Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

ФСИН и психически больные

5 сентября 2019 года, четверг, день 5803

Жуткая выдалась ночь. Снились ужасы. Просыпался от собственного крика. Просыпаюсь, а крик стоит в комнате, звук до меня доходит.

Кто-то меня преследовал, кидался на меня с ножом, я кричал и взывал к милосердию. Преследователи лишь хохотали. Тогда я заорал так, чтобы услышали в соседних домах (такой был сон).

Проснулся. Отдышался. К счастью, в четыре утра заснул и спокойно проспал до девяти.

Сделал зарядку, почитал газеты, посмотрел почту, ответил на многие письма, провёл телефонные переговоры. Всё как обычно. К трём часам дня приехал в офис.

В четыре с Николаем Сергеевичем и Маратом Рауфовичем пообедали. А потом дневник, письма, разговоры и прогулка с Николаем Сергеевичем. Во время прогулки обсуждали, как лучше делать «Курить, чтобы бросить!». Публикации идут вовсю, но всё даём «с колёс». Пора думать и об «Учимся говорить публично».

А ещё захотелось начать собирать материал для книги под условным названием «Осколки». Рассказывать всё, что всплывает время от времени в памяти.

Вечером с Николаем Сергеевичем на моей машине поехали в магазин. Набрали продуктов, хочу заплатить — а карты моей нет.

В бумажнике нет, в карманах нет. Может быть, она где-то дома? Я утром менял брюки. Приехал домой, обшарил карманы брюк — карты нет.

Остаётся только одно — ресторан «Шатёр», где мы были вчера и где я (точно помню) расплачивался картой.

Позвонили в ресторан. Верно — карта есть, можно приезжать и забирать. И мы (за рулём был я) около часа ночи поехали в ресторан забирать карту.

Коли приехали — как не поужинать? А коли поужинать — как не присесть? А коли присесть — почему бы не познакомиться с одиноким мужчиной, сидящим за соседним столиком? Звали его Александр Альбертович, он связист в третьем поколении, я подарил ему «КомпьютЕрики шутят» и открытку с приглашением заходить на наш сайт.

Заболела наша новая сотрудница, Вера Игоревна Бабенко. Скверно, что сообщила об этом только в начале одиннадцатого вечера.

Как быть? Рискнули позвонить Сергею Андреевичу Захарову, он в начале одиннадцатого поехал домой.

Как всегда, безотказный Сергей Андреевич согласился подежурить ночью, хотя трудился целый день. Спасибо ему огромное, выручил.

Меня замучали сегодня звонки от психически больного человека. Я мог бы его занести в «чёрный список», но не стал. Кто его знает, в какой степени его болезнь и к чему может привести отсутствие обратной связи. Психотравма — штука сложная, малоизученная и почти непредсказуемая. Поэтому я выслушивал его жалобы, пытался что-то сказать. Слушал он меня плохо, но, вроде, всё-таки удалось человека успокоить, сбить его тревожность, его реактивность.

Официально нигде нет данных, сколько в России психически больных. Судя по тому, с кем я общаюсь, по письмам с того или иного сайта (а я получаю до сотни писем в день), 20% неадекватных у нас есть точно.

Психиатры таких людей называют актуализированными. Вроде, всё нормально: говорят, ходят, едят, рассуждают, работают, умываются, воспитывают детей, нередко женятся (выходят замуж), а начнёшь с таким человеком беседовать, и через десять-пятнадцать минут понимаешь: он (или она) на грани.

Либо сверхценная идея, не имеющая никакого отношения к реальности. Либо ничем не подкреплённая подозрительность (включая ревность и политическое преследование).

Могу долго перечислять те или иные изгибы, изломы, происходящие в человеческой душе и приводящие к психическим заболеваниям.

Мне лично не нравится, что психически больных называют сумасшедшими. Меня злит, когда психиатрические больницы называют дурдомом. Это неправильно.

Психическое заболевание — то же самое, что и соматическое, только сложнее и менее изученное.

До сих пор никто не знает, психические заболевания врождённые или приобретаются.

Можно ли потерять рассудок в результате тех или иных жизненных перипетий?

Вот два человека попадают в сложную ситуацию. Один, что называется, теряет рассудок, а другой нет. Есть точка зрения, что все мы чуть-чуть в психиатрическом плане больные, просто у одних это проявляется в 30-40 лет, а у других в 70-90.

Тема сложная, долгая. Многое для оздоровления общества можно было бы сделать, используя высокие технологии. Пока этим практически никто не занимается.

Для начала я бы, конечно, в приказном порядке потребовал, чтобы психиатрическая больница называлась больницей, а не дурдомом. Чтобы, когда ставят диагноз, про больных не говорили, что они сошли с ума. Это же болезнь. Смеяться над больным человеком грешно.

К психическим заболеваниям относятся старческая деменция, альцгеймер, излишняя сексуальность, приводящая к распущенности.

Да-да, когда мы читаем, что какой-то старик 75 лет на детской площадке приставал к дошкольникам, это явно сдвиг по фазе, человека надо лечить. И можно предупреждать подобные проявления сексуальности, не надо ждать, когда всё это приведёт к преступлению.

Было бы у меня ещё лет двадцать в запасе, я бы взялся за эту тему. «Сумасшедших нет. Есть больные».

Когда-то, в середине 60-х годов, я предлагал центральному телевидению создать цикл передач на эту тему. Года два мы писали разные сценарии, защищали планы, но так и не получили разрешение на эфир. Я говорил с Сергеем Георгиевичем Лапиным по этому поводу. Он, всемогущий председатель Гостелерадио, выслушивал меня, иронично улыбался и чуть слышно то ли шептал, то ли произносил: «Не время ещё, не время. О здоровых надо рассказывать, а не о больных. Телевидение для здоровых, а вы нас заводите не в ту степь. Не время ещё, не время».

Однажды встретил Сергея Георгиевича возле своего дома. Он приехал на машине «Чайка», её номер был 11-11. Оказывается, в нашем доме жила Маша Лапина, любимая дочь Сергея Георгиевича. С Машей мы были знакомы и тепло друг к другу относились. Сергей Георгиевич это знал.

При встрече мы поздоровались. Я робко спросил, как быть с циклом.

— А никак, — ответил он мне. — Не нужен ваш цикл про психически больных никому. Рассказывайте о положительном, о здоровом, о нужном. Вы же подручный партии.

Я ему ответил, что я беспартийный. Он никак не отреагировал на мои слова.

Вечером, как всегда, смотрел фотографии новых солистов. Поразительное явление (профессионалы мне поверят): если человек проходит «СОЛО на клавиатуре» и подсаживается на «ГОНКИ», то нередко обретает душевное равновесие. И временно уходит от психического заболевания.

  Гладун Артем
  Ломотков Александр Михайлович
  Малофий Юрий
  Мухаметшин Тимур Русланович
  Деревяшко Марина
  Тарасевич Егор
  Ключникова Жанна Константиновна
  Литов Владимир
  Ильченко Виктория Васильевна
  Ахметжанова Дильназ
  Шестаков Николай
  Воробьев Егор
  Грибанова Раиса
  Гриднев Павел Борисович
  Максимова Ксения
  Хяникяйнен Павлина Мурадовна
  Солдатенко Анастасия Владимировна
  Слободенюк Роман

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P. S. Дневник готовлю к публикации 8 октября. Более месяца прошло со дня, о котором рассказываю.

Во ФСИНе — Федеральной системе исполнения наказания — появился новый начальник. Скорее всего, я не буду писать ему письмо по поводу «СОЛО».

Был начальником Александр Реймер.

Писал я ему письма, получал отписки. Реймера потом посадили.

Пришёл другой начальник, я писал ему письма, где доказывал, что «СОЛО на клавиатуре» может положительно повлиять на работу сотрудников ФСИНа и на подопечный контингент. В  системе ФСИНа много школ, много компьютеров, предусматривается обучение заключённых. Моё письмо передали умному, доброму, энергичному, искреннему Валерию Максименко.

Мы несколько раз встречались, обсуждали, как и что нужно сделать в этом плане. К работе был подключён Олег Коршунов (заместитель директора ФСИНа).

Мы обсуждали много раз, как лучше внедрить «СОЛО на клавиатуре». А потом Олега Адольфовича Коршунова арестовали.

По-моему, он уже более года находится под следствием.

Я до сих пор уверен, что если бы во ФСИНе сотрудников и подопечных обучили, это хорошо сказалось бы и на сотрудниках, и на заключённых. Но мало ли, в чём я уверен. Этого не было, этого нет и этого не будет. Говорю про обучение десятипальцевому методу набора в системе ФСИНа.

Радость предвкушения, как всегда бывает, осталась самой большой радостью, — потому что всё хорошее приходит с опозданием, когда ты уже не можешь ему радоваться.

Томас Манн (1875-1955), немецкий писатель, эссеист, лауреат Нобелевской премии.

90


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: