Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

И академик, и герои

А не «наемный убийца»

Поэтому я долго думал, надо ли мне, как им, уделять внимание жильцу дома 5, который в списке знаковых лиц, присланных мне Дмитрием Иосифовичем Бондаренко, представлен так: «Рапопорт Яков Давыдович, большой чекист, 2-я половина 20-х годов». Занимал этот человек действительно высокую должность, служил заместителем начальника ГУЛАГа, Главного управления лагерей, когда им руководили Ягода, Ежов и Берия, все трое в разное время расстрелянные со своими подчиненными. А его гроза миновала. Почему?

Генерал-майор инженерно-технической службы Рапопорт родился в 1898 году в Риге. В биографии, представленной в «Свободной энциклопедии» — а в других ее я не нашел, — сказано, что с семьей переехал в Воронеж, закончил там ремесленное училище, вступил в Коммунистическую партию, начальствовал в воронежской ЧК, отличаясь жестокостью, в Красной Армии служил в Ревтрибунале. В дни Сталинградской битвы Рапопорт отличился, командуя 3-й саперной армией, заслужил генеральское звание, орден Красного Знамени. Двадцать лет при нем заключенные строили каналы, гидростанции, заводы…

Историки Гуверовского института сравнивают Рапопорта с организаторами немецких концлагерей — нацистскими преступниками Адольфом Эйхманом и Генрихом Гиммлером. (Первого повесили, второй, не дожидаясь казни, покончил жизнь самоубийством). Американцы, конечно, лгут: лагерями смерти не занимался Яков Давыдович. Как ни бесчеловечны сталинские ИТЛ (исправительно-трудовые лагеря), описанные Солженицыным в «Архипелаге ГУЛАГ», сравнивать их с гитлеровским адом за колючей проволокой, как говорят в академическом мире, некорректно, проще сказать, подло. Освенцим, где у миллиона узников оставалась одна дорога — в газовую камеру и огонь, все другие немецкие лагеря смерти не напоминают БелБалтлаг, откуда свыше 12 тысяч заключенных, построив канал, вышли на свободу, многие — с орденами. Когда Александр Исаевич в лагере заболел раком, бесполезного зэка не умертвили, а вылечили, иначе не написал бы он «Один день Ивана Денисовича» и все остальное…

Если учесть, что построенные под руководством Рапопорта объекты национального значения — такие, как плутониевый комбинат «Маяк» по производству компонентов ядерного оружия (он же «Челябинск-40»), Нижнетагильский и Челябинский металлургические комбинаты — действуют поныне, то не вспомнить о нем добрым словом нельзя. Из стали Нижнего Тагила прокатывают сегодня трубы большого диаметра для магистральных газопроводов. Челябинскому комбинату, одному из немногих, дано право маркам стали (а их производится свыше ста) присваивать собственный индекс — ЧС (челябинская сталь).

В отечественных энциклопедиях «Рапорт», «Рапопорт Иос. Абр. Генетик, Герой Соц. Труда» — есть. Рапопорта Як. Дав., четырежды награжденного орденом Ленина, — нет. За что такие высокие награды? «За образцовое выполнение заданий правительства по строительству укрепленных рубежей» и за три грандиозных канала: Белое море — Балтика, Москва —Волга и Волга — Дон.

В энциклопедии «Великая Отечественная война» командарму места не досталось. Проигнорировала его наша «Московская энциклопедия» в пяти томах. Современные составители и редакторы унаследовали закон покойного Главлита — запрещать не столько государственную тайну, сколько тех, кто в опале, неугоден, чужд власти.

(Когда отмечалась 25-я годовщина разгрома немцев под Москвой, я побывал на Сивцевом Вражке, дома у маршала Василевского, возглавлявшего группу генералов и офицеров, остававшихся со Сталиным в Ставке, когда враг стоял в 27 километрах от Кремля. Он дал интервью и домашний телефон друга и родственника маршала Жукова.

По телефону Георгий Константинович на вопрос о значении Московской битвы в его судьбе ответил, подбирая каждое слово, точно чеканя фразу: «Великая победа народа. Тяжелая победа. Враг шел на Москву самый тяжелый. И мы его разгромили». Но от встречи отказался, сказал, что интервью с ним не опубликуют. Был прав. В вышедшей к юбилею книге «Битва за Москву» с воспоминаниями участников сражения, изданной Институтом истории партии МГК и МК КПСС, статьи бывшего командующего Западным фронтом, спасшего Москву, нет.)

Проигнорированный энциклопедиями, генерал Рапопорт в обилии представлен в неприглядном виде безымянными авторами в Интернете, не прощающими ему службу в ВЧК, ОГПУ и НКВД, где он якобы «считался одним из лучших специалистов по использованию рабского труда». Одним из «организаторов красного террора в Воронежской губернии» называет его Википедия. Он якобы, допрашивая и подвергая пыткам, велел арестованного «окунать в кипящую воду и держать там, пока он не терял сознание, а приведя в чувство, продолжал допрос». По другой версии — «погружали в кипяток». Но если «окунать в кипяток», погружать в воду, нагретую до 100 градусов, останется ли кто живой? Там же сообщается, что Рапопорт — «организатор сталинских репрессий с использованием рабского труда советских заключенных». И это ложь, репрессиями занимались другие чекисты.

Как многие большевики с дореволюционным стажем, Яков Давыдович — недоучившийся слушатель физико-математического факультета Дерптского (Юрьевского) университета, ныне Тартуского, куда он мог поступить после гимназии, но не ремесленного училища. В университете вступил в партию, по его словам, в 17 лет. Когда Воронеж взяли войска Шкуро, генерал выпустил листовку с обращением к студентам: «Яков Рапопорт, слушатель Юрьевского университета, эвакуированного во время мировой войны в Воронеж, ныне продался большевикам. Студент, указавший его местопребывание, получит от меня награду в 50 тысяч рублей».

В Москве молодой коммунист становится секретарем наркома иностранных дел, им был тогда в правительстве Ленина великий дипломат Георгий Чичерин. Из этого наркомата переходит на Лубянку, служит хозяйственником и выдвигается в заместители начальника Главного управления лагерей. На Беломорско-Балтийском канале его задачей, в частности, было «накормить, одеть и обуть лагерника, следить, чтобы он был вымыт, имел чистое белье».

Бригада писателей в составе 120 человек во главе с Максимом Горьким побывала у заключенных каналармейцев, от этих слов возникло пресловутое зэка. После командировки 36 писателей, включая Михаила Зощенко, Валентина Катаева, Виктора Шкловского, Вс. Иванова, литераторов с незапятнанной репутацией, сочинили очерки о виденном. Их издали с фотопортретами руководителей ОГПУ работы Александра Родченко в 1934 году. Спустя три года весь тираж изъяли из торговли, библиотек и сожгли. Наркома НКВД и многих начальников ГУЛАГа расстреляли. За хранение книги можно было поплатиться.

Книга свыше 600 страниц называлась «Беломорско-Балтийский канал имени Сталина. История строительства. 1931–1934 гг.». Эту книгу, бесспорно тенденциозную, Александр Исаевич Солженицын называет «коллективным зубоскальством», прославлявшим «рабский труд».

В главе «Чекисты» первый очерк посвящался Якову Рапопорту. К месту службы он отправился с чемоданом книг, таких, как «Мосты и трубы», «Регулирование сплавных путей», «Водохранилища и плотины»… «Свободная энциклопедия» утверждает, что этот чекист «не обладал техническими и инженерными знаниями для руководства строительством». Так же полагал и автор «Архипелага ГУЛАГ», иронизируя над тем, что Рапопорт, недовольный, как рабочие гонят тачки, «задал инженеру уничтожающий вопрос: а вы помните, чему равняется косинус сорока пяти градусов? Инженер был раздавлен и устыжен эрудицией Рапопорта и сейчас же исправил свои вредительские указания, и гон тачек пошел на высоком техническом уровне».

На самом деле все выглядело не так, никакого «гона тачек» не было. Приехав без предупреждения на большую стройку, Рапопорт увидел, как громоздкие валуны со дна канала заключенные с помощью лошади с трудом поднимали по крутому лотку, готовому рухнуть. Он сделал замечание инженеру Власову:

— Мне кажется, что лоток лежит у вас круто.

— Косинус 45 градусов, — буркнул он и попытался отойти. Но приезжий неотступно следовал за ним.

— А чему равняется косинус 45 градусов?

И когда инженер, морща лоб, не вспомнил, услышал от незнакомца:

— Я заместитель начальника строительства Рапопорт, запомните. Косинус 45 градусов равняется плюс минус корень квадратный из двух, деленный на два. Не надо оправдывать математикой свою оплошность. Положите лоток более отлого…»

Какое это зубоскальство?

«В детстве мне нравились задачи-головоломки, — рассказывал герой очерка писателю, — я не отступал от них по нескольку суток, пока не добивался решения… Я и теперь часто сижу в виде отдыха над логарифмами, тригонометрией, теоретической механикой».

Зная, что на возведение одного барака требуется «160 человеко-дней», на глазах инженеров Рапопорт число плотников поделил «наличием топоров, рубанков и пил» и доказал скептикам: барак можно построить за 2–3 дня. Это и было сделано.

По поводу заметки в многотиражной газете «Перековка», что в «свободное время каналармейцы выкладывают стены канала камнями исключительно для красоты», возмущенный Солженицын восклицает: «Впору было бы им выложить на откосах канала шесть фамилий — главных подручных у Сталина и Ягоды, главных надсмотрщиков Беломора, шестерых наемных убийц, записав за каждым тысяч по тридцать (в других изданиях — сорок тысяч) жизней: Фирин — Берман — Френкель — Коган — Рапопорт — Жук». Максимальное число заключенных на Беломорско-Балтийском канале, по официальным данным, было 107 тысяч 900 человек. Умножив тридцать-сорок тысяч на шестерых «наемных убийц», получим 180–240 тысяч погибших, цифру, по терминологии Александра Исаевича, явно «зубоскальную». Первые два года умирало по 2 тысячи человек, в голодный 1933 год — около 9 тысяч. Но это далеко не сотни тысяч.

Что касается «главных подручных», хочу спросить, почему в их ряды попал действительный член Академии наук СССР Сергей Яковлевич Жук? Не потому ли, что он еврей?!

Не знал Александр Исаевич, что причисленного к «главным подручным» Жука в 1931 году арестовали в числе бывших белых офицеров на его родине, в Киеве. Здесь он, сын приват-доцента университета, учился в гимназии, кадетском корпусе. Стал подпоручиком, окончив Алексеевское военно-инженерное училище. Командовал саперной ротой в армии адмирала Колчака, служил в Красной Армии и, демобилизовавшись, вернулся домой. Преподавал гидротехнику в бывшем Алексеевском училище, получившем имя Каменева, соратника Ленина, руководившего Москвой.

На Беломорканале Жука спустя год условно-досрочно освободили, а когда его проект осуществили, заместителя главного инженера (главным инженером был «вредитель» Николай Васильевич Хрусталев) наградили орденом Ленина.

Знавший Жука писатель Сергей Голицын, инженер-геодезист, писал: «Всех поражала его способность сразу схватывать самую суть вопросов. Плотный, склонный к полноте, с темными, поразительно живыми глазами, он очаровывал многих. Никакого отношения к порядкам в лагере, заключенным не имел. Был инженер до кончика ногтей, изредка вызволял из-за колючей проволоки отдельных специалистов раньше срока»

В своем лице Жук соединял талант творца уникальных гидросооружений и руководителя больших коллективов. После войны в чине генерал-майора инженерно-технической службы действительный член Академии наук СССР возглавлял сооружение Волго-Донского комплекса, Куйбышевской и Сталинградской гидростанций. За что дважды удостаивался Сталинских премий и звания Героя Социалистического Труда.

(Я бы не акцентировал внимание на связку Жука с «наемными убийцами», сплошь евреями, если бы в известной книге Александра Исаевича Солженицына «Двести лет вместе» не ощутил глубоко скрываемую тенденциозность при всем том, что это исследование замечательное. Во втором томе, посвященном «советскому времени», помянуты десятки тысяч евреев в партии, армии и госбезопасности, лагерях ГУЛАГа. Но нет в главе «В войну с Германией» ни одной фамилии проявивших себя руководителей в оборонной промышленности! А их там гораздо больше, чем в НКВД. Кроме четырех наркомов насчитывалось 18 заместителей, 28 начальников главных управлений наркоматов боеприпасов, среднего машиностроения, судостроения и им подобных. Тысячи директоров и главных инженеров, начальников цехов, главных конструкторов отличились во главе танковых, артиллерийских, авиационных заводов, опытных конструкторских бюро, заслужив высшие награды.)

О Рапопорте можно прочесть, что после ликвидации ГУЛАГа его перевели на «синекуру» — заместителем директора «Гидропроекта». Возглавлял институт академик Жук. То была не синекура, а честь служить со старым другом, правда, недолго. Директор умер в 1957 году, его заместитель — в 1962-м. Памятником им стала на развилке Ленинградского и Волоколамского шоссе стометровая стеклянная башня «Гидропроекта» имени С.Я.Жука. В нем спроектированы сотни гидростанций и каналов в нашей стране и 45 государствах, в том числе высотная Асуанская плотина на Ниле.

В эти дни приходят новости с Ангары, где завершается сооружение четвертой станции каскада гидростанций — Богучанской ГЭС.

В числе каналармейцев оказался в 1933 году высланный из Москвы в возрасте Христа Борис Прозоровский, сочинитель пленительных песен и романсов. Они не забыты народом. О композиторе и его прославленной жене — в следующем «хождении».

материал: Лев Колодный

1015


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: