Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Течению наперекор

Глава 16. «Хотели как лучше…»

Лев Остерман - Течению наперекор

Ельцин против Горбачева

Первый съезд народных депутатов СССР открылся 25 мая 89-го года. Его заседания в прямом эфире показывало телевидение. Начался съезд с бессмысленной многочасовой дискуссии по регламенту, навязанной Межрегиональной группой. Спор шел о том, начинать ли с выбора Председателя Верховного Совета — очевидно, что Горбачева, — как это предлагали организаторы съезда, или начинать с его доклада о ходе перестройки и прений по нему, как во имя демократии настаивали «межрегионалы». Затянувшаяся дискуссия создала явно враждебное настроение провинциального большинства депутатов по отношению к москвичам. Спор, наконец, закончился убедительным голосованием в пользу первого варианта. Кроме Горбачева, кто-то выдвинул и Ельцина. Борис Николаевич заявил самоотвод, не преминув добавить, что делает это не по своей воле, а по предписанию ЦК. Тем самым дал понять, что считает себя не менее достойным высшего поста в государстве, чем Горбачев.

Выборы Верховного Совета производились следующим образом. Все республики и Москва отдельно (как 16-й субъект Федерации) получили некие квоты представительства в обеих палатах ВС. На собраниях своих делегаций они составили списки кандидатов. Таким образом, получилось два раза по 16 списков, которые вручались каждому депутату для тайного голосования. Все, кроме Москвы, внесли в свои списки ровно столько фамилий, сколько им разрешено было квотой. Это означало, что выборы производились фактически на уровне республиканских делегаций. Москвичи опять сочли такой подход недемократическим. Для избрания в Совет Союза они при квоте в 29 мест внесли в свой список 55 кандидатур. Так что отбор в этом списке шел по большинству голосов при тайном голосовании. Естественно, что неизбранными оказались наиболее активные из московских радикалов, которых большинство настроенных против Москвы депутатов заметило во время дискуссии по регламенту. Для выбора в Совет Национальностей москвичи при квоте в 11 мест предложили 12 кандидатов. И были наказаны — неизбранным оказался Ельцин. Но на следующий день Казанник — один из депутатов, избранных от Сибири, уступил свое место Ельцину. Это было незаконно. Ельцин при голосовании собрал меньше 50% голосов. Таким образом, съезд выразил ему свое недоверие. Горбачев, как председатель, должен был воспротивиться включению Ельцина в состав Верховного Совета «по обмену». Он этого не сделал, чтобы остановить нараставшее было в Москве возмущение…

Этапы единоборства двух лидеров подробно описаны мною в книге «Интеллигенция и власть». Здесь я ограничусь лишь упоминанием большинства из них. Но на событиях, которые имели далеко идущие последствия остановлюсь подробнее.

4 марта 90-го года проведены выборы депутатов Съезда НД Российской Федерации (РФ). Ельцин был выбран и на этот съезд.

12 марта 90-го года на чрезвычайном съезде НД СССР Горбачев был избран Президентом СССР, набрав при безальтернативных выборах всего 60%.

Конец мая 90-го года. На первом съезде НД РФ выяснилось, что популярность Ельцина в общероссийском масштабе далеко не такая, как у москвичей. При выборах Председателя ВС РФ ему удалось одержать победу над своими конкурентами лишь в третьем туре с преимуществом всего в 10 голосов при 1060 голосовавших. Зато предложенное им в конце съезда объявление суверенитета России получило единодушное одобрение. Оно и понятно: в суверенной России провинциальная элита, составлявшая оппозицию Ельцину, могла рассчитывать на повышение своего статуса. Хотя принятое решение не имело смысла! Суверенитет какого-то государства означает защиту его независимости от других государства. От кого защищали независимость России депутаты съезда? От Украины, Казахстана или других республик? Реальная ситуация была обратной. Все остальные союзные республики, во всяком случае в плане экономическом, зависели от России. Осмелюсь предположить, что, предлагая закон о суверенитете, Ельцин вполне сознательно делал первый шаг к стимулированию будущего распада СССР. Ведь примеру России неизбежно должны были последовать остальные республики. Находясь в составе одного союза с Россией, под властью одного правительства и Президента — главнокомандующего общими вооруженными силами, республики могли себя чувствовать в безопасности. Но суверенная Росси неизбежно создаст свою армию, и слабые соседи могут оказаться жертвами ее экспансии. Ельцин уже упомянул о необходимости пересмотра границ с тем, чтобы вернуть в Россию прилегающие к ней районы, населенные преимущественно русскими. Суверенитет малых республик давал им право на самозащиту в политическом, а может быть, и военном плане.

Для Ельцина же распад Союза ССР означал победу над Горбачевым, поскольку за этим распадом автоматически следовала ликвидация поста общесоюзного Президента. В своей программе, представленной на выборах съезда НД РФ, Ельцин заявил, что вся земля, недра, заводы и их продукция, все плоды сельскохозяйственного труда на территории России принадлежат только России. Она будет торговать ими с другими республиками и иностранными государствами сама, без посредничества союзного правительства. Между тем, кроме природных ресурсов, торговать было нечем. Российские заводы после прекращения правительственной опеки и разрыва экономических связей резко снижали производство своей продукции. Необходимо было в первую очередь наладить производственную информацию и оптовую торговлю. Согласно мировому опыту, для этой цели надо было создавать промышленные товарные биржи. Российское правительство не уделило этому никакого внимания.

Тем не менее, в том же 90-м году первая «Российская товарно-сырьевая биржа» (РТСБ) была создана по частной инициативе в Москве. Я полагаю, что, отложив ненадолго изложение борьбы Ельцина с Горбачевым, стоит рассказать вкратце историю создания этой биржи.

Ее зарегистрировал 2 апреля 90-го года в Минюсте 42-летний инженер и математик Константин Натанович Боровой. Его помощниками были Ирина Хакамада, Александр Воловик и Сергей Петров.

Штаб организации биржи находился на первом этаже подъезда «Ф» Политехнического музея. Большую комнату с овальным столом предоставил генеральный директор музея Гурген Григорян. Биржа создавалась как акционерное предприятие закрытого типа. Боровой и Петров объявили по радио «Маяк» и в газете «Правда» о проведении подписки на акции. В Политехнический музей пришло порядка сотни будущих акционеров: подпольные советские миллионеры, кооператоры, бывшие партийные функционеры, начинавшие свое дело в доле с государством. Продавали по одной акции в руки. Акция давала право на участие в управлении биржей. Кроме того, каждый акционер мог открыть брокерскую контору (в торгах на бирже участвуют только брокеры) и оперативный счет в банке, учрежденном биржей. Главным управляющим и президентом биржи стал Боровой.

Первые торги прошли в ноябре 90-го года, в небольшом зале музея. Поступавшие по многоканальной телефонной связи заявки на продажу и покупку товаров регистрировались в компьютере, размножались в числе 200 экземпляров на ксероксе и раздавались брокерам, которые и предлагали свои услуги предприятиям. Дело быстро развивалось. Продажа акций не прекращалась. Среди акционеров появились иностранные граждане и фирмы. Вскоре под проведение торгов был арендован и соответственно оборудован зал Главпочтамта. К концу 92-го года в нем торговало уже более тысячи брокерских контор. На ВДНХ были организованы краткосрочные брокерские курсы. Внутреннему распорядку биржи, бухучету, проведению расчетов и операций брокеров бесплатно обучали специалисты фирмы «Соломон браверс».

Работа брокерских контор оказалась настолько выгодной, что за год, с октября 90-го до октября 91-го года, стоимость одной акции биржи выросла с 30 тысяч до 3-х миллионов рублей. Как пишет журнал «Карьера» (№ 11 за 2002 год), «Российский бизнес вышел из РТСБ. Сегодня ее бывшие брокеры входят в первую двадцатку самых богатых людей мира…

Разросшаяся биржа была разделена на секции. В секции цветных металлов продал свой первый вагон будущий алюминиевый король, брокер лет двадцати С. Дерипаска. Где-то рядом торговал Владимир Гусинский. На нефтяной площадке заключал свои первые сделки Михаил Ходорковский«. Через С. Петрова был связан с биржей и Борис Березовский. Бывший сопредседатель РТСБ Александр Хажакян вспоминает (в том же журнале): «У биржи были самые радужные перспективы. К нам приезжал представитель Сити-банка. Я встречался с министрами экономики Англии и ФРГ. Биржа поддерживала связь с Лондонским объединенным комитетом бирж. В 1991 году мы открыли зарубежное представительство РТСБ в Брюсселе…»

Константин Боровой, увлекшись политикой (он организовал Партию экономической свободы), в 92-м году ушел с поста главного управляющего РТСБ, оставаясь ее президентом. В 94-м году совет биржи снял его и с этого поста. Биржа просуществовала до финансового кризиса 98-го года.

Российское правительство первые годы не обращало внимания на деятельность РТСБ. Тем более, что ее брокеры активно участвовали в противостоянии ГКЧП. 20 августа 91-го года по призыву Борового, несмотря на все преграды, прошли большой колонной к Белому дому, где состоялся митинг. На здании Главпочтамта был вывешен трехцветный флаг длиной в 60 метров. 20 августа именно его две с половиной тысячи брокеров и им сочувствовавших пронесли через всю Москву. Они же выносили памятник Дзержинскому с Лубянки. Позднее новое правительство оценило услуги брокеров. В октябре 91-го года первое ежегодное собрание акционеров РТСБ состоялось в Кремлевском дворце съездов.

Закон, регламентирующий деятельность товарных бирж в России (их уже было много — во всех крупных регионах), был принят лишь в 94-м году. Стоит обратить внимание на одно замечание Александра Воловика в связи с политической активностью наших биржевиков, которое цитирует тот же журнал: «Все предпринимательство было незаконно, — вспоминает он. — Мы понимали, что на кону наша судьба — если мы не отстоим нашу свободу сегодня, то завтра будем без вины виноватые сидеть в тюрьме».

В связи с этим замечанием я задумался о том, каким образом в первые два года работы биржи ее брокеры (судя по фамилиям, приведенным выше) составили себе огромные капиталы? Казалось бы, доходы брокеров должны были ограничиться неким процентом от стоимости заключенных с их помощью торговых сделок. Поскольку сделки порой были многомиллионные, это было немало, но все-таки?.. В экономической литературе я не нашел ответа на этот вопрос. Но один из моих хороших знакомых, работающий в финансовой сфере, мне объяснил этот «феномен». Ввиду отсутствия в те времена в Союзе каталогов цен иностранных фирм, некоторые брокеры вместо организации сделки между продавцом и покупателем товара разрывали эту связь. Они покупали за свои деньги по нашим низким ценам большие партии сырья, металлов, леса или нефти, а затем продавали их иностранным покупателям за валюту по мировым ценам, которые были во много раз выше. Сами эти сделки охраняла «коммерческая тайна». А закона, запрещающего брокерам такие операции, не было.

Я не могу ручаться за достоверность информации моего знакомого, но похоже, что именно таким путем, не нарушая закона (!) можно было «из воздуха» составить себе очень значительный первоначальный капитал. Дальнейшее его увеличение, как говорится, «дело техники».

Проглядев это явление, российские руководители обрекли себя на известные сейчас трудности в тех случаях, когда амбиции некоторых из этих «олигархов» толкнули их на путь активного влияния на политическую жизнь страны путем финансирования средств массовой информации, избирательных кампаний и создания «своих» партий.

Но вернемся к противостоянию Ельцина и Горбачева.

16 июня 90-го года. Полного государственного суверенитета требуют Украина и Белоруссия. Горбачев предлагает создание «Союза Суверенных Государств». Это даже не конфедерация. Предполагается, что отношения суверенных республик с Центром будут устанавливаться для каждой из них особым договором. Ельцин заявляет о намерении сотрудничать с Горбачевым в этом плане.

Начало июля 90-го года. Работает XXVIII съезд КПСС. Во время выдвижения кандидатов в ЦК Ельцин попросил слова и объявил о своем выходе из КПСС. Объяснил это решение тем, что в условиях многопартийности не сможет выполнять волю одной партии — должен служить всему народу. Сказал и ушел из зала. Я испытал тяжелое чувство разочарования.

2 августа 90-го года. «Известия» сообщили, что Ельцин и Горбачев договорились о создании группы ученых и специалистов, которая будет разрабатывать программу перехода к рыночной экономике для всей страны. В числе членов группы названы Абалкин, Петраков, Шаталин, Явлинский, Борис Федоров, Ясин и другие. Между тем, положение с продовольствием продолжает резко ухудшаться…

9 августа 90-го года. Президиум ВС РФ неожиданно принимает постановление «О защите экономической основы суверенитета РСФСР». В нем содержится требование о передаче под контроль Совмина РФ золотовалютных резервов и других стратегических ресурсов Союза ССР.

24 августа 90-го года. Горбачев в своем Указе объявляет это постановление не имеющим юридической силы и предлагает Совмину СССР разработать предложения о распределении валютной выручки между республикой и Центром. Начинается «война законов»!

Начало сентября 90-го года. Становится известно, что экспертная комиссия, созданная двумя лидерами, распалась. «Молодежь» во главе с Григорием Явлинским выработала план полного перехода к рынку, не слишком скромно названный ими программа «500 дней». В широкой печати она не опубликована, но из комментариев следует, что программа Абалкина — Петракова, одобренная Горбачевым и союзным правительством Рыжкова, с программой «500 дней» несовместимы. Тем не менее ВС РФ, а значит, и Ельцин программу Явлинского одобрили и намерены с 1 октября приступить к ее осуществлению.

16 сентября 90-го года. В Москве состоялся многотысячный митинг под лозунгами отставки союзного правительства и поддержки программы «500 дней», хотя вряд ли кто-либо из митингующих с ней знаком.

Конец сентября 90-го года. Ситуация обостряется. ВС РФ единодушно голосует за требование отставки правительства Рыжкова. А ВС СССР и Горбачев категорически отвергают программу «500 дней». ВС Союза своим решением предлагает Горбачеву самому выработать к середине октября программу перехода к рынку. Кроме того, по требованию Горбачева «в целях стабилизации положения в стране» предоставляет ему чрезвычайные полномочия сроком до 31 марта 92-го года.

17 октября 90-го года. В печати появляется горбачевская программа. Это туманная декларация на одну газетную полосу под заголовком «Основные направления по стабилизации народного хозяйства и переходу к рыночной экономике». Конкретные планы предписывается принимать самим республикам (значит, и России), но союзное правительство остается неизменным и вся власть сохраняется за Центром. Тупик!!

11 ноября 90-го года. Горбачев встречается с Ельциным. Последний объявляет о том, что Россия останется в составе Союза при условии, что в союзном правительстве ей будут предоставлены посты премьера, министра обороны и министра финансов. Программа «500 дней» тихо умирает.

15 ноября 90-го года. Открылась сессия ВС СССР. Депутаты возмущены сговором двух лидеров, требуют доклада Горбачева о положении в стране. Доклад состоялся. Был кратким и беспомощным («Надо работать… Давайте жить дружно…»). Однако на следующий день, прервав начавшиеся было прения, Горбачев вновь берет слово и предлагает решительную программу установления полновластия Президента СССР: создать при нем Совет Федерации и Совет безопасности, Комитет по координации деятельности органов правопорядка, Специальную службу по борьбе с организованной преступностью и теневой экономикой. Провести коренную реорганизацию союзной исполнительной власти, смену руководства силовых ведомств и т.д. Прения были свернуты. К вечеру 17-го предложения президента были одобрены. С чем он и отбыл в Париж на «совещание в верхах», начинавшееся 18-го.

Казалось, вводится авторитарная система управления государством. Но решимости Горбачева хватило ненадолго. Названные структуры остались на бумаге. А все свои силы Президент направил на сохранение Союза, а следовательно, и своего положения его главы.

В конце декабря 90-го года съезд НД СССР принимает постановление: «Провести референдум в СССР для решения вопроса о сохранении обновленного Союза как Федерации Равноправных Суверенных Советских Социалистических Республик». Подготовить новый союзный договор должен комитет, состоящий из всех высших должностных лиц субъектов Федерации и председателей ВС и обеих его палат, под руководством Президента СССР. (В конце съезда — скандал. Премьер Павлов заявляет, что бюджет Союза на 91-й год не может быть сверстан, так как Россия решила в пять раз уменьшить отчисления денег в бюджет СССР!)

Первые два месяца 91-го года ушли на подготовку и согласование договора. Прибалтийские республики, Молдова, Грузия и Армения участвовать в нем отказались.

Начало марта 91-го года. На сессии ВС Союза Горбачев сообщает, что проект договора завизировали все девять оставшихся республик. Это не совсем так. За Россию его завизировали председатели обеих палат ВС РФ. Сам же Ельцин заявил категорически, что порывает с Центром. 6 членов Президиума ВС РФ выразили недоверие своему Председателю.

10 марта 91-го года. Полумиллионный митинг на Манежной площади Москвы в поддержку Ельцина. Толпа крайне враждебно настроена против Горбачева. Единодушно скандирует: «Ельцин, Ельцин!» (Я молчал.)

17 марта 91-го года. Референдум о Союзе состоялся. По стране за новый Союз проголосовало 76% участвовавших в голосовании. В Москве и Ленинграде — по 50%. Одновременно по России проводился референдум о прямых выборах Президента РФ. За такие выборы проголосовало 65%.

23 мая 91-го года. В ответах на вопросы «Известий» Ельцин заявил, что «с точки зрения организации демократического движения, привлечения людей на свою сторону демократам и впрямь надо быть поумереннее, не отпугивать людей (а многие боятся разрушить то, что есть) ультралевыми речами. Сдвинуться к центру…» Это — временное отступление, вероятно, в связи с результатом референдума о Союзе.

7 июня 91-го года. В газетах опубликовано сообщение, что 3-го числа в Ново-Огарево (резиденция Президента СССР) достигнуто полное согласие между Центром и руководителями девяти республик, включая Россию. Проект нового Союзного договора направляется Верховным Советам этих республик для учета их замечаний. Окончательный текст будет готов через несколько месяцев. Что-то здесь не так. Не верю, что Ельцин сдал позиции!

12 июня 91-го года. Всероссийским голосованием Ельцин избран Президентом Российской Федерации. За него проголосовало 60% участников голосования.

20 июня 91-го года. По приглашению лидеров конгресса Ельцин отбыл в США. Во время неофициальной встречи с ним американский президент заявил: «Я хочу честно пояснить, что США будут продолжать поддерживать самые возможно тесные официальные связи с Советским правительством президента Горбачева». Так вот в чем дело! Ссориться с США не стоит — надо искать обходные пути.

9 июля 91-го года. «Известия» сообщили, что Горбачев встречался с главами девяти республик… Совещание прошло в конструктивно-товарищеском духе. Ельцин по этому поводу заявил журналистам: «Хотел бы особенно отметить роль Ново-Огарева, как колыбели политического процесса, в котором доминируют уважение к республикам, друг к другу, принципиальность, стремление к разумному компромиссу во имя нашего обновленного государства». Вот лиса! Я отметил, что председатель ВС Украины Кравчук не приехал. Вместо него — премьер Фокин.

7 августа 91-го года. Сообщается, что, поскольку Украина еще не дала согласия подписать договор, а в Армении по этому поводу будет проходить референдум, решено, что республики начнут подписывать договор поочередно, и вся процедура может занять 1—2 месяца. Еще сообщено, что Горбачев находится на отдыхе в Крыму. Вернется 20 августа. На тот день назначена первая церемония подписания нового Союзного договора. Подпишут Россия, Казахстан и Узбекистан.

18 августа 91-го года — начало «путча». Под предлогом мнимой болезни Горбачева восемь заговорщиков, в числе которых вице-президент Янаев, Председатель Правительства Павлов, министр обороны Язов и Председатель КГБ Крючков объявили себя Государственным комитетом по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП). Обязанности Президента будет исполнять Янаев… Драматические события последующих четырех дней подробно описаны в моей книге. Путч провалился! С точки зрения перипетий борьбы Ельцина с Горбачевым его значение сводится к усилению позиции Ельцина и ослаблению — Горбачева. Он был освобожден из своего плена на даче в Форосе и доставлен в Москву людьми Ельцина.

23 августа 91-го года. На заседании ВС РФ Ельцин в присутствии Горбачева с издевательским: «Не возражаете?» — подписал Указ о запрещении Российской компартии.

26 августа 91-го года. Заявление М. Горбачева в связи с путчем (полный текст).

«Секретариат, Политбюро ЦК КПСС не выступили против государственного переворота. ЦК не сумел занять решительную позицию осуждения и противодействия, не поднял коммунистов на борьбу против попрания конституционной законности. Среди заговорщиков оказались члены партийного руководства, ряд партийных комитетов и средств массовой информации поддержали действия государственных преступников. Это поставило миллионы коммунистов в ложное положение.

Многие члены партии отказались сотрудничать с заговорщиками, осудили переворот и включились в борьбу против него. Никто не имеет морального права огульно обвинять всех коммунистов, и я, как Президент, считаю себя обязанным защитить их, как граждан, от необоснованных обвинений. В этой обстановке ЦК КПСС должен принять трудное, но честное решение о самороспуске. Судьбу республиканских компартий и местных партийных организаций определят они сами.

Не считаю для себя возможным дальнейшее выполнение функций Генерального секретаря ЦК КПСС и слагаю соответствующие полномочия. Верю, что демократически настроенные коммунисты, сохранившие верность конституционной законности, курсу на обновление общества, выступят за создание на новой основе партии, способной вместе со всеми прогрессивными силами активно включиться в продолжение коренных демократических преобразований в интересах людей труда.

М. Горбачев«.

Я этим словам верю. В них неподдельная боль за партию, ее рядовых. За ту партию, которая виделась ему, когда в феврале 90-го года на пленуме он говорил о «завоевании доверия масс». И я помню его лицо на экране телевизора, когда Ельцин подписывал Указ о запрещении партии.

Быть может, именно в этот критический момент можно было бы Ельцину и Горбачеву совместными усилиями с наибольшим успехом начать работу по обновлению КПСС. Однако если бы кто-нибудь предложил это Ельцину, то оказался бы мишенью насмешки человека, уже предвкушавшего полную победу над соперником.

Тем не менее, Горбачев еще пытается отстоять Союз республик.

1 сентября 91-го года. На съезде НД СССР оглашено совместное заявление Президента и руководителей всех республик (кроме прибалтов, Молдовы и Грузии) о намерении подписать соглашение о временном Союзе для координации управления народным хозяйством и согласования экономических реформ. Для чего образовать экономический комитет на паритетных началах и создать Госсовет в составе высших должностных лиц всех республик под председательством Горбачева. Предполагались также общие вооруженные силы. Все республики должны были стать членами ООН.

5 сентября 91-го года. Появляется сообщение, что Украина, участвовавшая в этих предложениях, создает свою армию и уже переподчинила своему министру обороны все военные округа бывшего СССР на своей территории, а также Черноморский флот. Идея временного союза умирает, едва родившись. Повсюду, кроме азиатских республик, деятельность компартий запрещена «до выяснения причастности к путчу». Выяснять никто ничего не собирается, но пока конфискуют здания, типографии, арестовывают банковские счета, увольняют весь управляющий аппарат — от первых секретарей до уборщиц. Всюду расцветает национализм. Экономические связи рвутся.

Середина октября 91-го года. Украина отказывается подписать экономическое соглашение между республиками — что-то ее там «ущемляет».

15 ноября 91-го года. Госсовет «Временного союза» все же собирается (без Украины и закавказских республик) под председательством Горбачева в Ново-Огареве. Теперь решено, что Союз Суверенных Государств будет конфедерацией. Центр ограничится выполнением функций, делегированных ему государствами — участниками Союза. Вот высказывание для прессы двух наиболее авторитетных членов урезанного Госсовета:

Ельцин: «Трудно сказать, какое число государств войдет в Союз, но у меня твердое убеждение, что Союз будет».

Шушкевич (Белоруссия): «По моему убеждению, вероятность образования нового Союза существенно возросла. Я думаю, Союз будет».

…А я думаю, что оба врут или лукавят, имея в виду другой Союз. Оттягивают время, ожидая избрания Кравчука президентом Украины. Знают, что произойдет менее, чем через три недели.

29 ноября 91-го года. Ельцин в интервью «Известиям» заявляет: «На сегодняшнем Госсовете я буду вынужден сказать: пока Украина не подпишет политический договор, свою подпись не поставит и Россия…» Вот он, обходной путь! Американскому президенту не в чем будет упрекнуть Ельцина.

4 декабря 91-го года. Кравчук выиграл президентские выборы на Украине. Накануне он призвал украинский народ к провозглашению полной независимости. После опубликования результата выборов Ельцин спешит заявить о признании Россией независимости Украины. Это опять означает, что Союзный договор умирает, едва родившись. А Горбачев еще посылает обращения к парламентам республик с призывом обсудить и подписать договор в его последнем, согласованном 15 ноября варианте…

9 декабря 91-го года. «Известия», шапка: «Учредители старого Союза создают новое содружество». Сообщается, что 8 декабря в Беловежской пуще было подписано Соглашение трех республик о сотрудничестве. В его преамбуле сказано: «Мы, республика Беларусь. Российская Федерация (РСФСР) и Украина, как государства — учредители Союза ССР, подписавшие Союзный договор 1922 года… констатируем, что Союз ССР, как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает свое существование…» Далее сообщается о создании пока в составе трех его учредителей «Содружества Независимых Государств» (СНГ), открытого для присоединения к нему других независимых государств — бывших членов Союза СССР…

…И присоединятся — куда деваться? У первой «троицы» такой сырьевой и технический потенциал, что без сотрудничества с ними пропадешь!

21 декабря 91-го года. Декларацию о вступлении в СНГ подписывают в Алма-Ате уже 11 президентов бывших республик Советского Союза. Чем же Содружество Независимых Государств отличается от предложенного Горбачевым в июне того же года Союза Суверенных Государств? Пожалуй, только исключением из него Михаила Горбачева! Ведь «содружеству» для координации межгосударственных экономических связей придется создать какие-то центральные органы или советы, которым будут делегированы определенные полномочия, в том числе и обеспечения общей безопасности. Если это сделать не удастся, то содружество останется пустым звуком, а экономика разбежавшихся из Союза стран тяжко пострадает… Теперь-то мы знаем, что так оно и случилось.

25 декабря 91-го года. В 19—00 Горбачев выступает по телевидению с обращением к народу и заявляет о своей отставке с поста Президента. Интрига закончена. Ельцин добился своего!

Горбачева «турнули по-хамски». Даже не поблагодарив за то, что именно он начал процесс освобождения Союза ССР от коммунистической диктатуры, а всего мира — от «холодной войны» и угрозы ядерной катастрофы…

Лев Абрамович Остерман



Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: