Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Любовь к мемам объяснили выбросами дофамина

Лингвисты рассказали, откуда берется и как дальше будет развиваться сетевой фольклор

Информационное пространство кишит мемами и фотожабами. Только залезешь в телефон, соцсети или на форум, как начинают выскакивать веселые картинки с подписями, ролики-коротышки и прилипчивые мелодии. Как сок из спелого апельсина, брызжут иронией и сарказмом. Вирусятся.

Когда-то в ходу были «превед, медвед!», «олбанский язык», «мистер Трололо»… А весь прошлый год, например, рулили «танцующие гробовщики из Ганы», «качок Доге и плачущий Чимс», «чипирование россиян Биллом Гейтсом», ну и коты с воплями: «Наташ, мы все уронили».

О том, как возникают мемы, что в них «зашито», какую функцию они выполняют и как будет дальше развиваться сетевой фольклор, мы поговорили с лингвистами и психологами.

Лингвисты рассказали, откуда берется и как дальше будет развиваться сетевой фольклор

«Окей, бумер»

 

Мемы часто возникают как грибы после дождя — то есть после определенных событий. Только по Питеру прокатилась череда жестоких убийств, как культурную столицу окрестили в стиле черного юмора Расчленинградом. В мемах вместо разведенного моста стали изображать две приподнятые пилы. Пользователи в соцсетях обратили внимание, что обороты речи «потерял голову», «предлагаю руку и сердце», «уносить ноги» стали им видеться в ином свете.

Не обошли пользователи вниманием и такое знаковое событие, как принятие закона о поправках в Конституцию. В Сети тут же стало гулять новое словечко «Обнуляй!» и мемы, связанные с ним. А в соцсетях стали переписывать «старые песни о главном»: «Как безмерно оно — обнуленье Земли, обнуленье полей и печальных ракит»…

— Мемы могут возникнуть разными способами, но общее у них одно: триггером служит феномен или событие, которое вызывает сильные эмоции, — говорит лингвист, digital-специалист Александра Русакович. — Иногда это актуальная новость или жизненная ситуация. А иной раз у людей находит отклик какое-то фото или изображение, и картинка становится мемом. Для этого на фото должны быть популярные или очень яркие персонажи либо ситуация с внутренней драматургией. Один из примеров — фото, где кот выпрыгивает из горящего дома. Пользователи отождествляют себя с котом, а огонь — с повседневными обязанностями.

Героем мемов вполне себе может стать известная личность. В Сети, например, вовсю используют образ основателя айкидо Морихея Уэсибы. Он выступает в мемах в роли мудреца, который дает советы, правда, тут же добавляя к ним ехидные поправочки. Вот один из перлов: «Воровать грех. Но соседский Wi-Fi можно».

Еще один из популярных героев мемов — голливудский актер из подростковой вампирской саги «Сумерки» Роберт Паттинсон. Только в Сети появилось его фото в спортивном костюме на кухне, как пользователи стали придумывать всевозможные ситуации, где их любимчик в мешковатых штанах мог бы оказаться. Наши люди увидели в нем своего парня. И он тут же стал свидетелем на свадьбе во Фрязине. Стоит себе около молодоженов, как сосед из квартиры напротив. Картинка стала вирусной.

Ранее не осталась незамеченной фотография Киану Ривза, где он, понурив голову, грустно жует пирожок на скамейке в парке. Его тут же стали подсаживать туда, где вовсю шумит застолье. Также он оказывался в окружении огромного количества кошек. И занял место Рузвельта рядом со Сталиным и Черчиллем на известном фото, сделанном на Ялтинской конференции в феврале 1945-го. Появился он и на заседании Госдумы.

Полвека назад слово «мем» употребляли в значении «‎единица культурной информации». Ричард Докинз, который ввел это понятие в рамках эволюционной биологии, называл «мемом» любую фразу, идею, символ, изображение или звук, которые передаются от человека к человеку на основе повторения и подражания.

— Интернет-мемы — «потомки» этих единиц смысла, но с некоторыми отличиями: они существуют именно в цифровом виде и нацелены вызвать у нас смех, иногда возмущение, сочувствие или отчаяние, — говорит Александра Русакович.

Специалисты говорят, что «глубину глубин» в мемах искать не стоит.

— Интернет-мем — это, как правило, видео или картинка с комической задачкой, которую нужно разгадать, — отмечает психолог и исследователь Даниил Ривин. — Он отличается от анекдотов, мультиков и юмористических историй своей смысловой простотой.

По мнению специалиста, при просмотре смешной картинки или короткого юмористического видео у человека вырабатывается гормон радости дофамин. Он получает свою долю удовольствия. Ему хочется потреблять все новую и новую информацию. Так возникает зависимость.

— Человек подсаживается на мемы, как это бывает при просмотре сериала. Дофаминовое потребление — это один аспект. А второй заключается в том, что мемы удовлетворяют нашу потребность в общении, социальном признании. Это одна из форм коммуникации. Мем — то, чем мы можем поделиться, переслать друзьям, чтобы вместе его обсудить и посмеяться. Этот контент дает возможность почувствовать себя частью некой общности.

Также, по мнению Даниила Ривина, погружаясь в мем-культуру, можно расширить круг своих интересов, узнать много нового.

— Увидев мемы про думеров, зумеров и бумеров, я, например, полез и заново прочитал теорию поколений, разработанную Уильямом Штраусом и Нейлом Хоувом, — говорит психолог.

Картинок с войной поколений в Интернете на самом деле — пруд пруди! Возрастному жизнерадостному бумеру с залысинами и в солнечных очках, который проходит через удары судьбы, не теряя лица, и любит косить газон, обычно противопоставляется зумер — представитель молодого поколения Z, который научился взаимодействовать с сенсорным экраном раньше, чем ходить, имеет большое количество вкладок в браузере, любит компьютерную игру Fortnite и рэп-исполнителя 6ix9ine.

Часто в мемах эти два персонажа играют роли ветреного сына-потребителя и отца, который всячески досаждает отпрыску. И эти баталии выглядят достаточно комично. Есть и третий персонаж — думер: это одинокий дядька-миллениал, как правило, в черной шапке, с сигаретой, живущий в хрущевке, вечно небритый — типичный представитель потерянного поколения. Он страдает депрессией, а из дому охотно выходит только в магазин за водкой. Часто в мемах он противостоит оптимистичному бумеру.

Каждый из пользователей может создать в Сети свои вариации с этой троицей. Так что мем — это еще и инструмент для творчества.

Картинка станет мемом, когда будет «на хайпе», начнет «вируситься». Значит — зацепила за живое. Часто зумеры и думеры объединяются и в ответ на нравоучения представителя старшего поколения отвечают: «Окей, бумер».

Стоит ли удивляться, что часто в разговоре тинейджеры выдают эту реплику, выуженную из мем-реальности? Как мы когда-то тем, кто нам досаждал, цитировали строки из «Кругом пятьсот» Высоцкого: «Ему сказал я: «Не канючь», а он — за гаечный за ключ…»

Геймер-норд и ГигаЧад

В Сети немало мемов и с вымышленными героями. Тут рулит Геймер-норд — бородатый светловолосый мужчина. В ответ на всякие издевки он неизменно отвечает: «Да». Фотошоп в помощь — и он превращается в геймера, хипстера, а также патриота. И, по-прежнему игнорируя троллей, отвечает лаконично: «Да». Какие порой ему задают вопросы, я не рискую здесь повторить.

Неизменно одно: вместе с мемом передают и хорошее настроение.

— Мемы безусловно являются формой юмористической, — говорит кандидат психологических наук, доцент кафедры социальной психологии МГУ Александр Рикель. — Они ориентированы на определенный способ восприятия информации — клиповое мышление, которое характерно для современной молодежи. «Клип» происходит от английского слова clip, то есть «вырезки из газет или фильмов». Мем — это удобная картинка с небольшим количеством текста или короткий ролик. И чаще всего с узнаваемыми персонажами.

По мнению психолога, у мема, как и у юмора, весьма разнообразные функции. Это и получение положительных эмоций, и защитная роль. Юмор помогает в трудную минуту, так как позволяет взглянуть на проблему с другой стороны. Благодаря мемам люди учатся смеяться над собой и своими неудачами.

— Есть еще и объединяющая функция — социально-психологическая. По тому, над чем смеется человек, можно многое о нем сказать. По восприятию того или иного мема, по реакции на ту или иную шутку пользователи разделяют людей на своих и чужих, — говорит Александр Рикель. — Я недавно ознакомился с исследованиями, где было сказано, что анекдоты и мемы — понятия поколенческие. Хотя и там, и там «зашита» смешная история. Но молодежь сегодня не рассказывает друг другу анекдоты — этим они и отличают людей своего круга от чужаков.

Те, что выросли с телефонами в руках, создают своих героев. Одна из вымышленных персонажей мемов — готичная девушка-думер с грустным взглядом. Новая икона поколения Z — фаталистка, у которой проблемы с адаптацией в обществе. В мемах ее постоянно пытаются свести с думером, но отношения у двух асоциальных молодых людей складываются непросто. Они то сближаются, то отдаляются друг от друга.

Среди популярных сетевых трендов — мускулистый, чрезмерно самоуверенный парень ГигаЧад. Этакий альфа-самец, в сторону которого смотрит немало девушек. Он постоянно хвалится своей эрудицией — как сказали бы подростки, нелепо фейлится. Все мемы с ним начинаются словами: «Да, я слышал…» «Да, я знаю…» Но он слишком много времени отдает бодибилдингу, познания в других областях у него ничтожны — в результате ГигаЧад терпит фиаско. Вот лишь одно из его высказываний: «Да, я слышал про споры грибов. Надеюсь, что они договорились».

«Вставай, мы там все уронили»

Мемы, как пуля снайпера, попадают в точку между смешным и важным.

— Главным компонентом мема является эмоциональный отклик. Чтобы мем цеплял, чтобы им делились и пародировали его, нужно, чтобы он выглядел очень жизненно, чтобы это было смешно или даже больно, — отмечает Александра Русакович. — То есть изображение должно совпадать с жизненной ситуацией пользователя. Например, многие понимают, что после 25 тусоваться становится тяжелей и по утрам что-то болит. Либо у пользователя совпадает мнение по поводу актуальной новости — например, радость от того, что скоро закончится карантин, или он испытывает возмущение по поводу принятия новых законов.

Еще один аспект, почему мемы нас цепляют, — это сама агрессивная природа юмора. Практически любая шутка — это скрытая и социально приемлемая агрессия (тут впору вспомнить пранков). Мемы, которые мы видим в Интернете и которые присылают нам друзья, — это своеобразный вызов, попытка задеть за живое, что вызовет эмоции и желание продолжить диалог.

Очень часто героями мемов становятся пернатые, хищники, приматы, жвачные, представители семейства кошачьих… Когда-то грозной птичке-выпи с широко расставленными ногами пририсовали руки, упертые в бока. И она стала символом недовольства чем-то или кем-то. В ходу была и собака-подозревака с характерным прищуром глаз. Этот мем постили, если человека обуревали сомнения. В пандемию рулил кот в медицинской маске. Полюбили пользователи и двух собак породы сибу-ину: крутого качка Доге и плачущего хлюпика Чимса. Первый олицетворял людей прошлого, а второй — нынешнее поколение. Сейчас в ходу мем с графической танцующей черно-белой коровой, которая энергично двигает копытами под польскую композицию.

— Мемы создаются в максимально удобной и лаконичной форме, а юмор или милые животные способны растопить сердце каждого, — говорит Русакович. — Мем — это своего рода произведение искусства от анонимных авторов, которое прошло естественный отбор Интернетом. Среди терабайтов контента выживает сильнейший — самый яркий и смешной мем. Он-то и попадает к конечному пользователю. Скучные фото и картинки мы просто пролистываем, а чаще всего они до нас просто не доходят. Алгоритмическая лента почти всех социальных площадок создана так, чтобы выдавать нам самый популярный, «вкусный» контент.

Как тут не вспомнить мем «Наташа, вставай!», где сразу четыре беспокойных кота смотрят сверху на спящую хозяйку. Усатым-полосатым пользователи приписывали фразы: «Наташ, ты спишь?», «Уже 6 часов утра», «Вставай, мы там все уронили»… На фоне новостей о коронавирусе, обвале рубля и цен на нефть пользователи начали переделывать конструкции под каждую ситуацию. А фраза «Мы там все уронили» ушла в народ. Ее стали применять в случае паники или при возникшей внезапно проблеме.

— Еще один пример — мем с рассыпающимся котом «Ты чево наделал?», — говорит лингвист. — Новый смысл ему добавил популярный фильм «Мстители», где главный злодей заставляет половину населения Земли рассыпаться. Рассеивающийся кот стал символизировать то, что быстро и бесследно исчезает, а фраза «Ты чево наделал?» — демонстрировать ироничную реакцию на чей-то провал.

— Мемы русскоязычного онлайн-пространства чем-то отличаются от зарубежных аналогов?

— По сути — ничем. В англоязычном пространстве так же высмеиваются политики и звезды. Правда, на Западе мировых звезд гораздо больше, так что мемы со знаменитостями занимают приличную часть Интернета. В целом же у них, как и у нас, в ходу те же коты и собаки, та же ситуация — ожидание и реальность. У нас есть аналоги на все и свой неповторимый русский стиль. Это и дикий дизайн, и культура гопников, которая была популяризирована даже в западных мемах, и русские селебрити с их неотразимой харизмой…

Ролики и картинки зачастую занимают чуть ли не половину памяти телефона. А их все продолжают отправлять в заначку, набивая «кубышку». Любопытно, что же ждет сетевой фольклор в будущем?

— Это невозможно предсказать, все будет зависеть от событий, которые произойдут в будущем. В этом и прелесть мемов, что не знаешь, что завирусится, — говорит психолог и исследователь Даниил Ривин.

Лингвист Александра Русакович считает, что мемы будут захватывать все больше социального пространства.

— Тенденция такова, что они будут все больше появляться в рекламе, на уроках в школе, в деловых презентациях и так далее. Немалую роль мемы играют и в политике: их создают про каждую крупную политическую фигуру, а сами политики могут репостнуть мем в свой аккаунт. А вот то, какую форму они приобретут, зависит от роста или падения популярности площадок, на которых они располагаются.

Светлана Самоделова

Источник

62


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: