Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Таруса

Небольшой городок Таруса на левом берегу реки Оки, творческая интеллигенция любила именовать «Русским Барбизоном». Сейчас это претенциозное именование стерлось: художники с мольбертами на городских улицах и речных брегах стали редкостью, их сменили туристические группы да вездесущие гастарбайтеры.Я обитаю в Тарусе уже много лет и с тех пор, как гостивший здесь поэт Николай Заболоцкий увековечил ее в стихотворении, где в качестве главной достопримечательности среды обитания названы «петухи да гуси», в облике, и в духе города переменилось и меняется многое. Не всегда к лучшему. К сожалению. Но главное — непобедимое обаяние этого места — живуче..

Таруса должна быть благодарна судьбе за повороты истории, в результате которых ей во многом удалось уберечься от кардинальных перемен в своем облике.

В Тарусе есть вокзал, но нет железной дороги. Здание вокзала, роскошное, красно-кирпичное стоит в центре , в нем сейчас идет реставрация, и надо надеться, в скором будущем разместится какое-нибудь культурное учреждение.. В начале прошлого века местный богатей вокзал построил, а дорогу к нему провести не успел - революция грянула. И осталась Таруса на долгие годы без приличной дороги и прочных мостов через разливающиеся по весне мелкие речушки. Пробирались сюда только художники-поэты, да путешественники-энтузиасты. Что и способствовало сохранению природной первозданности этого места.

В 80-е годы советская власть озадачилась тем, как использовать на благо народному хозяйству здешние просторы. После долгих дискуссий победило компромиссное решение: не уродовать природу промышленным производством, а создать на краю города безобидное НИИ и при нем академгородок. Успели возвести остов корпуса для НИИ и гостиницу - по тем временам приличную, на 2 звезды тянула…

Лет сорок назад я писала для известинской «Недели» очерк о Тарусе. Первую фразу моего сочинения главный редактор вычеркнул недрогнувшей рукой. Фраза была такая: «У Тарусы нет характерного для русских городов силуэта — куполов храмов, увенчанных крестами...» «Религиозная пропаганда» , - пояснил свою «правку» шеф с фамилией, кстати сказать, вполне православной - Архангельский.

Теперь силуэт города приобрел утерянный за советские годы традиционный российский облик. Восстановлены два прекрасных храма, пребывавшие в таком состоянии, что казалось им никогда не ожить.

Один из них был возведен в ХУ11 веке на самой высокой точке берега Оки - Воскресенской горке и именуется Воскресенским. В его восстановление вложил много сил настоятель отец Леонид, а тарусяне - художница лауреат Государственной премии Ирина Страженецкая и ее муж замечательный скульптор Анатолий Камелин работали над внутренним убранством и и прихрамовыми постройками. На месте бывшего здесь когда-то кладбища Камелин поставил резной крест из местного белого камня - в память всех христиан, похороненных на Воскресенской горке. По перезвону колоколов, дважды на дню разносящемуся далеко-далеко, можно сверять часы… А в праздничные дни в храм стекаются жители Тарусы и окрестных сел.

Петропавловский собор в центре города, более поздний - он был построен в конце ХУ111 века. Теперь он также полностью восстановлен и украшает городскую центральную площадь. Соседствующий с ним памятник Ленину вдохновляет туристов на выразительный кадр: Ильич на фоне величественного собора. В 90-е годы вождя пролетариата подвергли экзекуции - окатили зеленой краской. С тех недавних пор популярность ЛДПР сменилась в Тарусе симпатиями к КПРФ и отмытый памятник спокойно стоит на площади перед зданием местной администрации. Город сохранил свою приверженность советской топонимике - старинный Калужский тракт, главная городская магистраль попрежнему зовется улицей Ленина. К этой магистрали стекаются улицы и переулки, в названиях которых запечатлен полный перечень революционных деятелей - от Маркса-Энгельса до Розы Люксембург, Луначарского и Свердлова.

Приверженность к советской символике не препятствует современным веяниям. Появились свои олигархи, кое-кто из которых отвоевал себе место под солнцем поджогами конкурентов и заказными убийствами, а кое-кто, следуя постулату «не согрешишь - не покаешься», пытается искупить грехи вложением средств в городское благоустройство.

Характерная сценка наблюдалась на празднике, посвященном Дню города. В жаркий июльский день на центральной площади собрались жители Тарусы и гости. Предстоял торжественный акт: подъем колокола на восстановленную колокольню Петропавловского собора. Отец Леонид обратился со словами благодарности к упитанному мужику в майке и шортах - этот местный бизнесмен пожертвовал значительную сумму на благое дело. Олигарх перекрестился, поклонился - колокол был благополучно водружен.

Центр Тарусы сейчас выложен плиткой, на месте где когда-то был базар, летом бьет фонтан, у которого любят играть дети. А на берегу, у спуска к Оке, стоит памятник Марине Цветаевой.

Но все это благолепие умещается лишь на пятачке центра. Стоит сойти с плиточного тротуара на обычную тропку, наткнешься на кучи тряпья, бумаги, банок-бутылок, пакетов. Хоть и появились кое-где мусорные баки прохожие предпочитают швырять мусор, где попало.

Несколько лет назад дом на нашей улице купила дама средних лет. Ольга ( назовем ее так) много лет прожила в Стокгольме. Заграница ей стала в тягость («все чужие, холодные, и я там чужая») , с надеждой стать своей в городе на Оке, она здесь и поселилась.

Но… не так-то оказалось просто человеку, привыкшему к шведскому быту вписаться в нашу действительность.

- Ты чего помои на улицу льешь!? - упрекала Ольга соседку.

- Почему ржавая машина возле дома гниет, экологию портит! Опять фонарь на углу разбит! Деньги за вывоз мусора с нас берут, а помойку неделями не вывозят! - в городскую администрацию так и сыпались Ольгины жалобы.

Скоро Ольга обрела известность далеко за пределами нашей улицы. Энергии на наведение порядка она не жалела. Перед своим домом изничтожила крапиву и разбила газон, чем вызвала неодобрение соседей - « Ишь, приехала и выпендривается, денег, видать, девать некуда!» Тем не менее помои на улицу больше не выливались и ржавую машину вывезли на свалку.

Однако цена попыток благоустройства оказалась велика. Соседи, которым после настойчивых Ольгиных напоминаний городские власти пригрозили штрафом за антисанитарию, блюстительницу экологии возненавидели. А в городской администрации признали склочницей.Даже за восстановление уличного фонаря спасибо никто не сказал. Словом, гражданские порывы в масштабах одного квартала никто не оценил. Напротив, эти порывы вызвали только усмешки, раздражение и неприязнь. Последней каплей, переполнившей чашу соседского терпения стала Ольгина докладная в автоинспекцию: тринадцатилетний мальчишка приспособился ( причем с санкции родителей) ездить на колонку за водой на отцовском грузовике - маршрут лежал под горку, по дороге, которая вся в выбоинах и колеях , да еще к тому же юный водитель сажал на пассажирское место четырехлетнего братишку. Свидетели этого аттракциона с ужасом вздыхали, но вмешиваться не считали нужным. Но в результате Ольгиной докладной явились инспектора и родителей ребят оштрафовали. После чего в адрес воительницы последовала новая волна осуждения.

- Ты лучше это брось - всех критиковать, учить жизни и подводить под штрафы! - посоветовали Ольге доброжелатели, - А то, гляди, сожгут!

Сейчас возмутительница спокойствия осознала, что в российской глубинке западноевропейские порядки неприемлемы и всерьез подумывает: не продать ли дом вместе с газоном и садом, куда регулярно наведываются серьезные воры и мелкие воришки.

Однако какая же Таруса глубинка! Это древнее русское поселение , известное с середины Х111 века, прославленное культурными традициями место, связанное с именами людей, которые тут жили, творили, воспевали красоты природы и тем самым создавали ( так во всяком случае казалось им самим и последующим поколениям художников и писателей) особую здешнюю ауру.

Эта аура - в летний сезон во всяком случае - по мере возможности поддерживается. Многочисленные туристы посещают музей Цветаевой и могилу Паустовского ( памятник на которой постоянно уродуют вандалы); в картинной галерее устраиваются выставки местных художников, каждое лето проводится музыкальный фестиваль, организованный в 1993 году Святославом Рихтером…

Беда в том, что контраст между этими высоко-духовными акциями и жизнью улиц, где не горят фонари, где в дождь единственная пригодная обувь резиновые сапоги да галоши, где местное население мужского ( да и женского ) пола досуг заполняет пьянкой, где повымерли свои плотники и печники ,а работников (весьма низкой квалификации) найдешь только среди таджиков-гастарбайтеров, этот контраст глубже, чем замусоренные овраги - достопримечательность тарусского рельефа. Ведь участниками духоподъемных , интеллектуальных акций являются в основном столичные визитеры, число которых только чуть-чуть пополняет тонкая прослойка местной интеллигенции. Правда, это утверждение, однажды высказанное во всеуслашание, с возмущением опроверг владелец трехэтажного кирпичного особняка: «А мы, как вы нас называете, новые русские, значит, по-вашему, ничем кроме телевизора не интересуемся?!» Хорошо если бы , он в своем возмущении был прав, может быть, действительно, тенденция приобщения к культуре разовьется и пропасть взаимного отторжения зарастет, берега сомкнутся…

Ведь, и правда, процесс , как говорится, кажется , все-таки пошел - хотя бы на уровне бытовой культуры. Это на нашей улице, среди аборигенов попытки борцов за культуру типа Ольги, не находят поддержки и понимания, а обитатели кирпичных особняков, защищенных коваными решетками, помои на улицу не выплескивают, гусей не выпускают. Эта увековеченная поэтом живность теперь в Тарусе редкость. Как и козы, исчезнувшие вместе со старушками-хозяйками. Как и коровы. Лошади, правда, встречаются - их по праздничным дням приводят для верховой езды из спорт-клуба. Одно время у ресторана, очевидно в рекламных целях гулял верблюд...

Деревенский быт вытесняется коттеджным.И по мере того, как вымирают старожилы, пустеют и рушатся их бревенчатые избушки, а на освободившихся участках возводятся современные хоромы, облик улиц сам собой , без усилий городских служб, меняется.

Сохраняется ли при этой метаморфозе прежняя поэтически-художническая аура? Или она изживается вместе с бытовой неустроенностью? Наверное, вопрос тут в том, из чего образовалась эта аура, на существовании которой упрямо настаивают все, кто впервые сюда попадает. Старожилам трудно судить, но при первом знакомстве люди, очевидно, действительно, ощущают в здешней атмосфере нечто такое, чего нет в других провинциальных городках и что конкретным определениям не поддается, только неопределенному - аура… И все тут!

В поисках объяснений этой неуловимой особости здешних мест выдвигаются фантастические версии. Тарусская округа объявляется «аномальной зоной», где проявляют себя потусторонние силы. Здесь любят появляться НЛО ( в соседнем с Тарусой селе Кременки, говорят, видели «тарелку», а уфологи рассказывают, что несколько лет назад изучали «присевший» среди леса инопланетный аппарат). В самой Тарусе имеются дома, где бродят привидения. Ходят слухи, что одно из них обитает в доме, где жил художник Василий Ватагин и сейчас живут его потомки. А редактор местной газеты «Октябрь» рассказывала, что однажды пришел к ней рабочий местного керамического завода и поведал фантастическую историю своих контактов с привидением, которое по ночам бродит по цеху. Да так убедительно рассказывал и был притом абсолютно трезв, что редакция его рассказу посвятила целую полосу!

Оставим эти байки мифотворцам и тур-агентам. Секрет тарусского обаяния скорее всего в другом: в природных факторах - слиянии рек, широкой Оки и бъющей ключами маленькой Таруски, лесов и лугов, холмистого, многоярусного рельефа, ценимого пейзажистами... То есть красот, одухотворенных творческой, созидательной энергией людей, которые на протяжении нескольких веков отдавали должное прелести этих истинно русских мест. Последовательность именно такова: окружающий мир стимулировал прилив сил созидания, которыми наделена лучшая часть человечества.

Природа вечна ( если, разумеется. не вступать с ней в борьбу!). А люди уходят… Но уходя, оставляют новым поколениям нечто тоже вечное, неисчезающее. Даже если пытаться это Нечто задавить, изничтожить, вычеркнуть, оно все равно снова прорастет сквозь мелочную суету и бытовой мусор. В этом , наверное, секрет сохранения прелести здешних мест. Но секрет ненадежный.

Ведь кажется ясно, что привлекательность природных шедевров, подобных этому городку на Оке, в огромной мере состоит не только из его живописного месторасположения, но и из окружающих его пейзажей. И вот тут Тарусе судьбу благодарить не за что: красота и становится ее погибелью.

Пространство красоты, из которого каждый мог ( визуально!)выбрать для себя , облюбовать кусочек малой родины, на наших глазах станов ится фактором материальным. И для тех, кто материальными ресурсами не обладает с каждым годом стремительно ужимается. Дикий коррупционный капитализм агрессивно вытесняет неспособных ему противостоять из привычной среды обитания на обочины пыльной дороги.

Был у Паустовского Ильинский омут, художники ездили на этот бережок реки Таруски пейзажи писать. Теперь не поедут. Ильинский омут отгорожен от мира прекрасного двухметровым забором - за ним частное владение. Проедем чуть дальше, в глубь окрестных лесов - там был открытый для грибников склон с березовой рощей. Не попадешь в рощу - окружена сеткой, на дороге к ней ведущей ворота с замком, и участок этой «запретной зоны» необозрим, лес, поле, до самого горизонта... По противоположному от города берегу Оки шла дорога на Велигож, любители дальних прогулок и туристы этот маршрут ценили - нынче все в прошлом, и тут на пути сетка и ворота на замке.

Невольно задумаешься : вот вытеснят нас с малой родины, оставят нам покрытый плиткой пятачок у фонтана с видом на памятники Ленину, Цветаевой и героям войны , а заборы напрочь закроют горизонт, и кончится обаяние здешних мест. Кончится для всех - по обе стороны заборов. В общем - конец света.... Неужели на этот раз, на этом пвороте , судьба не спасет от изничтожения места, дарованные природой всем и каждому...

Колесникова Наталия Александровна , член СЖ и Скинематграфистов России

109


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: