18+

Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Мне интересны все люди

Я+Я

ГОМОСЕКСУАЛИЗМ БЫЛ, ЕСТЬ И БУДЕТ!

Почти тридцать лет назад по просьбе «Литературной газеты» я готовил беседу с режиссером Юрием Завадским. Он рассказывал о поездке в Югославию и о впечатлении, полученном им от посещения эротического театра. Говорили мы и о гомосексуализме. Вопросы и ответы о личном отношении мастера к проблеме (а оно было спокойным), о том, стоит или нет говорить о гомосексуализме в искусстве («стоит, но вряд ли разрешат, а напрасно»), мастер завизировал, исправив гомосексуальную любовь на однополовую. «Однополовая, знаете ли, звучит мягче, спокойнее, чем гомосексуальная», — заметил он, поигрывая двумя карандашиками из своей знаменитой коллекции. «Карандаш — фаллический символ», — вдруг мягко заметил Юрий Александрович.

Работавшая в то время в «ЛГ» заведующей отделом искусства Т.А.Чеботаревская, женщина умная, эмоциональная, читавшая рукописи при авторах, не заставляя их неделями и месяцами ждать, как только дошла до гомосексуальных вопросов, начала яростно их вымарывать.

— Да вы что, — говорила она, не просто вычеркивая, а замазывая текст, — с ума сошли? Да если вдруг такое пройдет на подписную полосу, не в свет, а на подписную полосу, меня снимут с работы. Сначала высмеют, а потом снимут. И Чаку (так между собой называли главного редактора Александра Чаковского) выговор дадут. Да и вашему Завадскому не поздоровится. Он что, не понимает этого? Чем вы там с ним занимались, как он мог (шел нелестный эпитет в его адрес) завизировать подобное!..

— А вы сами против них? — наивно спросил я Тамару Александровну.

— Я? — Она засмеялась. — А мне, честно говоря, все равно. У меня есть знакомые педики, знаете, весьма славные люди.

Владимир Ленин в свое время отменил статью, по которой преследовался гомосексуализм (мужеложство), Иосиф Сталин ввел (считается, что поступил так с подачи Максима Горького), при Никите Хрущеве, Леониде Брежневе, Юрии Андропове, Константине Черненко, Михаиле Горбачеве печально знаменитая 121-я статья оставалась. При Борисе Ельцине ее отменили.

Болезнь ли гомосексуализм? Всемирная организация здравоохранения перестала считать гомосексуализм отклонением, болезнью. Можно ли считать болезнью карие глаза, белокурость? Это данность. Как правило, человек таким родился. Ро-дил-ся! Го-мо-сек-суа-лом! И все тут.

Но кричит демагог, кричит! «Значит, вы, защищая гомиков, педиков, призываете общество к разврату! Гомики совращают мальчиков (почему-то всегда говорят о мальчиках, но ведь и лесбиянки могут совращать девочек!), к чему подобное приведет?»

По демагогии — демагогией же!

Рассуждая так, можно вообще дойти до запрещения секса. А ведь могут взрослые женщины совращать мальчиков, и совращают. Могут мужчины совращать, и совращают, девочек. Развращать, совращать нельзя! За это нужно судить. Одинаково — как гомосексуалов, так и гетеросексуалов, если мужчина совращает ребенка.

Двадцать лет я занимаюсь изучением проблем сексологии. И двадцать лет слышу: нет, не надо, это разврат. Но удалось прорваться здравой мысли. О сексе стали говорить. Но не обо всем, только о сексе для большинства. О норме. А в жизни есть…

Гомосексуализм в армии. Спросите у тех, кто отслужил. Много нового узнаете. Впрочем, нового ли? Я могу рассказать, как десять человек насиловали одного. У меня есть письма, где рассказывается, как офицер заставлял солдата делать фелляцию, отпуская за это в увольнительную. В военкоматах, если у призывников подозревали гомосексуализм, то от армии освобождали. Но не все освобожденные понимали, что код в военном билете означал шизофрению! И клеймо оставалось на всю жизнь. В институт не принимали, права на вождение автомобиля не выдавали, за границу не выпускали. И самое главное — никто истинной причины не сообщал. Не разрешали и все тут. А причина проста — статья в военном билете.

Гомосексуализм в местах заключения. Тут и самому далекому от наших исправительно-трудовых лагерей человеку многое известно. Попадет в лагерь голубой — всеобщее презрение: за один стол не садись, из одной чашки не пей, руки не подадут; а уж если захотят воспользоваться, то не смей отказать. Впрочем, тема настолько обширная, что в книге о гомосексуализме об этом будет две-три главы.

Знаю сутенера, поставляющего мальчиков за двести — триста долларов за ночь, гарантирующего здоровье, анонимность, удовлетворение самых изощренных желаний. Он процветает. Дает информацию в массовой печати и легко находит клиентов.

Вспоминаю: мы с Юрием Никулиным пытались помочь великому кинорежиссеру, отбывающему наказание по гомосексуальной статье.

Дело выглядело липовым, сфабрикованным, спровоцированным. Власти решили режиссера посадить. Но за что? За талантливые фильмы, получившие всемирное признание, и премии? За резкие телеграммы на имя председателя Госкино? За слишком смелые речи? За это трудно сажать. А за гомосексуализм — пожалуйста.

(Я думаю, и 121-ю статью так тщательно охраняли от отмены, понимая, что может она пригодиться в борьбе с инакомыслящими.)

В чем корни, в чем суть этой перверсии?

Наука молчит. Частично из-за того, что исследований практически не проводилось. Изучалось большинство, на меньшинство не оставалось ни времени, ни денег.

Есть теория наследственности. Раскритиковать ее легко. Если прапрапрабабушки и прапрапрадедушки были гомосексуалами, то не должно быть у них детей. Чистый гомосексуал тот, кто не имеет никаких половых контактов с противоположным полом. Так откуда появлялись дети? Можно говорить о бисексуальности, когда в каком-то поколении гомосексуальность доминировала и продолжение рода оборвалось.

Полтора-два года назад во многих изданиях промелькнула заметка будто бы из американского научного журнала о том, что найден ген гомосексуальности. Но все оказалось не совсем точно, пока только на уровне гипотезы.

Есть теория запаха. Мужчины пахнут иначе, чем женщины. И запаха противоположного пола не переносят, а свой мужской (если лесбиянка, то женский) запах им приятен, это повышает их сексуальность. Запах своего пола возбуждает, запах противоположного пола действует угнетающе.

Реже встречается гомосексуализм приобретенный. Мальчик любит девочку. А девочка его отвергает. Одна, вторая, третья. Мальчик растет, девочек боится, а если и предпринимает попытки ухаживания, всегда получает отпор. Женский характер, женская психология для него тайна, а мужской характер ему понятен, он же сам относится к мужскому полу. Сначала он завидует красивым, каких любят девочки. Потом пытается сблизиться с такими же, как он, отверженными. Контакт, по крайней мере на уровне общения, происходит. Юношеская гиперсексуальность требует выхода. Появится тот, кто и доброе слово скажет, приголубит, погладит, а то и до оргазма тем или иным способом доведет. Удовольствие получено. Один контакт, два, три — и рефлекс закреплен. Теперь сам юноша начинает искать тех, кого отвергают девушки и женщины, и проявляет в отношении к ним заботу, опеку — и… находит отклик. Юношеская гиперсексуальность.

Известен и комбинированный (термин условный) гомосексуализм, когда все причины настолько переплелись, что трудно определить доминирующую. Нет мужского начала в воспитании. Тоска по отцу в детстве. Ребенок становится подростком и тянется, очень тянется к мужчинам. И хочет близости. И находит таких мужчин. И получает от них то, что искал.

Но, согласитесь, когда дело касается сексуального развития, то, какой бы ни была причина, сам-то человек не виноват, что становится таким. Не извращение это, не порок, не болезнь.

У гомосексуального мужчины нередко и психика тоньше, он ранимее, все чувствует острее, реагирует на многое эмоциональнее, чем гетеросексуалы.

Кстати говоря, женский гомосексуализм прочнее мужского. Пары стабильнее, промискуитет (беспорядочная половая жизнь) реже, чем у мужчин.

По данным известного американского ученого Кинзи, около 50% мужчин к пятидесяти годам имели от одного до трех гомосексуальных актов. В детстве ли, в юности, в зрелом ли возрасте, но имели. Но гомосексуалами не стали. А бисексуалов — 20%, по данным Кинзи и наших исследователей, они тоже гомосексуалами не становятся.

Сколько латентных (скрытых) гомосексуалов среди мужчин и женщин? На этот вопрос ответить пока невозможно. Есть точка зрения, что самые ярые гомофобы как раз те, кого можно отнести к латентным гомосексуалам. Стремясь подавить свою чуть-чуть, а порой и значительно ощущаемую гомосексуальность, они стараются расширить гетеросексуальные отношения, стараясь убедить себя, что они такие же, как все, что свой пол их не интересует, не волнует, не привлекает. Количеством они хотят забить собственную, пока еще латентную, гомосексуальность. Они яростно, злобно относятся к гомосексуалам. Но природу обмануть сложно. И бывает, что идут на гомосексуальные контакты, обнаруживая при этом садизм. Они могут не просто избить, но и убить партнера, как бы мстя за собственную гомосексуальность.

Гомосексуал зачастую ведет себя как разведчик. Улица. Он выбирает в толпе только одного. Взгляд… Оценка. Ответ без слов — взглядом. Значит, понял. Он идет, и за ним следует подобный ему. Они могут идти час, два, три. Оглядываясь, заходя в магазины, останавливаясь у рекламных щитов. Особая игра. Контроль. Случайная фраза. Не случайный ответ. В огромном городе или маленьком поселке пройдет гомосексуал — и тут же заметит себе подобных. Сначала бывают ошибки, но с опытом проколов все меньше и меньше.

Умение оценить партнера, прогнозировать события, умение уговорить натурала (есть гомосексуалы, стремящиеся соблазнять гетеросексуалов)… Сколько психологизма, осторожности при этом проявляется: не спугнуть, заинтересовать, расположить, заинтриговать, получить согласие. Но, повторяю, случаются и ошибки. И приводят они к болезни, хорошо, если к лобковым вшам, гонорее, сифилису, хуже, если к СПИДу (в места сбора голубых, на так называемые плешки, ходят и инфицированные.) Как и у разведчика, ошибка может стоить жизни. Убили известного журналиста, нашедшего себе партнера на одной из площадей столицы. Ошибка также стоила жизни мажордому резиденции посла США. Преступников нашли. Но жизнь-то не восстановишь.

Двойная жизнь становится нормой. Чтобы на работе не узнали, дома не догадались. Возлюбленных представляют племянниками, при знакомстве соблюдают конспирацию, называются вымышленным именем, используют пароли, клички — и правда как у разведчиков.

Гомосексуалам жить намного сложнее, чем гетеросексуалам. Они свою любовь должны скрывать. Их жизнь — сплошная конспирация. Все тайком, все мимоходом. А потому и промискуитета среди голубых больше, чем среди обычных людей.

Что происходит? Мальчик вдруг в детстве, когда впервые ощущает сексуальность, осознает с ужасом для себя: ему нравятся не девочки, а мальчики, они его привлекают, возбуждают, интересуют.

Неужели я один такой? Первый вопрос, на который не у кого получить ответ. К родителям обращаться страшно, к учителям — тем более. И начинается поиск того, кто бы мог ответить на вопрос.

Складывается уникальная, а на самом деле вполне обычная и закономерная ситуация: поиск останавливается на себе подобном. Кто подсознательно или сознательно ищет себе подобного, тот находит.

Первый робкий сексуальный опыт. Он не так страшен, как с девочкой. Второй опыт, третий… смена партнера, вторая смена, третья — и… закреплен рефлекс. Сексуальная разрядка наступает, опыт интимной жизни накапливается, поиски партнеров продолжаются, то с трудом, то с легкостью.

А дальше идет мучительный поиск любви. Хочется найти того, с кем на всю жизнь. Но, увы… Так бывает в романах, а в жизни… Измены, ссоры, ревность, обида и смена партнера.

Хорошо, что в Москве, Питере, Новосибирске открылись голубые дискотеки. Хорошо, что начали издаваться специальные газеты и журналы.

Считается, что среди творческой интеллигенции много голубых. Да нет же, столько же, сколько и среди спортсменов и рабочих, среди военных и гражданских, ученых и студентов, крестьян и городских — все те же четыре процента среди мужчин, два процента среди женщин.

Их меньшинство. Они такие же, как все, просто у них другая сексуальная направленность. А им мешают. Их нередко презирают. Над ними в открытую смеются. Их могут не принять на работу. Изгои. Отверженные. Неприкасаемые.

За что?

За то, что они любят себе подобных. За то, что их влечет однополовая любовь. За то, что они влюбляются в лиц своего пола.

Они хотели бы иметь семью, детей, но не могут. Мужчинам не нравятся женщины, женщинам не нравятся мужчины. То есть нет: общаться, встречаться, работать, говорить — сколько угодно; но любить, заниматься сексом… Нет!

Нередко проститутки любят отдыхать на голубых дискотеках. Почему? Да потому, что там никто не смотрит на них как на предмет вожделения. Там прежде всего видят в них людей. Им там легко.

Дискотека голубых. Их несколько в столице. Самая знаменитая — «Шанс». Приходят знакомиться? Надеются найти свое счастье? Да. Хотя в основном все заканчивается случайной встречей. Но не в этом главное. Основное — утвердиться: я не один (не одна) такой (такая). Нас много. И от этого им становится легче. Здесь, на дискотеке, можно не бояться косого взгляда, осуждающего смешка. Здесь тебя не оскорбят, не обидят. Здесь не нужно вести двойную жизнь, скрываться, играть, позировать, бояться жестом, взглядом, словом выдать себя. Ты можешь здесь смотреть на того, кто тебя привлек, и наслаждаться и завидовать: бывают же такие красивые люди.

Мы можем не замечать явления.

Геи есть, так пусть себе живут, как им хочется. По-настоящему хорошо было бы им помогать. Чем? Изданием газет, журналов, книг, созданием спектаклей, фильмов, изучением их психологии. Как это делают в Англии, США, меньше в Германии и Италии.

Но если нет таких возможностей, то хотя бы не мешать. Постараться понять. Поэтому я решил написать книгу «Я+Я» о мужском и женском гомосексуализме, где хочу проследить историю вопроса, психологию гомосексуализма, дать советы, как найти партнера, как сохранить собственное достоинство, как, наконец, несмотря ни на что, жить счастливо, радостно, сохраняя оптимизм и веру в собственное «я»!

— При всем хорошем к вам отношении вашу книгу «Я+Я» издавать не буду. Не могу… — так сказал мне директор крупнейшего издательства страны, когда я принес заявку на книгу «Я+Я» .

— Но почему? Разве вам может кто-нибудь запретить или вы против гомосексуализма, страдаете гомофобией? Вы считаете, что это недостойная тема для читателей, боитесь, что книга не найдет спроса? — атаковал я собеседника вопросами.

— Запретить мне никто ничего не может, — говорил он с обидой, видно, слова мои его задели. — Но смотрите. Во-первых, название «Я+Я» — это же онанизм? Во-вторых, общество еще не совсем готово к восприятию подобной темы. В-третьих… Да что тут говорить. Ненавистью к голубым я не страдаю. Спрос книга найдет. Знаю: можно печатать неограниченным тиражом — ни одной книги, я не говорю серьезной, просто ни одной вообще на эту тему за все годы советской власти и перестройки не появилось. Но, может быть, и не надо… Хотя нет, понимаю, надо, но только не в нашем издательстве.

Тут я прервал его:

— Согласен: не готово наше общество к тому, чтобы принять единственно правильную точку зрения: гомосексуализм был, есть и будет. Это данность. Родители не хотели бы, чтобы их дети становились геями, голубыми, розовыми, урнингами, но они могут ими стать. И нельзя из-за этого детей проклинать, издеваться над ними, иронизировать, выгонять из дома, создавать вокруг них невыносимую атмосферу, чтобы они свет белый возненавидели и подумывали о том, как бы его покинуть. Мы должны готовить общество к спокойному восприятию гомосексуализма. Тем более что СПИД наступает, тем более что понятия совести, морали, свободы личности сегодня размываются. Поэтому-то и нужна такая книга, разве не так?

— Вот-вот, — тут меня собеседник прервал. — СПИД, грязь. Пишите о чем угодно: как научиться говорить публично, о компьютерах, собаках — что хотите, пожалуйста. А о гомиках — нет, увольте. Не могу. Не издам.

(Я нашел издательство, где согласились со мной работать, и книга, как я уже писал, скоро увидит свет. А пока мы собираем на нее заказы. От заказов многое зависит — чем больше мы соберем заказов, тем быстрее книга выйдет в свет. — В.Ш.)

Р.S. Надеюсь, мои заметки никого не развратили. И если хотя бы одному человеку показалось, что его понимают, то я рад.

(На эту статью, а ее опубликовали, сократив наполовину, я не получил ни одного отклика. Правда, в редакции вычеркнули указанный мною адрес, сказав, что публиковать адреса не принято. А зря. Я считаю: если автор сам дает свой адрес, то редакция должна идти ему навстречу. Многие мои знакомые, коллеги сообщали, что статью в «Литературной газете» они читали и давали читать своим знакомым. Мало того, позвонили из одного издательства и сказали, что готовы вести со мной переговоры об издании, ибо если «Литературная газета» опубликовала материал, значит, можно выпускать книги на эту тему. На страницах самой «Литературной газеты» статья о гомосексуализме появилась впервые.)



Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: