Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Юбилей живой легенды графики

Борис Жутовский — известный российский художник, иллюстратор, писатель, автор знаменитой портретной серии выдающихся представителей СССР и России XX века

Борис Жутовский — известный российский художник, иллюстратор, писатель, автор знаменитой портретной серии выдающихся представителей СССР и России XX века «Последние люди империи». После участия в знаменитой выставке «30 лет МОСХ» в Манеже в 1962 года и личного скандала с Н.С. Хрущевым для Жутовского была закрыта всякая возможность участия в выставках в  СССР, в то время, как начинается широкий показ работ в галереях и музеях по всему остальному миру: от Гданьска до  Лос-Анджелеса. Лишь с 1979 года возобновились полулегальные выставки современного искусства в Москве, на которых были и картины Жутовского.

Борис Иосифович, Вы коренной москвич?

Да, я родился в Москве и уже 80 лет из 85 живу в одной квартире на Кутузовском проезде. Так что, я – коренной москвич. Папа был инженер и в 1938-м году, возвращаясь из арктической экспедиции по поиску летчика Леваневского, разбился в Архангельске. Похоронен отец на Новодевичьем кладбище, под салют. Уверен, что если бы папа не разбился, его бы посадили. А мама была издательским работником. У меня был отчим, с которым я прожил 30 лет, и который фактически меня сформировал, ведь папа погиб, когда мне было 4,5 года. Мой отчим – из дворянской семьи на Тамбовщине. Когда ему был 21 год, случилась революция. Трижды он поступал в университеты, но его выгоняли, потому что он не был пролетарием. Научился заниматься перерисовкой, мелкой издательской работой, и этим всю жизнь и прожил. Как страна жила, так и семья жила. Молчали. Жить было страшно. Страх – доминанта жизни Советского Союза. Страх немного отступил, когда умер Сталин.

В школе Вас дразнили из-за национальности?

— Бытовой антисемитизм в Советском Союзе до войны был самым обычным явлением. Меня в школе, конечно, обзывали жидёнком, и я из-за этого дрался с обидчиком. Но тогда, такие настроения в обществе были, к сожалению, нормой.

А когда начали рисовать?

— Очень рано. Сначала зарисовывал столы, стены и дверцы шкафов. В художественную школу ходил всего лишь года два, параллельно с обычной школой, чтобы натренироваться в академическом рисовании и поступить в институт. Поступил в Полиграфический, который благополучно  закончил. Полиграфический в то время был самый хороший институт, из всей системы художественных Вузов, потому что в нем окопались пожилые формалисты 20-х 30-х годов, и за семестр надо было сделать всего лишь пять работ, это считалось достаточным. Поэтому мы жили тогда очень вольготно. Во главе этой кафедры был Андрей Гончаров, знаменитый живописец и график, воспитавший в нас редкое, по тем временам, вольнодумство. Потому что в других ВУЗах подобного рода все выходили одинаковыми, как под одну гребенку. Всех там учили улыбаться социалистическим реализмом.

Когда Вы впервые вдохнули вкус творческой свободы?

— Я почувствовал себя свободным впервые, когда, окончив институт и перестав работать в штате, стал вольным художником и начал бродить по стране, куда и где мне хотелось. Ведь и в школе, в институте очень давила обязаловка. В школе надо сдавать экзамены, переходя из класса в класс. В институте тоже надо подсуетиться, чтобы остаться и продолжать обучение. Когда же я вышел из института, то год проработал на Урале по распределению, а потом вернулся в Москву, вольным человеком, настоящим фрилансером. И всю жизнь продолжаю им быть.

Хватало ли в то время Вашей зарплаты художника-фрилансера для нормального существования?

— Конечно, хватало! Художникам книг очень хорошо платили. Я ведь много иллюстрировал научно-популярной литературы, и сначала обязательно все прочитывал.  

А были забавные случаи в практике?

— На протяжении более 10-ти лет я делал научно-популярный дайджест «Эврика», в редакции научно-популярной литературы в издательстве «Молодая гвардия». Там надо было сделать в среднем 300 картинок, месяца за полтора –два. И я решил, что нарисую там всех работников издательства, чтобы мне самому работать было веселее. Но видно я кому-то не угодил, и на меня нажаловались главному редактору. Главный редактор подумал и вызвал заведующего редакцией, отчитал, и наконец, вызвали меня:

— Боря, у меня к Вам есть вопрос!

— Давайте!

— Сколько евреев в нашей стране?

Я совершенно растерялся из-за этого вопроса: «Три миллиона, если не ошибаюсь…», — быстро ответил я.

— А вообще, население в нашей стране, какое?, — спросил меня Николай Алексеевич.  

Я ответил: «Триста миллионов, если я не ошибаюсь».  

— Вот видите! Один к ста! А вы посмотрите, вся книжка набита евреями!

Я отвечаю: «Николай Алексеевич, побойтесь Б-га! Это сотрудники нашего издательства, среди них нет евреев, они не входят в эти проценты, как мне кажется. Вот Юра Коротков, заведующий отделом редакции «Жизнь замечательных людей», он кто, по-вашему?! Разве он – еврей?».

— Нет, Юра Коротков – не еврей, но Вы понимаете, Боря, дело в том, что мы с вами знаем что Коротков – не еврей, а наш читатель этого не знает!

Я рассвирепел, забрал все эти картинки и почти у всех героев, которые вызывали в редакции намеки на еврейство, вырубил носы и сделал их курносыми, чтобы «снять подозрения». Эта книжка и сейчас стоит у меня в мастерской на полке. Но тогда мне было совсем не смешно.

А что за история произошла с Хрущевым?

— Это была обыкновенная драка за власть, между относительно молодыми и пожилыми членами Союза художников. А наша группа случайно попала в этот круговорот. В разных концах зала было четыре мои картины. О каждую Хрущев «споткнулся». Он сказал мне: «Вас надо сажать и посылать на лесоповал». Мне 29 лет, я здоровый бык, мастер спорта по альпинизму. Отвечаю ему, что на лесоповале уже работал. Он закричал, чтобы мы ехали к своим западным поклонникам. Когда мы вышли из Манежа, у нас было ощущение, что нас сейчас заберут. Страх. Но за этим ничего толком не последовало. Уже не сажали. Но два года я был без официальной работы. Директор издательства позволял иллюстрировать две книжки в год, остальные – тоже, но деньги надо было выписывать на приятелей. Когда Хрущева сняли, идеологи продолжали говорить, что мы чужие, но работу давали.    И вообще, жить стало легче, это было уже не сталинское время.

Вступление в Союз художников как-то повиляло на Вашу жизнь?

— Да особенно нет. Просто после вступления в Союз художников я мог спокойно ходить на    художественные выставки, предъявив билет члена Союза художников и уже не боялся, что меня сочтут тунеядцем, ведь я всегда был фрилансером, что в то время не поощрялось.

А у Вас много прошло  выставок?

— Выставок у меня было очень много. Живопись – это моя профессия, главное занятие. Ведь если раньше к моей иллюстрации нужно было семь подписей вышестоящих лиц, и я был не самостоятелен, не свободен, то в живописи нет никаких рамок и  преград! А свои   выставки сейчас не делаю, это уже для меня физически тяжело, очень устал от выставочной суеты. Я просто рисую и получаю удовольствие от этого процесса.

Вы автор знаменитой портретной серии выдающихся представителей СССР и России XX века «Последние люди империи». В 2004 году вышла Ваша книга-альбом портретов и воспоминаний «Последние люди империи. 101 портрет современников. 1973-2003». Расскажите про это.

— Началась эта серия в начале 70-х прошлого века, и за десятилетия выросла до «явления». Там действительно есть удивительные личности недавней истории страны. А на портретах поэтов я просил автографы, так что обладаю ещё и этими раритетами.

Ваши творческие планы?

— Никаких особых планов у меня нет. Хочу и дальше рисовать и получать удовольствие от проживаемого времени.

Яна Любарская

Источник

96


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: