Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Валерий Валерьевич, я ценю Ваш прорыв!

17 января 2003, пятница, день 250

Роман Владимирович Колотеев, Сергей Викторович Исаков, Евгений Александрович Ременец, Максим Андреевич Меньшиков нервничают. Ольга Владимировна Комолова спокойна. Я созерцателен.

Так началась пятница.

Ольга Владимировна Комолова экзамены уже сдала. А вот юноши… Сессия у них продолжается. Поэтому на расстоянии я просто ощущаю, как они нервничают.

Я мысленно с ними. Я желаю им удачи. Я в этом искренне и шкурно заинтересован. Чем быстрее они сдадут экзамены, тем скорее смогут нормально работать.

Пятница прошла спокойно.

Андрей Валерьевич Кнороз и Алексей Викторович Илларионов заняты переоформлением сайта.

Сергей Викторович Исаков, начальник строгий, но справедливый, нагрузил их на полную катушку.

Сергей Викторович утверждает: еще неделя-другая — и сайт наш будет в новом оформлении. Я не верю. Если управимся к 1 марта, и то хорошо.

Сергей Викторович Исаков взялся за работу серьезно, и наш сайт становится все лучше и лучше.

Несколько раз звонил Валерий Валерьевич Тумин. Он просил присылать ему анкеты для ответов. Я отказал. Наверное, он обиделся, хотя я говорил с ним долго, внимательно и старался быть убедительным.

— Валерий Валерьевич, — говорил я, — ценю порыв. Вы замечательный человек. Мне нравится ваша настырность, желание нам помогать. Но пока поручить вам отвечать на анкеты не могу. Все-таки вам только 11 лет, вы еще не до конца прошли курс по русскому языку за среднюю школу, поэтому те или иные ошибки в ваших ответах неизбежны. Конечно, у нас есть сотрудники, которые допускают ошибки, хотя и закончили институты. Мы планируем организовать для них курс русского языка. Я был бы вам признателен, если бы вы занялись продвижением программы в Интернете: дискуссии на форумах, работа с теми, кто согласен поставить у себя ссылку на наш сайт, и так далее.

Валерий Валерьевич недовольно сопел в телефон. Возникла длинная пауза.

— Ну хорошо, — наконец произнес Валерий Валерьевич.

Радостное событие — сутки компьютеры работали без сбоя. Уже хорошо.

А мы с Марией Александровной Казицкой занимались редактурой книги «Учимся говорить публично». Там вроде бы не так и много работы, но мы не можем заниматься только книгой. Письма, сайт, поддержка, звонки, материалы для газет.

Ответили на 89 писем. А еще более трехсот писем ждут своего часа.

Некоторых наших солистов раздражает пятисекундная задержка окна с текстом про ошибку. Они просят убрать эту задержку, которая их нервирует, злит, беспокоит, выводит из себя.

Казалось бы, нам надо пойти навстречу, тем более что внести изменение в программу легко. 15 минут работы — и все станет так, как хотят ученики. Их процентов 20, не больше.

Казалось бы, конфликт: одна пятая часть солистов пишет, что нужно внести исправления; нам легко все изменить, но мы не хотим этого делать; и у одной пятой учеников из-за этого возникает раздражение.

Вспомнились слова Генри Форда. Он говорил, обращаясь к своим сотрудникам: «Не спрашивайте у покупателя, какой автомобиль он хочет. Вы, профессионалы, должны знать лучше».

Какую мы ставим задачу? Получить как можно больше денег? Или для нас все-таки самое главное — научить людей набирать слепым десятипальцевым методом? Главная задача, естественно, научить. Конечно, мы хотим, чтобы нашу программу оплачивали — без этого мы не сможем развиваться. И мы надеемся на сознательность наших учеников.

Я вспоминаю свой разговор с Андреем Яновичем Зепсом. Он предложил мне написать на сайте обращение к солистам: мол, наша программа не дорогая, и если вы можете оплатить больше, чем мы просим, мы будем за, поддержите нас.

Пока такое обращение не появилось. Но я близок к тому, чтобы его дать.

Так почему же я не убираю пятисекундную задержку сообщения, связанного с ошибкой? Мало того, именно письма солистов, пишущих об этом, убеждают меня в том, что мы на верном пути и что идти им навстречу не следует.

Итак, сидит человек и проходит наш курс. Нажимает механически на клавиши — быстрее, быстрее и быстрее. Бац! Ошибка! Выскакивает окно с текстом об ошибке. Это солиста раздражает.

Как сделать, чтобы не появлялось это окно? Очень просто. Набирать без ошибок. Это первая причина, почему мы не хотим убрать задержку окна.

Есть и вторая. Если человек долго выполняет упражнение, то он, конечно, начинает допускать ошибки. Нужно заставить его сделать хотя бы пятисекундный перерыв, чтобы сознательно или подсознательно он задумался: а почему появляются ошибки? Барабанит ли по клавиатуре автоматически? Слишком ли долго сидит за компьютером? Или не способен управлять собственными движениями? Как сбить ученика, отвлечь его от механической работы.

Создать программу, которую любой человек свободно пройдет без раздражения, мне проще простого. Большие упражнения разбить на несколько маленьких, разрешить допустимое количество ошибок от пяти до десяти, уменьшить количество строк в начале курса, когда требуется набирать одну и ту же букву, сложные тексты заменить на легкие — и все будут довольны.

А результат? Он окажется плачевным.

Пройдет такую программу человек, и что? Вроде узнает, каким пальцем какую клавишу нажимать, но когда потребует набрать большой текст, он начнет делать невероятное количество ошибок. Тогда чаще всего ему придется нажимать на две клавиши: "Backspace" и "Delete". И времени на набор текста уйдет в два раза больше.

Кроме того, своей программой мы хотим приучить человека к аккуратности, точности, обязательности, выдержанности. Наша программа еще и психотренинг. Это понимают 80 процентов наших учеников.

Пытаюсь подвести итоги дня. Конечно, успел сделать в два раза меньше, чем планировал.

Не написал рекламных заметок для «Книжного обозрения», газеты «Округа» и «Литературной газеты». Я понимаю, почему оттягиваю написание этих материалов. Была слабая надежда, что вот-вот выйдет диск, тогда в заметках я смогу о нем рассказать. При всем хорошем отношении ко мне главных редакторов этих изданий бесплатную рекламу они могут дать один-два раза. И хотелось бы использовать эту возможность максимально.

Дома тихо и спокойно. У моих ног довольный Кристоф — он погулял и сытно поел. О нем заботятся.

Я получаю очередную почту. Среди пришедших писем и такое. Почитайте его.

Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович!

Почти прошёл «СОЛО на клавиатуре» — выполнил 97 упражнений.

Не могу не написать о самой программе — программа просто волшебная, увлекает так, что обо всём остальном забываешь. Отвлекает от любых проблем и неприятностей. Очень сильные эмоции, особенно когда делаешь ошибку на последней букве сложнейшего упражнения — хочется растерзать авторов, но терзать приходится клавиатуру. А когда упражнение проходишь (естественно, на 5), появляется ни с чем несравнимое чувство удовлетворения (ну почти ни с чем несравнимое).

И что удивительно: действительно легко становится набирать вслепую. Пальцы сами, независимо от меня, скользят по клавиатуре. Даже не скользят, а летают. Хотя, когда я проходил 60-е - 70-е упражнения, я ещё не верил, что такое возможно. (Вам, наверное, все то же самое пишут).

Регулярно читаю Ваши «Записки предпринимателя». Я уверен: «Записки» сильно помогут в психологическом плане тем, кто захочет начать своё дело. Болею за Вас и за фирму «ЭргоСОЛО». От всего сердца желаю, чтобы Ваша фирма поскорее встала на ноги и внедрила «СОЛО» повсеместно.

С уважением, Кирицев Олег Михайлович

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. А бывают ли плохие письма? Я уже много раз писал о том, что резкие письма мы получаем. Один процент — отрицательные отзывы. Нашу программу ругают и в хвост и в гриву. Давать ли эти письма на сайте? Думаю, что не стоит. Почему?

Я представляю: зайдет человек случайно на сайт, увидит такое письмо и другие не станет читать. Мы заинтересованы в том, чтобы дать верное представление о нашей программе, а не ругательное. По-моему, это очевидно. Хотя можно, конечно, иногда давать резко отрицательные отклики и комментировать их.

Мария Александровна Казицкая мне иногда говорит:

— Дайте, дайте ругательные, хулиганские письма, люди любят читать гадости. И рядом ваш комментарий. Возникнет спор, кто-то за вас вступится. Вы от этого только выиграете.

Может быть, Мария Александровна и права.

«Есть люди, которые читают лишь для того, чтобы находить у писателя ошибки». ВОВЕНАРГ

Пес Кристоф — сотрудник ЭргоСоло
(Фото Сергея Шахиджаняна)
379

Комментарии

Комментариев еще нет

Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: