Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Белые ночи на Охте-реке (часть 3)

7—20 июля 2006

16.06

Мария Лапина

Утро. Серега халявничает — не дежурит, поэтому дежурим опять мы с Маратом. С рыбой возиться никому не охота, поэтому принимается решение пожарить животики и все. Нарезаем найденные животики и жарим. А вкусно получилось.

Отчаливаем, впереди должен быть пор. Лоуна, потом Хемег, а за ним и Кивиристи. Но перед ними на левом берегу вроде как сделаны качели — останавливаемся покачаться и покидаться шишками.

Проходим Лоуна и чалимся перед Хемегом на левом берегу. Решаем с Маратом нырнуть в бочку на выходе. Коля с Юлей проходят у левого берега, мимо бочки, остальные идут прямо. Нырнули, ничего особенного не почувствовали, даже на Ойнегайне было лучше. Перечаливаемся к 1-й ступени Кивиристи и идем смотреть, взяв с собой опять-таки все необходимое (да-да, правильно рюмки, бутылку и закусь). Не, ну мы в спасиках — все почти как положено. Ну ладно, ладно без весел и касок — ну лень с ними идти.

Кивиристи бурлит. Народ говорит, что не пойдем, там «котел», правда Юра изъявляет желание, но его капитан отказывается наотрез. Сидим на скамеечке, смотрим на бурлящую воду, обсуждаем, как бы это можно было бы пройти. Решаем вместо себя (все-таки как-то туда не хочется) пустить, уже успевшую опустеть, бутылку. Пускаем. Бутылка успешно проходит вторую ступень Кивиристи и уходит в третью, но отметить это нам уже нечем. Обсуждаем, где есть стоянки и где бы нам встать — здесь не хочется, т. к. часты случаи воровства и, хоть сезон еще не начался, но рисковать как-то неохота. Решаем обнести вторую ступень и пройти третью в разгруженном состоянии. Вернувшись к лодкам, перечаливаемся поближе ко второй ступени и начинаем таскать вещи. Тропинка хорошая, поэтому процесс не занимает много времени.

Сначала стартует Коля, взяв Аведа пассажиром, за ним мы с Юрой на борту. В пороге на нас кидается мошка, ничего не видно, глаза открыть невозможно, куда грести тоже не очень ясно, приходится глядеть урывками, но, в общем, вполне успешно поборовшись с валами, пристаем к берегу. По поводу мошки мне вспоминается рассказ про пчел, оленя и волков, прыгающих с обрыва, правда тут ситуация обратная — вся мошка кидалась на нас с Юрой, а Марату, сидящему сзади, практически ничего не досталось. Байдарка полна воды, хорошо, что пустая.

Отмечаем успешное прохождение и отправляемся дальше. Находим неплохую стоянку где-то в районе порогов «Черный» и «Белый». Есть столик, бревнышки, лес, правда места не очень много, но мы помещаемся. На островке почти посередине реки стоит каркас бани — интересно это воды настолько много или какие-то маньяки специально там построились?

17.06

Проснулись, Авед выполнил свой обычный ритуал — развел спирт на день. Я выпустила на волю червяков. Можно, конечно было их вернуть на историческую родину, но было лениво. Опять таки вдруг вернемся, а они выползут встречать — пустячок, а приятно.

Погрузились и двинулись. Вскоре впереди обнаруживается Печко-порог. Чалится не очень хорошо — пристаем к каменной стене по правому берегу, вылезаем смотреть. Наблюдаем бочку, удобный камушек для смотрения, за порогом чалка в заливчике на правом берегу. Первым идет Сергей — ввиду особенности своей лодки обходит основную часть порога слева тихо-мирно. Затем мы с Маратом. Ныряем в порог, проходим и чалимся в заливчике на правом берегу. Я начинаю пробираться по берегу к месту съемки. Пробираться долго и неудобно. В общем, когда прихожу на место наблюдаю картинку — после порога плывет лодка в перевернутом состоянии, а за ней Авед. Вот так-то — компас был прав. Юры не наблюдается. Оказалось — застрял под байдаркой. Далее все это кое-как пристает к берегу и с помощью Марата вытаскивается и переворачивается. Под шумок Коля с Юлей проходят и уходят вперед, а народ подсчитывает потери на берегу. Потери большие — уплыл спирт, вернее, водка (целая бутылка!), бутылка с маслом для бензопилы, каска и весло Юры. Хорошо хоть бензопила цела и вроде даже вода не просочилась.

Отчаливаем и медленно идем, пытаясь обнаружить что-нибудь из упущенного. Не видно. Но — ура — Марат находит масло для бензопилы! Проходим еще какой-то порожек, по-видимому, Петрушку и пристаем на высоком берегу на перекур. Разливаем в память потерянного спирта, думаем, как идти дальше без весла. Размышления Юры о стоимости весел приводят к тому, что Коля, сжалившись, возвращает найденные весло и каску. Ура! Отмечаем это и, погоревав еще над спиртом, отправляемся дальше.

Впереди нас ждут Муравейные пороги. Идем, обнаруживаем избушку — начало Муравейных. Это оказывается баня. Марат предается воспоминаниям, как они тут сидели, и какие девушки проплывали мимо и даже заходили. Коля выуживает щучку. Повалявшись на берегу, идем дальше. Солнце светит, хорошо.

Пройдя Муравейные, народ начинает дурачиться — идти долго, нудно, так что развлекается, как может. А впереди должен быть Тютерин. Тут я решаю, что мой капитан, наверное, не отказался бы немного протрезветь и перестаю грести. Капитан умаялся, но довез до порога. Правда, потом выяснилось, что трезветь он не хотел. Ну, сам виноват — предупреждать надо.

Пошли на просмотр. Кроме зубьев, залитых водой, но все же торчащих еще и бревно валяется. Но зато в силу высокой воды можно пройти справа, где обычно прохода нет. Так что, покидав тарелку на милой полянке левого берега, решаем, что можно не обноситься, а пройти справа.

Все успешно проходят, у нас правда Марат теряет свою банную шапку, и мы пускаемся в погоню. Поймали. Судя по всему, шапка не была предназначена для купанья и решила, что следует подсесть, но на голову налезть все же согласилась.

Дальше чапаем до Курна порога. Там ничего интересного не предвидится, так что проскакиваем сходу. Особо желающие смотрят, но смотреть не на что — скальное сужение — быстроток и все.

Остается у нас впереди Охтопорог. Доходим до него без приключений. Уже поздно — на правом берегу стоянка, бродят рыбачки. Устраиваемся на ночевку. Заодно смотрим на порог. Как и Кивиристи он не похож на себя — говорят, что такое ощущение, что воды не долили, хотя на самом деле перелили. Это наш последний день — завтра надо выбрасываться. Что-то варим, едим, пьем. Последний день — можно есть все! Немного побренчав на гитаре, расползаемся.

18.06

Подъем все равно у нас поздний, ранний ну никак не выходит. Приходится спать, просыпаться и опять спать, до упора — все равно все дрыхнут.

Наконец встали. Даже позавтракали. Настроение какое-то неправильное, но пока вроде еще ничего. Упаковались. Просмотрели порог. Авед решил не идти груженым (на всякий случай), так что шмутки оттащили вниз. Мы с Маратом пошли первые — вполне удачно, даже воды не набрали много. Высадились внизу. Порог длинный и весь не виден, поэтому пошел народ или нет непонятно. Стоим, ждем. Вдруг сваливается Коля с Юлей, без предупреждения. Потом и все остальные.

Покатались, и хватит — общественное фото и уходим в сторону антистапеля. Грести порядочно. Пошла населенка, люди попадаются, сети стоят, а мы пашем и пашем.

Вот уже и Охта кончилась — Кемь уже, а мы все гребем и не видно этому конца. Но тут впереди начинает виднеться ГЭС — значит уже все. У женской части группы как-то резко портится настроение, и они начинают тормозить байдарки. Но мужикам на это наплевать, они продолжают лопатить до упора. Упор — лодочная пристань, к которой мы вскоре и пристаем.

Вытаскиваемся, пакуемся, разбираемся и сушимся. Настроение не улучшается. Рядом бродит местный дедок, пожелавший с нами выпить и притащивший по этому поводу водку. Разговорчивый попался дед.

Ползем в сторону остановки — скоро должен быть автобус. Закинув рюкзаки, пока есть время, бредем на ГЭС — посмотреть. Но вскоре подходит автобус — запихиваемся среди нормальных людей и едем. Ехать долго. Наконец, приезжаем в Кемь. На вокзале выясняется, что билетов до Москвы нет, только люксовые, в 2,5 раза дороже обычных. Следует «семейный совет», на котором решаем ехать через Питер. А пока есть время, отправляемся гулять по городу.

В районе вокзала постоянно бродят девушки в коротеньких юбочках, причем две из них попадаются нам на пути раза три. Еще очень много велосипедов. Вообще, походив по городу, мы понимаем что Кемь — это город велосипедисток. Редко попадающиеся лица мужского пола предпочитают что-нибудь посерьезнее, но так как «посерьезнее» — это роскошь, то попадаются они редко.

А мы думаем чего бы поесть и заодно посмотреть местные достопримечательности, обещанные Маратом. «Поесть» превращается в небольшую проблему — столовки закрываются, в магазинах выбор не очень. Наконец находим какую-то палатку и, немного подзатарившись, идем на поиски обещанной столовой, на которую нам указали уже человек пять. Находим место, проходящая мимо девушка опять-таки подтверждает что это здесь, но вход найти нам так и не удается. Ладно, бредем к военно-историческим памятникам, сначала к одному, потом, немного погуляв, к другому. Затем находим церковь, но она оказывается закрыта. Догуливаем до здорового моста и, постояв немного, отправляемся обратно — на вокзал. Попадающиеся девушки отказываются разговаривать — ну конечно, бродят тут какие-то неотмытые, да еще и пристают. Идти становится лениво, и осчастливленный водитель машины подкидывает нас до вокзала. Там мы все же заруливаем в буфет и, счастливо избежав пьяной драки, обедо-ужинаем.

Дождавшись поезда и распихавшись по нему, топаем в тамбур, где нас нагоняет проводник — какие-то две дамы уже успели возмутиться по поводу наваленного барахла! И чего людям не спится?

19.06

Проснулись, поспали, опять проснулись. Дышать нечем — все окна закрыты, причем не просто закрыты, а на «зимней консервации». Некоторые индивидуумы все-таки умудряются еще спать, причем в спальнике, но, наконец, просыпаются и они.

В связи с нехваткой воздуха и открытым окном напротив проводника кучкуемся в первом купе — благо нижняя боковушка там наша и разбуженный Марат (ну попробуй не проснись, если на тебе сидят) занимает уже совсем немного места. Юра продолжает спать где-то в конце вагона. В купе у нас «живут» пожилая мама с немолодым сыночком. Сыночек мало того, что болен, так еще и пьян. На каждой остановке и в процессе движения порывается выйти, хватая свою сумку, и проводник заталкивает его обратно. Потом, увидев нож, лежащий у нас на столе, сынуля хватает со словами «Я себя убью», но Коля вовремя его скручивает и нож отбирает. Убираем все колюще-режущее так, на всякий случай.

Две дамы, проживающие рядом с Колиными ведрами, опять возмущаются — от ведер воняет рыбой! Да еще и обвиняют нас, что там рыба! Это вообще безобразие, абсолютно беспочвенный наезд, если там и есть рыба, то лишь в виде воблера или блесны, но она уж точно не воняет.

По поводу жары возмущается уже весь вагон, и проводник отправляется на поиски отвертки. Наконец находит и осчастливливает какое-то купе в середине вагона, а у нас окошко открываться не хочет. В «Колином» купе опять разборки — одна дама постоянно ходит и просит открыть окно, а вторая сидит и говорит, что нет, она против. Причем дамы, судя по всему, едут вместе. Вот только непонятно, почему проводники всегда слушают тех, кто против, причем, даже если они в меньшинстве? Они что, особенные? У них билетик другого цвета? Почему от духоты подыхать можно, а воздухом дышать нет? Этого, по-видимому, нам не узнать никогда.

Зато у нас счастье — Марат, отобрав у проводника инструмент, открыл окно! Ура! Живем!

Заняться нечем, решаем отправиться в ресторан, заодно купим там проигранную мною водку. До ресторана недалеко, нам говорят, что ничего принесенное с собой употреблять нельзя, даже воду. Ладно, нам много не надо, к тому же в ресторане работает кондиционер, за что мы можем и поголодать немного.

Досидели в ресторане до самого Питера, где и выгрузились. Далее нам надо было перебазироваться на другой вокзал. Везде свои заморочки и, кое-как разобравшись с проходом в метро и собрав всех вместе, мы дотаскиваемся до Московского вокзала.

Эх, Питер. Это тебе не Москва. Все аккуратненько, при входе/выходе в метро на дверях написано «придерживайте двери». В Москве уже давно не написано… и не придерживают…

Закинули шмотки в камеру хранения — у нас есть два часа на осмотр достопримечательностей. Что такое два часа? Ничего. Летим на машине на пляж, особо желающие купаются, и топаем пешком обратно, на вокзал, попутно смотря вокруг.

Затариваемся, находим поезд и пытаемся устроиться на сидячих местах. Неудобно. На Юрином месте обнаруживается некая дама, утверждающая, что это ее место. Зовем на помощь проводника. То ли он так «хорошо» билет проверил, то ли она сама просочилась, в общем, выясняется, что у нее билет на поезд, который только что отъехал. Не повезло. Проверяйте билеты перед посадкой!

Ладно, поезд тронулся, мы, немного посидев, просачиваемся в тамбур — выпить и поорать песни. Тут выясняется, что в сидячих вагонах стенки гораздо тоньше, чем в плацкарте. Слышимость офигительная, такое ощущение, что стенки картонные. Пытаемся орать вполголоса, получается плохо, наконец, расползаемся по креслам спать.

А утром была Москва, родной Ленинградский вокзал.

Походные фотографии

Ваша Мария Юрьевна Лямина

652


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: