Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

»Домино» и «Синий троллейбус»

10 июля 2002, среда, день 59

Считается, что и в капле воды можно увидеть все проблемы моря. А ведь верно. Точно так же, если судить по моему сегодняшнему дню, можно сказать о бизнесе по-российски.

Я пишу эти строчки на следующий день, когда немного остыл.

Вчера не мог писать.

А все началось с того, что мне приснился странный сон.

Олег Наумович Непомнящий выгонял меня из своего кабинета. Я на него сердился, доказывал, что он ведет себя неверно: А он угрожал мне, стращал, провоцировал меня, кричал, потом носился за мной. Мне было обидно, больно, горько. Но я ничего не мог сделать. От возмущения во сне я задыхался, не мог сформулировать фразу.

(Кто такой Олег Наумович Непомнящий? Он работал в цирке на Цветном бульваре администратором. Потом в кукольном театре у С. В. Образцова. Затем стал администратором у Пугачевой и Киркорова)

Я хорошо помню этот сон.

Предутренние сны запоминаются особенно отчетливо.

Запипикал пейджер. Хотел было перевернуться на другой бок и продолжать спать, но почему-то встал и, с трудом протирая глаза, прочел сообщение: «Владимир Владимирович, вы наверняка сейчас спите, и я не могу вам дозвониться. Ситуация сложная — нас выгоняют из офиса. Мы еще здесь, и я буду ждать вашего звонка. Сергей Викторович Исаков».

Посмотрел на часы: 9 часов 09 минут. Значит, я спал 3 часа.

Что случилось? Кто выгоняет из офиса, почему выгоняет?

Планировал встать в 11.30, спокойно позавтракать, в 13.10 выехать из дома, чтобы в 13.45 быть на телевидении — прямой эфир передачи «Принцип Домино».

Тема — «Стерпится-слюбится». Я в роли эксперта.

Звоню в офис, никто не берет трубку.

Звоню на мобильный Сергею Викторовичу Исакову.

Выясняю: Раиса Сергеевна Акимова вместе с Иваном Никитичем Акимовым (то есть бабушка с дедушкой) около 8 утра, открыв своим ключом дверь, вошли в офис, с ними был еще какой-то мужчина. Этот мужчина начал менять замки. Азат Лаисович спал, он же лег около пяти утра.

В 9.00 в офис на работу приехали Сергей Викторевич Исаков и Евгений Александрович Ременец.

Бабушка с дедушкой наших сотрудников выгнали на улицу. Закрыли дверь на новый замок и куда-то удалились.

Захват. Почта, телеграф, вокзалы.

Захват!

Вон отсюда и забудьте адрес.

Захват.

Пустите чайку попить, ой, как кушать хочется и переночевать негде.

Захват.

А что дедушка зря что ли комиссаром был?! Деньги получены. Деньги переведены вперед. Теперь нам никто не нужен. Пусть другие деньги платят.

Захват!

Нас выгнали на улицу. Как работать? Как быть? Мы же все там сделали. Как будет поддерживать связь с солистами?

Захват.

Я все рассказывал Сергею Саидовичу Алимбекову.

Он радовался за меня.

Я рассказывал Давиду Евгеньевичу Яну. Он радовался за меня.

Я рассказывал Марине Владимировне Тыщенко. Она радовалась за нас…

Вот такая ситуация. Что делать? Как быть?

Собака лает во всю. Гулять просится.

А я спать хочу.

Звоню Глебу Владимировичу. Он меня сюда сосватал в свое время — интересно, что скажет?

А что он может сказать? Он в машине едет в аэропорт — улетает в Ленинград. Но, тем не менее, он позвонил своему коллеге, и тот обещал что-то предпринять.

Минут 30 ушло у меня на телефонные разговоры. Дело безнадежное. В офисе никто не отвечает, непонятно, с кем вести переговоры.

Помещение принадлежит общественному совету ветеранов, у нас нет официального договора.

Человек, который нас сюда впустил, практически в бегах — куда-то исчез и больше не появляется.

Конечно, можно вызвать милицию, написать заявление. И у меня такая мысль возникла.

Но чем поможем милиция?

У нас есть договор об аренде? Нет. Тогда о чем речь? Освободите помещение вместе с вещами! Это в лучшем случае. А в худшем — без вещей. Потому что оборудование мы на баланс фирмы не поставили. Хотя у нас и есть документы, что мы это оборудование приобретали, даже не мы, а я. Ну и несите эти вещи к себе домой, — так мне скажет любой начальник милиции, и будет прав.

Бизнес по-российски.

Снова звоню в офис. Бабушка с дедушкой уже там.

Мы договариваемся о встрече. Для себя принял решение — немедленно вывозить компьютерную технику и выметаться из «нашего» офиса.

Связался с ребятами, велел разбирать и паковать технику, ждать меня.

По телефону договорился с издательством «Вагриус», что они примут технику на хранение.

Выхожу из дома и размышляю, на чем ехать в офис — метро, такси, на своей машине?

Жара. Сердце болит. Если по пути к гаражу схвачу машину — поеду на леваке. Путь от дома до гаража занимает 45 секунд. Около моего дома стоит газель. Я к водителю.

— Слушайте, давайте поедем. Полтора часа работы — хорошо заплачу.

— Нет, нас надо заказывать заранее. У меня сейчас заказ. Часа четыре буду занят.

Подхожу к своему гаражу и вижу — машина пикап и какой-то мужик вытаскивает из нее коробки и картонные листы. Я к нему.

— Слушайте, подарите мне полтора часа времени, я вам хорошо заплачу. Нужно съездить на Добрынинскую площадь и обратно, а по пути сделать небольшую остановку.

— Я работаю в автомагазине, — он показал рукой на соседний дом. - У меня хозяева есть, если они разрешат…

Почти гипнотизирую:

— Поехали к вашим хозяевам.

Ехать-то всего секунд сорок.

Водителя зовут Олег Евгеньевич. Старшего менеджера магазина, в чьем ведении находится водитель, — Олег Александрович.

Я выглядел странным. Горящие глаза, слишком уверенная речь. Не говорю, а внушаю, убеждаю, почти требую, распоряжаюсь.

— Я вас прошу, дайте мне вашего водителя на полтора часа. Я вам свои книжки сейчас за это подарю. Дело невероятно важное. Я в книжках рекламу про ваш магазин сделаю. Я недалеко живу, в соседнем доме…

— Это где Шендерович, что ль?

— Ну да. Только в другом подъезде.

— Это у вас собака немецкая овчарка?

— У меня.

— У меня тоже немецкая овчарка. И насколько вам нужна машина?

— На полтора часа.

— И какую рекламу вы нам сделаете?

Черт возьми, я тороплюсь, мне надо успеть вывезти технику, доставить ее в издательство «Вагриус», вернуться домой, принять душ, переодеться и ехать на телевидение.

— Какую нужно, такую и сделаю — почти бесплатно.

— Да… - тянет старший менеджер магазина. - Что-то не вызываете вы у меня доверия. Странный вы какой-то. - И сколько лет вашей собаке?

Я сдерживаюсь и спокойно отвечаю:

— Двенадцать.

— Моей тоже двенадцать. Тоже немецкая овчарка…

Я уже это слышал… Еще секунда — и я взорвусь.

И тут он добавляет:

— Ладно, берите водителя, езжайте с ним, заплатите ему 150 рублей. Это расходы на бензин и его рабочее время.

Мы садимся с Олегом Евгеньевичем в тесную кабину пикапа.

Если бы наш разговор во время поездки записал на магнитофон, слушатели бы многое узнали о моем водителе. Он говорил всю дорогу. Он говорил по поводу и без повода. Нет, он славный человек, но как же я раздражался от каждого слова и с каким трудом сдерживал себя. Избрал тактику поддакивания. Что бы он ни говорил, на все отвечал: да-да, да, конечно.

Вот цепочка его рассуждений. Немцы умеют работать, жена хотела взять в роддоме еще одного ребенка, от которого отказалась соседка по палате, на работе платят мало, дороги у нас ужасные, необходима крепкая рука в правительстве, от жары люди тупеют, спешить не надо — можно попасть в аварию, легко заработанные деньги, когда левачишь, легко уходят, пить плохо, мы не заботимся о медицине и просвещении, жить за кольцевой трудно, машина совсем измотанная, карданный вал, задний мост, крестовина, боковые зеркала — они все время бьются, в машине нужно много менять, клапана стучат, глушитель с дыркой, двери плохо закрываются, бензонасос барахлит, курить вредно, но я, дурак, как и вы, увы, курю…

И так всю дорогу. А я думал о своем.

Та-а-ак. Технику перевезем. Новое помещение, возможно, появится в конце месяца. Работать дома станет сложно.

Интересно, успею сегодня на телевидение или не успею?

Сейчас главное — вывезти технику, выступить на телевидении, ну а после уже все обдумать, спокойно взвесить и только тогда принимать решение. Самое важное — здоровье. Не торопиться, не волноваться.

Мне 62 года. На улице жара. Инфаркт, инсульт — все бывает. Нужны положительные эмоции.

Приехали в офис.

Бабушка с дедушкой наперебой верещат.

— Да, мы решили, вот, так, от вас отказаться. Нам и заседать негде. И работа у вас странная. А может, мы еще и договоримся. Все сделаем в маленькой комнатке. И вы бы с нашей молодежью встретились. Почему замок меняем? Так нам посоветовали.

Театр абсурда.

Ребята все складывают в ящики. Так это споро делают, как будто всю жизнь переезжают. Загрузили все аккуратно в пикап, не забыли взять даже две бутылки пива, оставшиеся после приема в офисе Дениса Евгеньевича Афанасьева.

В пикапе только одно пассажирское место. Даю ребятам сто рублей и говорю:

— Берете такси, доезжаете по Садовому до Цветного бульвара, до эстакады. Выходите из машины, поворачиваете направо, проходите метров 20, там будет лесенка. Поднимайтесь — и в издательство «Вагриус». (Психология бизнесмена. Даю деньги ребятам, а про себя отмечаю, нужно бы главбуху о расходах сказать. Пусть учитывает.)

Сергей Викторович Исаков был в издательстве вместе со мной, и я не сомневался, что он легко все найдет.

За 18 минут мы с водителем доехали до издательства «Вагриус». А моих ребят нет. В издательстве «Вагриус» некому разгружать технику. 12 довольно тяжелых коробок. Звоню по мобильному Сергею Викторовичу.

— Вы где?

— Мы у цирка.

— Что вы там делаете?

— Ищем издательство «Вагриус».

— Идите к Садовому кольцу, переходите кольцо.

— Какое кольцо? Мы идем к центру.

Связь оборвалась.

Еще несколько раз я звонил, но соединиться не смог.

Вышел их встречать. Минут через 7 мы увидели друг друга.

Оказывается, у Сергея Викторовича в мобильном телефоне сели батарейки. Выяснилось, что я все перепутал. В издательстве «Вагриус» был со мной не Исаков, а Антипин Алексей Николаевич, а Сергей Викторович вообще представления не имел, где находится «Вагриус». Это чудо, что мы встретились.

За восемь с половиной минут ребята разгрузили технику. Я еще подумал: может быть, они все-таки профессиональные грузчики?

Еще рад дал им на такси и сказал: езжайте в Сокольники. А сам нырнул в пикап и поехал домой.

Час сорок восемь ушло на всю операцию.

Почему так подробно об этом рассказываю? Потому что все это почти кинолента.

Все слишком четко — по кадрам.

Делал одно — а думал о другом. Чувствовал: вот-вот взорвусь. Хотелось покончить с бизнесом раз и навсегда.

А дальше понеслось.

Семь минут на душ, быстро в машину, с Азатом Лаисовичем Разетдиновым едем на телевидение.

Не буду рассказывать о том, как провел два часа в Останкино. Пообщался с Еленой Хангой, Юлией Бордовских, Кай Метовым (я и не знал, что есть такой певец), долго целовался со старыми знакомыми — Аллой Иошпе и Стаханом Рахимовым, придумал и исполнил небольшую сценку. Там были поцелуи, анекдоты, розыгрыши и моралите.

Принимали хорошо.

Передача закончилась, мы с Азатом Лаисовичем поехали домой.

Дома — все сотрудники офиса. М. В. Едемская, А. Н. Антипин, Е. А. Ременец, С. В. Исаков и сторож Кристоф.

Помню эту минуту. Полная растерянность. Что делать? Кому выдавать коды? Куда записывать сообщения на пейджер? Как продолжать тестировать? Мы же никак не можем закончить тестирование восьмой версии.

Состояние нервно-приподнятое. Разговор по телефону с нашим замечательным редактором М. А. Казицкой. У нее выходной. Она дома.

— О-о, Мария Александровна, как хорошо, что я говорю с вами.

— У вас удачный день? — спрашивает Мария Александровна. -Такой бодрый голос. Как жаль, что я не посмотрела вашу передачу.

— У меня превосходное настроение. Все замечательно.

И я в красках рассказываю ей о бабушке с дедушкой.

— Представляете, бабушка с дедушкой пришли в офис, выгнали наших мальчиков, сменили замок. Но нам повезло, мы легко вывезли всю технику. И теперь она в «Вагриусе».

— «Вагриус» вам дал помещение? Как хорошо!

— Отлично! Мы занимаем весь второй этаж «Вагриуса», кабинеты Глеба Владимировича Успенского, Андрея Михайловича Ильницкого, Татьяны Николаевны Костериной. А бабушку с дедушкой возьмем сторожами.

Мы все хохочем.

На самом деле было тоскливо. Базы данных остались в компьютерах, компьютеры — в коробках, коробки в «Вагриусе», «Вагриус» на улице Троицкой.

В квартире толчея. Никто не знает, чем заниматься.

Если корабль тонет, капитан должен оставаться на мостике, и в этом случае может произойти чудо. Корабль выплывает.

Посадил ребят за компьютеры и сказал: тестируем программу, полчаса работает один, полчаса — другой. Два человека тестируют кириллицу, два человека — версию на английском языке. Про версию транслит я забыл.

Марина Васильевна готовила обед, ребята стучали по клавишам. Кристоф мирно позевывал, а я составлял план действий.

Получить почту,

выдать коды,

закончить тестирование,

постараться ускорить получение нового помещения,

выложить как можно быстрее восьмую версию для скачивания,

договориться с МТУ-Интел, чтобы мы могли для солистов, пользующихся МТУ-Интелом, платить не отходя от компьютера,

заказать рекламу в «Округе»,

договориться о встрече с редактором КП. В. К. Мамонтовым,

отказываться от любых предложений выступать на радио, телевидении, писать для газет и журналов, полностью сосредоточиться дня три-четыре на соло, а потом продолжать заниматься книгами.

Закончить рукописи, которые я обещал издательству.

Раздался телефонный звонок. Звонили с ТВЦ.

— Вас беспокоят из программы синий троллейбус. Вы давно обещали у нас выступить. Передача, где принимает участие ведущая — это Я, Ирина Леонидовна Палей, писательница Татьяна Витальевна Устинова — пишет детективы, и вы, психолог. В 01.15 мы вас ждем в Останкино.

— Смотрю на часы — семь вечера. Наверно, успею подготовиться, наладить тестирование СОЛО в домашних условиях. Даю согласие.

Я принял участие в этой телепередаче. Вдруг увидит ее кто-то из тех, от кого зависит развитие СОЛО?

За моими компьютерами сидела по очереди: наш главный бухгалтер Дмитрий Витальевич Лашунин, исполняющий обязанности исполнительного директора Сергей Викторович Исаков, главный менеджер по личным установкам Алексей Николаевич Антипин, дежурный солист Азат Лаисович Разетдинов, менеджер-стажер Евгений Александрович Ременец.

Мы работали до 6 часов утра. В 7 утра я свалился. Спал до 12 утра и сейчас пишу эти строчки. Бодренький и веселенький, правда, мне ничего не хочется делать.

Но корабль ко дну не пошел. Он выплыл.

А потом был замечательный разговор с Аллой Аркадьевной Азарх. Спасибо ей. Настроение стало совсем хорошим. Можно и нужно работать. Как же важно, чтобы тебя поддержали те, кто верит, чтобы в трудную минуту они оказались рядом.

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P.S. С Натальей Владиславовной Перминовой, Леонидом Дмитриевичем Каминским, с Евгением Борисовичем Голубевым, Павлом Николаевичем Гусевым и многими другими я не встретился… Но ведь еще не вечер, как говорили в годы моего детства.

Принцип домино — какая костяшка выпадет. И куда увезет меня синий троллейбус?

«В старости следует быть особенно милым и интересным, чтобы не походить на человека, засидевшегося в гостях и давно уже всем надоевшего» Магдалена Самозванец, польская писательница

391

Комментарии

Кувизина Альбина Александровна 20/08/15 20:39
Я под большим впечатлением от этой статьи.

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: