18+

Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Другая любовь

Глава II. Лечение от любви

Идея лечить гомосексуалов целиком основана на представлении, что гомосексуальные сношения неестественны, природой не предусмотрены, противоречат природе. Христианские проповедники в Америке поучают: у людей одного и того же пола соответствующие части тела не подходят друг к другу — пенис не подходит ко рту или анусу. А вот во влагалище он готов войти, как ключ в замок (см. Baker 1979; Watney 1987:50-51). Еще раньше это провозгласил врач Рейбен. Он пишет о гомосексуале:

«Мать-природа не снабдила его влагалищем, поэтому он получает наслаждение там, где находит его. Так как один член не может войти в другой, гомосексуалист должен искать, куда ввести свой орган. Любое отверстие и кожная складка являются потенциальными кандидатами. Для многих гомосексуалистов есть лишь один выход. Какой? Анус. Из всех структур тела он больше всего напоминает влагалище. Конечно, здесь есть большие различия. Анус предназначен служить концом желудочно-кишечного тракта — он не подготовлен к вводу возбужденного члена. Одно это создает колоссальные механические препятствия. В противоположность крайне эластичному влагалищу (каким оно и должно быть, чтобы пропустить детскую головку при родах), анус почти не растягивается. Однако упорные атаки гомосексуального члена, смазка и острая боль реципиента, наконец, ведут к успеху» (Рейбен 1991: 111-112). Другой медик добавляет, что анус — очень «негигиеническая среда». (AIDS 1986).

Что касается Рейбена, то трудно найти другой пример, когда бы гомофобия столь ослепляла знающего врача. Еще Фрейд установил, что у мужчины есть несколько видов эротических ощущений, есть разные эрогенные зоны, и анальная, а также ротовая полости принадлежат к ним. Он также установил, что на ранних этапах развития индивида (в детстве) как раз преобладают анальный и ротовой эротизм, но и впоследствии они остаются. Сам же Рейбен (1991: 118) констатирует, что у гомосексуалов «Один из главных центров онанизма — анус. Проблема, конечно, в том, что использовать вместо члена». То есть и вне зависимости от члена анус доставляет сексуальные ощущения. Не выдерживает критики и телеологический аргумент — ссылка на отсутствие предназначенности. Уши не предназначены для серег, нос не предназначен для ношения очков, ноги не созданы для обуви, и т. д. Теснота ануса служит для гомосексуалов как раз дополнительным фактором его привлекательности. Частенько приводится еще аргумент об эстетической несовместимости тракта для экскрементов с сексуальной деятельностью. Но ведь и влагалище является одновременно концом мочевыделительного тракта. Природа не заботилась об эстетике. Это эстетику приходится согласовывать с природой, как и с культурой.

Вроде бы автор утверждает: ничего грязного нет. Ну и что, что полно в прямой кишке экскрементов, потом и помыться можно. Ведь анальный секс есть и в гетеросексуальных отношениях. Ничего, обходятся. За что же ругать мужиков, предпочитающих анальный секс.

В.В.Ш.

Не без основания др. Джозеф Зонабенд, явно гомосексуальный автор, настаивает:

«Анус — это сексуальный орган, и он заслуживает того же уважения, что и пенис и вагина. Анальное сношение — это центральная сексуальная деятельность, и она должна быть поддержана... Все слишком смущены, чтобы даже рассматривать это... На деле, чрезвычайно важно это в самом деле делать, потому что анальное сношение это центральная деятельность для геев и для некоторых женщин в течение всей истории. Потому только, что это объявлено нездоровым и неестественным в данный момент, оно не уйдет. Сейчас это стало нездоровым... Не сам акт, а тот факт, что он стал носителем инфекции... Но это несчастный случай. Что я хотел бы сказать, это что мы должны распознавать, что случайно. В то же время мы не должны подрывать тот акт, который для нас праздник, мы не должны его подрывать, исходя только из того, что его атакует гетеросексуальное общество». (Sonnabend 1985).

Очень спорно. Я говорил со многими проктологами. У них другое мнение. Анальное сношение серьезно подрывает здоровье, ведет к ряду заболеваний. Правда, доктора добавляют: мы можем говорить на эту тему сколько угодно, но это было, есть и будет.

В.В.Ш.

Ныне уже общепризнано в науке, что гомосексуальность — не сознательное и намеренное уклонение от общественных норм поведения, отвечающих человеческому естеству, как правило — не разврат. Видимо, это и не болезнь. С точки зрения взгляда на человека как на биологический вид, это можно было бы рассматривать как патологию. Но такой взгляд на человека слишком узок, а для индивида это несомненно его природа. Это независящее от воли индивида свойство его натуры, в подавляющем большинстве случаев не поддающееся ни социальной коррекции, ни медицинскому воздействию.

Вначале пытались бороться с однополой любовью жестокими карами. Библия требовала смерти содомитов: «Кто с отроком спит, как с женой, те свершили грех и должны быть оба преданы смерти, да будет кровь их на них» (Левит 18: 22; 20,13).

Гомосексуальность и религия? В моем досье по «Я+Я» немало материалов о духовных лицах, предпочитающих голубую любовь. Писать об этом или не писать? Хотелось бы обойтись. Есть у меня и работы, созданные людьми близкими к религии, остервенелая гомофобность, близкая к фашизму. Так все в этом мире и соседствует.

В.В.Ш.

По статье 116 Кардовского уголовного уложения (Carolina) 1532 г. в Центральной Европе мужеложство каралось смертью. В Германии за этот грех сжигали на костре. При создании США Томас Джефферсон предложил карать за гомосексуальность кастрацией, и это было возведено в закон в Пенсильвании. Но содомиты рождались всё снова и снова, и всё новые юноши впадали в этот грех.

Затем дополнили, а потом и заменили кары религиозными увещаниями и морализаторскими поучениями. Увы, успех был еще меньшим. Нередко соборы и монастыри становились рассадниками содомии — опубликовано множество любовных посланий (начиная с IX в.) средневековых отцов церкви и монахов (Уолафрида Страбона, Ноткера Бальбула, Саламона, Вальдона, епископа Реннского Марбода, архиепископа Дольского Бодри из Бургея, Хилария ученика Абеляра и др.) к их юным любовникам (Stehling 1984; Boswell and Brundage 1988; Norton 1998: 33-45). А включение соответствующих вопросов в стандартный вопросник для исповеди, показывает, что грех был неумирающим.

Сколь тщетной оказывается надежда на помощь религии, показывает пример Великого Князя Константина Константиновича, дяди царя, человека утонченной культуры (он известен как поэт К. Р.) и глубоко верующего. Он, отец девяти детей, считал свою гомосексуальную страсть греховной и всю жизнь боролся с ней. В 1903 г. 15 декабря записал в дневнике, что «десять лет назад стал на правильный путь, ... не грешил в течение семи лет или, вернее, грешил только мысленно». Не грешил, значит, с 1893 г., когда ему было чуть более сорока. В 1900 г., сразу после его назначения главой военно-учебных заведений России, будучи почти пятидесятилетним снова «сбился с пути». Жалуется: «не могу бороться, ослабеваю, забываю страх Божий и падаю». «В голову продолжают приходить дурные мысли; они особенно донимают меня в церкви (sic! — Л. К.).Стыдно признаться, но это правда». Под новый 1904 год: «Мой тайный порок совершенно овладел мною». 19 апреля 1904: «Мечтаю сходить в бани на Мойке или велеть затопить баню дома, представляю себе знакомых банщиков — Алексея Фролова и особенно Сергея Сыроежкина». 28 декабря 1904 г. «Боюсь греха, боюсь разлада с совестью, и тем не менее хочу грешить. Мучительна эта борьба.» 31 декабря: «Совесть и рассудок подсказывают мне, что должен раз навсегда отрезать себе путь отступления, то есть не ходить в баню, ни у себя, ни в номерные. А воля и чувство восстают. Хочется повидать Сергея Сыроежкина, которого и не приходится вводить в искушение, так как он первый готов на это. И вот борьба. Господи, помоги».

А за день до того, 30 декабря ему на миг приходит в голову догадка: «Это что-то физиологическое, а не одна распущенность и недостаток воли.» (Мироненко 1998). Таких примеров уйма.

Я получил много писем от гомосексуалов. Раньше их было больше, теперь, когда почти перестал писать в газетах и журналах на эту тему — писем стало значительно меньше. Но эта фраза: «В голову продолжают приходить дурные мысли; они особенно донимают меня в ...» почти в каждом третьем послании. Льва Клейна особенно поразило, что мысли приходят в церкви, меня больше привлекли слова «продолжают приходить дурные мысли... донимают меня...»

Я понимаю, что читать книгу с монитора сложно. Но книгу «Другая любовь» нужно читать, а не пролистывать. Тогда, возможно, возникнет отдача, тогда реально, что Вы подумаете о своей жизни, своих сложностях и трудностях, не исключаю, найдете немало полезного для себя, что поможет Вам преодолеть собственные комплексы (если они у Вас есть), собственные трудности. Начнем читать! Я был бы рад, если бы Вы посмотрели и другие материалы на гомосексуальную тему в нашей рубрике «Я+Я»

В.В.Ш.

Тем не менее упование на силу религиозных увещаний всё еще велико. Это показывает недавно изданная у нас книга «Человек и пол: Гомосексуализм и пути его преодоления» (1998). Книга переводная с немецкого, включены и статьи американских проповедников, а также близких к ним психиатров и психоаналитиков. Многие из них сами были гомосексуалами, и вот же исцелились! Но приглядимся. Большей частью свидетельством исцеления оказывается брак с женщиной и рождение детей. Но и то и другое есть у многих завзятых гомосексуалов, и не помышляющих порвать с этой стороной своей жизни. По Кинзи, 10% всех женатых мужчин в возрасте между 16 и 25 годами имеют гомосексуальные контакты. (Kinsey et al. 1948: 631)

Один из авторов профессор математики Джин Чейз, покаявшись, как много лет он сочетал евангелические проповеди с наглыми гомосексуальными приключениями (в том числе с мальчиками), пишет, что, наконец, попросил прощения у Бога и женился.

«И сегодня влечение к представителям своего пола существует во мне, но оно бывает случайным, преходящим и не понуждает меня к необдуманным поступкам.» (Чейз 1998:,246).

Вылечился? Да ни в коей мере. Просто с возрастом остепенился, стал более сдержанным. Другой автор, Ричард Коэн (переводчик пишет: Коген) представляется как педагог и психотерапевт, основатель международной организации исцеления гомосексуалов. Он разработал четырехэтапную программу исцеления, основанную на вере в Бога, каковую программу и сам прошел.

«Я в течение многих лет вел свою собственную борьбу, пытаясь подавлять или игнорировать свои гомосексуальные мысли и чувства... Это была трудная и долгая битва. А сейчас я лечу других, но и сам лечусь каждый день.» (Коген 1998: 159).

Может, стоило подождать полного исцеления, а тогда уже браться лечить других?

Третий автор, Франк Уортен (переводчик называет его Вортеном) был обращен к гомосексуальному сознанию в 14 лет своим пастором, вел сугубо гомосексуальную жизнь в Сан-Франциско с 19 до 44 лет, а в этом возрасте (когда, добавим, для многих гомосексуалов встает ужасная проблема потери привлекательности и желанные партнеры отворачиваются), пытался покончить с собой и обратился к Богу. Вот уже 23 года помогает другим исцелиться, 11 лет как женат «и никогда не вернусь назад к невзгодам и лживости жизни голубых». Да кто ж его там ждет в 67-то лет? Многие грешники, не только гомосексуалы, обращаются к Богу, когда уже нет сил грешить. Теперь Уортен является пастором в своей общине. Каковы же предлагаемые им перспективы? Процесс идет с переменным успехом: три шага вперед, два назад. «Если гомосексуалист обращается за помощью, то он должен быть готов к долгому и трудному пути. Мы имеем в виду не недели и даже не месяцы, а годы и годы». Его союзник Сэтиновер (19986: 174) уточняет срок так: «Курс восстановления гетеросексуальности обычно длится дольше, чем среднеамериканский брак». Уортен подытоживает свой опыт: «Минимальный период составил три года, максимальный может растянуться на всю жизнь» (Вортен 1998: 258). Жизнь в постоянной борьбе со своей натурой — верный путь к неврозу. А средства исцеления? О, они просты: «Только вера может изменять жизни людей»; «...если для человека многое невозможно, то для Бога невозможного нет» (с. 255-256). И православный автор вторит заграничным проповедникам:

«Покаяние как единственный путь избавления» (Ельников 1998: 15). Значит, надежда основана на вере в чудо. Увы, большинство нынче не верит в чудеса.

В силу слова верят не только церковники. В книге «Перевернутый мир» я привел рассказ сотрудника Василеостровского угрозыска, вынужденного проводить воспитательные беседы с вернувшимися из тюрьмы, в том числе с гомосексуалами.

«...Побывал тут один. Всё признает. Я ему тут целую лекцию прочел, как хорошо — с женщиной и как омерзительно — с мужчиной. Соловьем разливаюсь. Он слушает, слушает, а потом прижал руку к сердцу и говорит: гражданин начальник, да я со всем моим удовольствием, только, простите, член — вы мне держать будете? У меня ведь на женщин не стоит». (Самойлов 1993: 108).

В конце прошлого века — начале нынешнего в качестве средства исцеления всерьез практиковали кастрацию. Надеялись, что с ликвидацией желез исчезнет и влечение, принявшее нежелательную направленность. Варварское средство, но считалось, что в борьбе с таким ужасным и криминальным недугом все средства хороши. Доктор Даниел из Техаса, редактор медицинского журнала, с энтузиазмом докладывал об этом на международном судебно-медицинском конгрессе в Нью-Йорке в 1893 г., и с тех пор этот доклад публиковался в трех разных медицинских журналах вплоть до 1912 г. Почему мы вправе сломить уголовнику шею, но щадим его тестикулы? — спрашивал этот медик (Daniel 1893). Он упирал на профилактику преступлений. Другие медики в разных странах, не говоря уже о нацистских борцах за чистоту расы, отстаивали целебный эффект этого метода еще в середине XX века (Bowman and Engle 1953:10-11). Некоторые гомосексуалы шли на операцию добровольно, других вынуждали. Евнухами сделали сотни гомосексуалов. Увы, оказалось, что наверняка исчезает лишь способность производить детей. Чувство же не обязательно исчезает, не меняется и его направленность. В других случаях исчезает всякое сексуальное влечение, но рождается сознание невозвратимой утраты. Единственным утешением для сторонников этого средства была надежда, что по крайней мере они отсекают возможность производить порочное потомство. Ныне и эта идея опровергнута: гомосексуальность мальчики наследуют не «от отцов (но об этом дальше).

Когда были открыты гормоны, большие надежды стали возлагаться на таблетки и уколы. Предполагалось, что они враз превратят гомосексуалов в завзятых любителей женщин. Чуда не произошло. Гормоны воздействуют на половую активность, но совсем иначе — стимулируют или подавляют всю половую сферу, а не одну лишь психическую направленность. Если давать гомосексуалу мужские гормоны, которых ему якобы не хватает, он просто станет более энергичным ... гомосексуалом.

С интересом все прочел. И все же! Если человек хочет избавиться от своей гомосексуальности. Хочет избавиться не потому, что это не принимает общество, а потому, что он мечтает испытать секс с женщиной, мечтает стать семейным человеком, мечтает быть любимым женщиной. Разве это невозможно? Разве невозможно переходить от гомосексуальности и бисексуальности? Возможно. Работы доктора Голонда (Нижний Новгород), практика доктора Б.Посвянского, наблюдения доктора А.И. Белкина (на нашем сайте мы опубликовали его книгу «Третий пол»), исследования других медиков подтверждают это. Мне встречались люди, мечтающие отойти от гомосексуальности, не считающие себя гомосексуалами, хотя у них и были однополые сексуальные отношения. Было бы интересно узнать мнение по этому поводу читателей.

В.В.Ш.

Некоторые американские медики в 50-е гг. попытались лечить гомосексуалов и педофилов операциями на головном мозгу. Опираясь на известные случаи мозговых травм и их сексуальные эффекты, хирурги стали рассекать перемычку между мозговыми полушариями, резать гипоталамус, чтобы уничтожить установившиеся в мозгу связи нейронов. Проделано было 75 операций (Splegel et al. 1956). Гомосексуальные навыки действительно исчезали, но вместе с ними исчезала всякая сексуальность вообще. А вдобавок появлялась дискоординация целей и движений — правая рука действовала несогласно с левой, эмоции сбивались, человек становился психическим калекой. Да и гомосексуальность исчезала не всегда. Доналд Маллен, арестованный за гомосексуальные сношения с юношей, по совету психиатра решился на лоботомию. Пробурили дыру в черепе, возились в мозгу. Результат — паралич правой стороны на много месяцев. Когда удалось выкарабкаться, женился, но оказалось, что всё еще тянет к мужчинам. Развелся и остался гомосексуалом (Hamer and Copeland 1993: 109-110).

С 1969 г. появились сообщения немецких нейрохирургов об аналогичных операциях — с тем же результатом, который медики рассматривали как «побочный эффект» (Roeder und Muller 1969). По требованию медицинской общественности и правительственных инстанций операции были прекращены. (Koch 1975; Schmidt and Schorsch 1981).

Остались методы психотерапии (James 1967; Голанд 1968; Katz 1976: 129-207; Fischer and Gochros 1977; Маркович 1984). Наиболее ранний вариант такого лечения — это «восстановительная терапия» (Nicolosi 1991). Зачинателем является дочь Фрейда Анна. Всё основано на убеждении, что гомосексуальность — это нечто наносное, некое нарушение психики, вызванное какими-то психологическими травмами, а в основе лежат нормальные склонности. Вот их и нужно восстановить. «В каждом гомосексуале прячется гетеросексуал», — выразил это убеждение психоаналитиков Ирвинг Бибер.

Есть и другая фраза: «В каждом гетеросексуале прячется гомосексуал». Я знал одного литератора, который больше всего любил, как он говорил, «раскручивать» натурала. Знакомство, выпивка, затем вместе в койку (потому что кровать в квартире только одна). И жили потом с этим литератором по нескольку дней, а то и недель — бывало и месяцев — люди, не имеющие в прошлом никакого отношения к гомосексуализму: офицеры, студеты, провинциальные поэты и другой люд. Главное, подчеркивал мой знакомый, умело раскрутить, дать возможность расслабиться. Мне выпивки не жалко. А они за милую душу делают все, что мне хочется. И отлично делают. А если не умеют, так я научу. Рассказ этого литератора войдет в книгу «Я+Я». Как находит, как совращает, какие бывают конфликты, что он испытывает... Глава получается любопытной.

В.В.Ш.

Классический психоанализ стремился вскрыть глубинные травмы, помочь пациенту осознать их ясно и понять, что он нормален. Что же может вскрыть эти темные механизмы, переубедить пациента?

Прежде всего, конечно, гипноз. Но, гипноз, как известно, не может затронуть основные моральные и психические установки здорового человека. Полностью он способен подавить волю лишь психопата, неуравновешенного, очень слабовольного человека. Оказалось, что гомосексуальность — на уровне глубинных психических установок. Она не поддается гипнозу. Психиатры не сдавались. Об их усилиях еще в начале века высказался один из зачинателей сексологии Хэвлок Эллис:

«Я мало симпатизирую тем врачам, которые желают во что бы то ни стало „лечить“ извращенного. Шренк-Нотцинг, наиболее известный и наиболее удачливый из таких операторов, является в моих глазах именно господином, примеру коего меньше всего следует подражать. Он лечит случаи даже наиболее выраженного полового извращения в течение более года при помощи более чем ста пятидесяти гипнотических сеансов; он предписывает частое посещение дома терпимости после принятия сильной дозы спиртных напитков; проститутка должна не останавливаться перед продолжительными манипуляциями, чтобы добиться эрекции пениса, что, как известно, не с каждым может удаться». В результате временного успеха в публичном доме следуют частые возвраты к гомосексуальности и ... заражение сифилисом. «Наконец, мнение самого больного, что он вылечился, имеет мало еще значения, чтобы действительно установить факт выздоровления. Нередко извращенный хочет вылечиться по способу морфиноманов: они предпочитают лучше признать, что они вылечились, чем продолжать дальнейшее лечение.» (Эллис 1910: 273).

Далее, одно время вошла в моду «терапия отвращением» (aversion therapy) (Owensby 1940; Thompson 1949), основанная на учении об условных рефлексах. Она хорошо изображена в «Заводном апельсине» Кубрика: пристрастия, от которых человека хотят отучить (у Кубрика это — хулиганское поведение), стараются связать в его подсознании с тошнотой, а для этого всякий раз перед провокацией такого поведения ему дают рвотное. В применении к гомосексуальности это выглядит так (воспользуюсь весьма ехидным описанием Триппа):

«в момент, когда мужчине показывается изображение голого парня, ему наносят электрошок, или незадолго до того ему дается рвотное, так что сразу после показа он сгибается в конвульсиях тошноты. <...> Обычно пациенту проделывают много сеансов, по меньшей мере, по разу в день, пока он не скажет, что „вылечился“ — часто он должен это сказать доктору, который стоит наготове с электроиглой для шока на случай, если пациент еще не вылечился». (Tripp 1976: 270).

Схожий случай лечения описывает Эдмунд Уайт — с нулевым результатом (White 1983: 105-106).

«В особо забавном примере из итальянской клиники, — продолжает Трипп, — пациента подвергали нескольким неделям суровой обработки, после чего он оказывался сидящим за столом напротив старого доктора с седой бородой, который показывал ему снимки обнаженных „красивых парней“. Время от времени доктор протягивал руку под столом и щупал пенис пациента, чтобы проверить, не твердеет ли он. Ясно, что ни у кого не твердел; доктор сообщал о 100-процентном выздоровлении». (Tripp 1976: 270).

Вдобавок регулярное применение электрошока вызывало тяжелую потерю памяти — выпадение целых периодов жизни, потерю ориентации в обстановке. Кац приводит показания одного такого пациента, которого насильственно отправили на лечение электрошоком родители. Это стоило дорого и принесло лишь необходимость длительной госпитализации после лечения. Пациент забыл действительно своих гомосексуальных любовников за несколько лет и всех, кого он знал в это время. Но он не перестал искать новых, а встретившись с прежними, воспринимал их как новых.

Очень любопытный случай. Не исключаю, что доктор был шарлатаном. Но не исключаю и другое. Мать привела сына к врачу. Обратилась с мольбой — помогите, пристает к малолеткам. Были конфликты. Если дело так пойдет дальше, мой сын окажется в тюрьме. Сделайте что угодно, но отбейте у него тягу к мальчикам!

В.В.Ш.

Поняв это, его мать вскричала: «Шесть тысяч двести долларов впустую! Ты не изменился ни на йоту! Это была пустая трата времени и денег. Эти психиатры, глупцы, они не знают, что они делают!» (Katz 1976: 306-315).

Есть противоположная техника — «приучающая терапия»: пациента побуждают мастурбировать в темной комнате, а когда он скажет, что кончает, ему показывают на экране изображение «красивой девушки». В конце концов чувство наслаждения (от мастурбации) должно у него прочно ассоциироваться с образом красивой девушки. Только образуется ли такая прочная ассоциация?

Скептики нашли способ более объективной проверки эффективности «отвращающей» и «приучающей» терапии, чтобы не полагаться на субъективные заверения самих пациентов и не менее субъективные впечатления заинтересованных врачей. Изобрели чувствительный прибор — плетисмограф, моментально измеряющий малейшие изменения объема полового члена. Это очень пластичный чехольчик с измерителем заполненности и передачей результатов по проводам на стол исследователя. Стоит только начаться эрекции, как индикатор на шкале прибора ползет вверх (Freund 1963). И что же? Полное подтверждение позиции скептиков: в то время, как пациент, устрашенный перспективой продолжения процедур, заверял, что чувствует приятное возбуждение от образов женщин на экране, индикатор оставался неподвижным; но стоило заменить женские изображения на мужские — индикатор оживал (McConaghy 1967; 1975; 1987: 323-325).

В петербургской газете «Новое время» в статье об одном педофильном маньяке-садисте цитируется главврач психиатрической спецбольницы (больницы-тюрьмы) В. Стяжкин:

«Насильники и извращенцы — это, пожалуй, самый трудный для излечения контингент. У нас они проходят курс лечения в среднем 6-8 лет. И вроде бы уже всё хорошо, как вдруг в его личных вещах обнаруживаешь картиночку с мальчиком на горшочке или девочкой в ванне. Он поступает на дальнейшее лечение в больницу общего режима или под наблюдение районного психоневрологического диспансера. Проходит год-два, и вновь поступает известие, что бывший наш пациент опять принялся за свое.» (Шумский 1991).

В печати часто можно видеть гордые отчеты психотерапевтов о процентах излечения гомосексуалов, но многие серьезные сексологи относятся к ним скептически: ведь это сообщают сами врачи, а им уж очень хочется, чтобы это было так, да и реклама, почет, заработки. Иногда излечение подтверждают и пациенты, но и это не внушает доверия: если уж гомосексуал захотел избавиться от своих склонностей, он тоже склонен к иллюзии, а специфика его положения не способствует огласке неудачи. Нужна независимая и долговременная экспертиза.

Кёрран и Парр (1957) сравнили группу в 25 гомосексуалов, подвергшихся лечению, с контрольной группой, не подвергавшейся лечению. Вывод оказался таким: «Между этими двумя группами нельзя заметить никакой разницы в отношении изменения сексуальной ориентации», а половина лечившихся даже испытала усиление гомосексуальной активности (цит. по: Boczkowski 1988:179). Учитывая колоссальную длительность лечения (годами), его интенсивность и стоимость, слабые и часто неожиданные результаты, а также психологическую дезориентацию и дезадаптацию пациентов, Даннекер пришел к выводу, что лечение только ухудшает жизнь гомосексуалов (Dannecker 1975). Вся эта армия проповедников, психоаналитиков и специалистов по терапии «молитвенной», «восстановительной», «отвращающей» и «приучающей», окруженных просто уймой шарлатанов, превратила лишенное для них риска лечение в доходный бизнес. Это просто огромная кормушка, которая существует за счет гомосексуалов и их родных.

Институт Кинзи, обладавший большими возможностями и средствами, ряд лет старался найти и проверить людей, чья половая жизнь действительно изменилась после лечения. Не нашел ни одного. Как-то один человек позвонил Кинзи и сказал, что вот он вылечился. Раньше он имел много сношений с мужчинами, а теперь с этим покончено. «Даже не думаю о мужчинах,- добавил он, — разве что во время онанирования». Такое вот исцеление. Один известный психотерапевт, написавший 358-страничную книгу о методах лечения гомосексуальности, гарантировал 19-50 % выздоровления. Он обещал прислать своих пациентов на проверку в Институт Кинзи, но потом сообщил, что, по зрелом размышлении, нашел только одного человека, да и с тем он рассорился (Tripp 1976: 236).

Известный немецкий сексолог Иоганнес Кемпер во втором томе своего труда «Практика сексуальной психотерапии» (1994: 10-11) пишет:

«Когда я начинал работать с пациентами, страдающими сексуальными нарушениями, устранение гомосексуализма как „болезни“ хотя и было мыслимо, но всё же считалось отдаленной мечтой. Сейчас эта книга смогла стать тоньше на одну главу, поскольку лечение гомосексуализма можно четко отнести к утопическим идеям».

Уже с рубежа XIX-XX вв. появилось течение «приспосабливающей терапии» (adjustment therapy), возлагающее на врача функции лечить не саму гомосексуальность, а те невротические последствия, которые ее несовместимость с общественными нормами и ожиданиями вызывает в психике человека. Помогать человеку понять свои особенности и приспособиться к жизни с ними в обществе (первые такие работы: Stevenson 1908; Hirschfeld 1914, Кар. 23: 439-461; и др.).

Не хочется отнимать у людей надежду. Но и рождать иллюзии вредно: это мешает адаптации.

Спорно. Надежда умирает последней. И если пациент хочет, врачи, на мой взгляд, должны сделать все возможное, чтобы помочь обратившемуся к ним за помощью человеку. Сексуальность поддается коррекции. Будь наша страна образованнее, ввели бы мы сексуальное просвещение, уверен, будет меньше совращений, меньше изнасилований, не исключаю, что и сексуальных маньяков стало бы меньше.

В.В.Ш.

Возможность нормализации сексуальной жизни, по-видимому, зависит от степени и фиксированности уклонения. Если человек молод, если есть у него и гетеросексуальные переживания, а гомосексуальный опыт был неудачным и не укоренился, то поворот к гетеросексуальной практике считается возможным. В большинстве случаев, однако, полагаться лучше не на психотерапию и свою нынешнюю решимость, а на понимание и терпимость жены, на соглашение с ней относительно увлечений мужа. Если вообще гомосексуалам вступать в гетеросексуальный брак.



Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: