Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Педагогика для всех

Книга III. Глава II. Выпуск 20.

Вот что такое сотрудничество: не говори ребенку «ты — неряха»; всякий недостаток ребенка — наш общий недостаток, наше совместное упущение в той работе, которую мы вместе ведем в воспитании культурных навыков. Подумаем вместе, как тебе стать аккуратным. У нас одна цель — твое развитие, твоя воспитанность.

Об этом можно не говорить ребенку, но это нужно держать в уме. Все, что мы можем сделать с ребенком, мы можем сделать только вместе с ребенком, вовлекая его в решение задачи. И ничего нельзя сделать помимо него!

Культурная программа нашего сотрудничества с детьми в общем-то не так уж и велика. Первоначальные навыки культурного поведения несложны: говори «пожалуйста, спасибо, здравствуйте, до свидания», умей извиниться, содержи себя в чистоте, аккуратно ешь, не прерывай другого в разговоре, уступай место и дорогу старшим и девочкам, не привлекай к себе внимание громким разговором в общественных местах... Трудность освоения этой простой программы в том, что она почти целиком состоит из всевозможных «не»: не забудь сказать «спасибо», не клацай вилкой, не садись за стол с грязными руками, не толкайся, не прерывай, не шуми... А запрет — не лучший способ воспитания и вовсе не годится для сотрудничества. Наложив запрет, я должен следить за его соблюдением, я становлюсь контролером, я вынужден постоянно поправлять и делать замечания, причем ребенок не может отвечать тем же. Я не допускаю, чтобы он мне делал замечания. Но всякое воспитательное действие, которое разрешено только одной стороне, для воспитания плохо. Я не могу шлепать ребенка хотя бы потому, что нельзя, чтобы он шлепал меня. Не могу острить в адрес ребенка, если не допускаю, чтобы он острил в мой адрес. Не стану поправлять ребенка, если не хочу, чтобы он поправлял меня.

Папа с сыном-первоклассником подходят к дому, папа предупреждает: «Не будем звонить, мама больна. Откроем дверь ключом».

Прекрасный урок. Но отец опоздал, сын по привычке нажал кнопку. И тогда: «Я кому сказал? Паразит!» По расстроенному пианино можно, конечно, ударить кулаком, но ни один инструмент в мире не начал от этого удара звучать чище. Мы должны не столько учить вежливости, сколько воспитывать сердечный слух, чувство человека, и тогда ребенок легко овладеет правилами поведения. Он не просто будет вести себя культурно, поведение будет отражать внутреннюю его культуру, будет следствием развитого сердечного слуха. Но мы не всегда понимаем, что вежливость и сердечный слух — явления, совершенно разные по своей природе, они приходят к человеку по-разному. Внешняя культура, вежливость — это набор навыков, привычек поведения. Сердечный слух — психическая способность. Но то, что полезно для образования привычки, порой вредно для развития способности.

Пришла тетя, принесла конфеты: «Что надо сказать? Скажи тете спасибо».

Мы сконфузили ребенка, и еще хуже, если не сконфузили: значит, он и не знает, что такое смущение. Вежливости учим, а сердечный слух забиваем. Привычка к вежливым формам в языке усугубляется, а сердечный слух притупляется. Сто таких упражнений — и от драгоценного свойства слышать сердцем другого ничего не остается.

Правила вежливости рассчитаны на проявление положенных чувств, даже если чувств в действительности нет. Как часто приходится говорить «спасибо» и тогда, когда мы не чувствуем особой благодарности. Это все необходимо в обществе. Но преждевременно обучая ребенка высказывать словами чувства, которых он не испытывает, мы можем испортить его сердечный слух. Сказал «спасибо» — и незачем теперь выражать благодарность улыбкой, и нет никакой благодарности за подарок! Квиты.

Лучше действовать так: «Сейчас придет тетя в гости, она нам скажет „здравствуйте“, и мы с тобой не забудем, я скажу, и ты скажешь...»

Но забыл, не сказал — что ж, в следующий раз повторим урок, не делая замечаний. Не торопиться, не щеголять выучкой своего ребенка: посмотрите, какой он у меня вежливый, как хорошо я его воспитываю. Мы не в цирке, мы не дрессированных собачек показываем, мы вообще не показываем своего ребенка, не демонстрируем его.

Маленький мальчик вмешался в разговор взрослых — обнимем его, прижмем к себе, палец ко рту — «тихонько!». Потом наедине скажем: «Нам с тобой надо учиться не прерывать разговора взрослых». И в троллейбус садясь: «Будем тихо разговаривать, хорошо? Чтобы нас никто, никто не слышал». Мама без упрека вытирает за ребенком, когда он вошел в комнату и наследил: «Ой, смотри, грязь какая». Сын будто и не обратил внимания на это. Но нет, что-то там, в голове, сработало, и постепенно он приучается вытирать ноги, даже быстрее, чем если бы на него каждый раз кричали: «Вытирай ноги, сколько раз тебе говорить!» Кричать можно всю жизнь, и всю жизнь без толку.

Девятиклассник, отнюдь не отличающийся стремлением к чистоте и порядку (все в его комнате разбросано), с восторгом рассказывает о новом классном руководителе: «У него аллергия к грязи! Он прямо бледнеет, когда грязь в классе увидит! У нас теперь так чисто!»

Никогда не знаешь, что именно вызовет восторг подростка. Любит учителя — так все в нем нравится. Если у нас аллергия к грязи, она передастся детям; нет ее — никакими силами не вызовешь эту добронравную болезнь, и нечего стараться, и нечего воевать с детьми.



Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: