирме. (Как лучше говорить — в моей фирме или в нашей фирме? Фирма зарегистрирована на меня. Я ее владелец, собственник, но говорить, конечно, надо наша фирма, на нашей фирме, а также мы сделали, мы добьемся.)

По пять-шесть раз напоминаю некоторым сотрудникам, что нужно дозвониться до тех или иных людей. Сколько раз я просил использовать на клавиатурах компьютеров в офисе раскладку «машинопись». Добился исполнения только после двадцатого напоминания.

Одного коллегу я прошу уже, наверное, раз пятьдесят зайти в МГТУ имени Баумана в центр компьютерного обучения и поговорить с сотрудниками о том, чтобы установили «СОЛО на клавиатуре» на их компьютерах. Он живет, этот сотрудник, в трех минутах ходьбы от центра и все никак не может выполнить мое поручение. Я его, конечно, понимаю: утром он часто просыпает и поэтому убегает, не успевая зайти в центр, вечером возвращается поздно, когда центр уже закрыт. Но каждый раз, когда я ему напоминаю о своем поручении, он преданно смотрит мне в глаза и тихо произносит:

— Сделаю.

Конечно, если хочется добиться исполнительской дисциплины, то нужно проявлять суровость:

— объявить выговор;

— лишить премии;

— выругать при всех четко, громко, ясно и, может быть, зло, хотя зло не надо, скорее с сожалением, с грустью;

— и наконец, просто расстаться с этим сотрудником, но публично, чтобы все понимали: если будут поступать так же, то и их ждет подобная участь — увольнение.

Почему же я так не делаю? Почему всех уговариваю? Прошу по 10-15 раз выполнить то или иное поручение? Почему постоянно всех прощаю?

А все просто. Ребята работают за мизерные деньги, работают не по 8 часов, а по 10-12, иногда и больше. И самое важное: ребята не умеют работать, их надо учить.

Если через две-три недели мой сотрудник так и не дойдет до центра, боюсь, я взорвусь и предложу нашу фирму покинуть… Иногда капля переполняет чашу терпения.

Пока же идет период обучения. Я пытаюсь сделать то, чего не смогли достичь родители, школа и институт: воспитать у моих ребят ответственность, научить контролю за своими действиями, обязательности, пунктуальности, деловитости. В этом плане меня радует Максим Андреевич Меньшиков.

Радует?

Пожалуй, да. Корректен, сдержан, точен, хорошо думает, обаятелен. Что еще надо? Но вот мы договорились с ним, что он будет вести дневник. Не тот секретный, который никто не должен читать, а вполне открытый, и будет присылать его мне. В этом дневнике он должен анализировать каждый прожитый день и подводить итоги рабочего дня: что сделал, с кем говорил, о чем подумал, к каким выводам пришел, что нужно исправить, почему получилось или не получилось то или иное дело.

Максим Андреевич обещал так и делать.

Обещал! Но слова своего не сдержал.

Буду воспитывать.

Вечером ко мне приехали замечательные люди — Софья Владимировна Костюк и Михаил Юрьевич Горшков. Чем мы занимались?

Обсуждали, какой должна быть программа, что нужно сделать еще для диска, как организовать переписку с солистами, что нового можно сделать для наших англоязычных пользователей. Родилась одна невероятно интересная идея, которая, как мне кажется, может увеличить число англоязычных учеников раза в три-четыре.

Я написал эту фразу и задумался. Года 3-4 назад, ни секунды не раздумывая, я бы сказал, что мы придумали. А сейчас решил не раскрывать всех карт. Идею могут перехватить. О, как я заговорил!

Когда я только сел за компьютер (это было 6 лет назад), то со всеми делился возникающими у меня идеями. А лет 15-20 назад идеи появлялись буквально каждую неделю. И я рассказывал о них на лекциях, в статьях, по радио. Когда меня спрашивали, зачем я разбрасываюсь идеями, я отвечал:

— Не важно, кто выдвинет идею, важно, чтобы она была реализована. А идей столько, что на всех хватит.

А вот ведь, в этот раз так не говорю и идеей не делюсь.

Мы просидели допоздна. Забавно, что каждый раз, встречаясь по субботам, мы как бы успокаиваем друг друга и полушутливо- полусерьезно говорим друг другу: все будет хорошо, все сделаем, не будем волноваться, не будем торопиться.

Так и прошла суббота.

Ну а воскресный день?

Я встречался с химиком по образованию и музыкантом по призванию Александром Владимировичем. Он проходит «СОЛО», поет в трех церковных хорах, пишет диссертацию, недоволен своим раздвоением, никак не может определиться, чем хочет больше заниматься. Химия дает ему деньги. Но как же он любит петь! Я ему рассказывал про нашу фирму. Он внимательно и долго слушал, а потом произнес:

— Да. Вам, конечно, нужны увлеченные люди, тогда вы свернете горы. Если бы я не увлекался химией и музыкой, то пошел бы к вам работать. Взяли бы?

Мы провели вместе почти целый день. Александр Владимирович помог мне убраться, сходил за мной на прогулку в Сокольники. Мы продолжали говорить про «СОЛО». Но главной в нашем разговоре была тема призвания. Мы вспоминали Бородина, автора оперы «Князь Игорь» и химика по образованию и профессии, мы вспоминали других людей, которые смогли сочетать свои разносторонние интересы так, чтобы одно помогало другому, чтобы не мешало развитию личности, а способствовало.

Когда мы прощались, Александром Владимировичем сказал, что, кажется, в себе разобрался и попробует спланировать свою жизнь и найти свое «я».

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. Конечно, найти свое «я» необходимо каждому из нас.

Вот Алла Аркадьевна Азарх (ее помощь неоценима, и каждый день я с благодарностью думаю об Алле Аркадьевне), она вроде нашла свое «я», но сейчас начала учиться — музыке. Или наш замечательный сотрудник Алексей Анатольевич Чейкин — я заметил, как он изменился за три месяца работы на нашей фирме, стал более сдержанным, подтянутым, аккуратным и обязательным. Ушла его капризность. Он в поисках своего «я».

Когда я раздумываю на эту тему, то невольно возвращаюсь к программе «СОЛО на клавиатуре». Ведь наш курс должен помочь человеку обрести собственное «я», а не только научить набирать слепым десятипальцевым методом.

«…часто убеждением можно сделать больше, чем насилием». ЭЗОП

543

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: