Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Курю только я. Слабак!

21 января 2008 года, понедельник, день 2052

Целый день провёл в офисе.

Понял, что три человека пришли на работу сонными. Не высыпаются. Это безобразие.

Сразу вспомнил заметочку из журнала «Итоги». Она так и называется: «Всем спать!».

В японских школах постепенно вводят тихий час, а точнее, тихую пятнадцатиминутку. Таким образом руководство учебных заведений заботится об отдыхе старшеклассников, которые из-за большой нагрузки спят в среднем по шесть часов в сутки. Хронический недосып для японцев — серьёзная проблема. Они вообще считаются нацией, которая меньше всех спит. А поэтому короткий восстановительный сон «узаконен» во многих компаниях. Это помогает повысить работоспособность. В Токио и других городах даже стали открывать специальные спальные салоны, где за 4,5 доллара можно вздремнуть полчасика. Теперь мода на послеобеденный сон добралась и до учебных заведений. Первопроходцем здесь стала школа Мейзена. Местные учителя с подачи школьного руководства после обеденного перерыва выключали в классах свет, ставили классическую музыку и вместе с учениками дремали за своими столами. Результат не заставил себя ждать — всего через год в школе значительно улучшились успеваемость и посещаемость.

У меня много недостатков. Каждый день ругаю себя, что не могу бросить курить. Ежедневно говорю: завтра — всё. Просыпаюсь, завтракаю — и тянусь за сигаретой. Слабак! Презираю себя. И курю…

Как только брошу — так напишу книжку о борьбе с курением. Обязательно. Ведь брошу же! Надо!

На нашей фирме никто, кроме меня, не курит. Это моё достижение.

Долго общался с Иваном Валерьевичем Солнцевым. Чудесный парень! Может стать прекрасным автором нашего сайта. Обещал над этим подумать.

Обещал…

Сколько мне разных людей обещают что-то сделать! Если бы хотя бы десятая часть выполнила свои обещания — мы бы, я о фирме, жили гораздо лучше.

Понимаю: надо давить, напоминать, требовать, контролировать, стать властным и грозным. А вот этого я и не хочу.

Мог бы стать грозным начальником… Но больше всего на фирме мне нравится атмосфера — добрая, мягкая, взаимоуважительная, честная, открытая и искренняя. У нас нет формализма. У нас полное доверие друг к другу. У нас абсолютное взаимоуважение.

Наблюдаю за Алексеем Леонидовичем Борщёвым. Медленно, но входит в работу. Обаятелен. Перспективный сотрудник! Ему хочется работать лучше, он готов учиться этому.

Минут двадцать стоял у окна — смотрел, как идёт снег.

Снег для меня — всегда уныние и грустные воспоминания о детстве. Холодно, страшно, одиноко…

В очередной раз напомнил Роману Владимировичу Колотееву о том, что пора пересаживать юкку, а то ведь погибнет. В очередной раз Роман Владимирович сказал мне, что всё помнит и в ближайшее время обязательно этим займётся.

Павел Вячеславович Померанцев приболел, и я разрешил ему в офис не ходить. Больные сотрудники должны лечиться дома. Никаких «подвигов» в этом плане нам не надо.

Познакомился с новым учеником очной школы. Денис Александрович Волков. Обаятельный парень. Ушёл с работы, вот-вот найдёт новую.

— Пока у меня есть неделя свободная — с одной работы ушёл, на другую ещё не вышел, — хочу пройти у вас курс «СОЛО на клавиатуре», научиться набирать слепым десятипальцевым методом. Долго созревал для такого решения и вот наконец-таки его осуществляю…

Сам сегодня занимался и с Антоном Николаевичем Беляевым.

Антон Николаевич с золотой медалью окончил школу, получил красный диплом в институте, но решил резко поменять профессию — стать бухгалтером. И станет… Он настолько въедлив, аккуратен, настырен и точен, что не сомневаюсь: через полгода какая-то фирма получит великолепного бухгалтера.

Я не просто смотрел, как занимается Антон Николаевич, — я любовался им. Если, проходя очередное задание, он допускал ошибку, то реагировал на неё с улыбкой.

— Сначала я злился, когда случались ошибки, и даже хотел кричать, — поделился со мной Антон Николаевич. — А потом понял: если относиться к ним иронично, не ругать себя, то ошибок станет меньше. Ибо если злишься, то начинаешь нервничать, волноваться, боишься допустить ошибку — и допускаешь её, и они не просто выводят из равновесия, а могут и до истерики довести. А я этого не хочу. Поэтому если я допускаю ошибку, то улыбаюсь.

У нас уникальная очная школа! Ну где ещё есть такое, чтобы школа работала в круглосуточном режиме, без праздников и выходных? Нет такого в нашей стране, а может быть, и в мире.

У нас действительно индивидуальный подход. Людмила Аркадьевна Макарова (на сайте публикуется её книжка) создала в школе, я бы сказал, атмосферу почитания каждого ученика…

Много внёс в развитие нашей школы и Сергей Михайлович Крючков.

Мне казалось, что у нас будет очередь на занятия, нам придётся даже проводить отбор среди желающих заниматься. Нет, есть свободные места. Что это — слабая реклама, наши недоработки по продвижению школы? Наверное, да.

Почему-то я был уверен, что каждый ученик, прошедший наш курс в очной школе, приведёт к нам ещё двоих; не просто расскажет о «СОЛО на клавиатуре», но и продемонстрирует своё умение набирать слепым десятипальцевым методом.

Полгода назад нашу школу закончила Светлана Анатольевна Комарова. Так у неё совпало, что после окончания нашего курса она получила перспективное предложение по работе; трудилась в одном кадровом агентстве — и стала его руководителем.

— Владимир Владимирович, — сказала мне Светлана Анатольевна, — ваша очная школа прекрасна. Я счастлива, что прошла её. Вы оказались правы: после окончания курса — карьерный рост. Я занимаюсь подбором кадров. Помню вашу просьбу рассказать о школе другим. Всем, кто просит устроить его на работу, даю совет: пройдите «СОЛО на клавиатуре», овладейте слепым методом! Многим своим коллегам рекомендую вашу очную школу — и… натыкаюсь на полное непонимание. Стена! Все говорят одно и то же: набор — это не главное, и двумя пальцами можно хорошо набирать, я так быстро не думаю, я вам не секретарь-машинистка, мне это не нужно… Некоторые соглашаются, что дело это полезное, но тут же добавляют: займусь когда-нибудь, если будет время… А времени ведь никогда не будет, если его не запланировать. Объясняю, рассказываю, демонстрирую слепой метод набора, все охают, ахают, восхищаются, но не вдохновляются моим примером…

Мало того: я был уверен, что каждый ученик очной школы поможет нам найти корпоративных солистов. Каждый ведь где-то работает, учится… Увы: пока никто из наших очников не смог помочь нам помочь в этом плане — пробить у себя на работе или учёбе (уговорить начальство) установку нашей корпоративной версии. Многие попытки делали, я это знаю…

Когда я только начинал очную школу, то думал, что года через два-три она превратится в самостоятельную фирму, в центр обучения компьютерной грамотности. Планировал преподавать в ней не только слепой метод набора, но и учить работать с различными прикладными программами, не говоря уже о «Ворде», «Экселе», «Фотошопе», «Файнридере»… Может быть, даже элементарный курс веб-программирования для тех, кто хотел бы строить свои сайты на любительском уровне.

А ведь это всё реально. Сил не хватает. И времени. И настырности.

Пробыл на фирме до позднего вечера. Много сделали звонков.

Посмотрел отчёты по обзвону. Всё больше и больше становится тех, кто прошёл все сто заданий нашей программы.

И опять же вынужден констатировать: мои прогнозы не оправдались. Я был уверен: начнём делать сто звонков в день — и один человек в день станет нашим корпоративным солистом. Один из ста — один процент. И вот вроде сто звонков делаем, а на корпоративных солистов не выходим. Почему?

Наверное, не так говорим по телефону. Видимо, не умеем уговаривать. Скорее всего наши сотрудники не развили у себя интуицию — с кем и как нужно говорить по этому поводу по телефону. Надо подумать, как решить эту проблему и как научить сотрудников эффективным телефонным разговорам.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P.S. Несколько дней назад получил два мерзких, гадких письма. Отправил их в папку «Хамство и ругань». Я регулярно получаю подобные письма — с матом, угрозами… Обычно удаляю их. Если что-то сверхоригинальное, то помещаю в эту папку, чтобы иногда показывать своим знакомым: вот как трудно людям жить на белом свете, что хочется обязательно сделать виртуальную гадость.

Эти два письма были похожи друг на друга. Я воспользовался предложением одного высокого милицейского начальника и написал ему официальный запрос с просьбой помочь выяснить, кто мне мог написать такие грязные письма.

Почему-то я думал, что они от одного человека, но с разных адресов. Сегодня выяснил: нет, это два человека, оба живут в Москве, оба взрослые, за плечами университетское образование. Живут в материальном плане достаточно хорошо. У обоих был неудачен первый брак. Оба гуманитарии. И этих двоих я, оказывается, знаю лично. Один из них очень талантлив, второй абсолютно бездарен. Но по характеру они близки: мелочны, завистливы, обозлены на жизнь и других людей, злые по натуре…

Вот поэтому и получились у них одинаковые послания.

Когда я узнал, кто авторы этих писем, огорчился. Конечно, никаких ответных шагов я предпринимать не буду. Я просто пожалел этих людей. Как же им тяжко жить с такой ненавистью к людям и к миру вообще… Как трудно домашним с ними.

Живо представил себе, какими станут эти люди лет через 10—15. Пожалел их, пожалел.

«Приветствуй день вставанием!» Станислав Ежи Лец

390

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: