Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Made in Russia

Чем может торговать РФ кроме сырья, зерна, водки и оружия?

«Неправда, что мы раз­учились выпускать хорошие вещи, пользующиеся успехом за рубежом», – утверждает генеральный директор проекта «Сделано в России» Михаил Садченков.

«Сделано в России» – это каталог, в котором собраны ­490 брендов, показывающих незнакомое многим лицо отечест­венного бизнеса. Экспертная группа, включающая представителей государства и деловых объединений, отбирает для него проекты, которые показывают миру меняю­щуюся Россию.

Наши ниши

Алексей Макурин, «АиФ»: Михаил, в каких регионах и отраслях вы чаще своих героев находите?

Михаил Садченков: Лидер по количеству брендов, участвующих в нашем проекте, Санкт-Петербург. Выделяются Калужская, Новгородская, Нижегородская области. Главная сфера бизнеса, где появляются новые экспортёры, – технические инновации. На втором месте – агропром. На третьем – индустрия товаров для детей. На четвёртом – машиностроение и производство электроники.

– Тем не менее официальный лидер в торговле российскими несырьевыми товарами – зерно.

– Да, но мы выбираем малые и средние компании, которые показывают, какими наша промышленность и наш экспорт могут быть в будущем. Например, я слежу за фирмой из подмосковной Лобни, которая делает небольшие, но очень мощные фонарики. Эти ребята придумали такое инженерное решение, благодаря которому всего один луч освещает большое пространство. На экспорт идёт 90% их продукции – для велосипедистов, туристов, полицейских. Один такой фонарик из Лобни стоит на автомате, из которого стреляет герой американского фантастического боевика «Обливион» с Томом Крузом в главной роли.

Часть комплектующих эти предприниматели заказывают за рубежом, но сборку делают в России. И я считаю, что это хорошая синергия. Нет необходимости производить в России всю компонентную базу для электроники. В условиях нынешнего международного разделения труда мы не сможем это сделать более эффективно, чем Юго-Восточная Азия. Но мы должны развивать нашу инженерную школу, которая, несмотря на все потери последних десятилетий, по-прежнему сильна. Нужно только позаботиться о том, чтобы разработки российских изобретателей и инженеров были надёжно защищены международными патентами. Это даст стране огромные деньги.

– Как такие фирмы обыгрывают конкурентов за рубежом?

– В России всё очень хорошо с нишевыми товарами – разработкой уникальных продуктов для узких рынков. В Москве есть компания, которая выпускает велосипедные рамы. Сначала её владельцы хотели производить двухколёсные машины по полному циклу, но убедились, что не смогут соревноваться на массовом рынке, где лидируют компании из Китая. В итоге они сосредоточились на рамах для дорогих гоночных и горных велосипедов, которые собираются под заказы профессиональных спортсменов. И продукт выстрелил! Суперпрочные и суперлёгкие рамы из России покупают теперь в США, Японии, Великобритании, Германии.

Есть и сильные проекты, производящие комплектующие, но опять-таки – уникальные. Скажем, в Ульяновске проектируют и изготавливают обвесы для тюнинга автомобилей – бамперы и различные накладки на капот, меняющие облик машины. Одно время обвесы из России были самыми популярными в США.

Будущее российской промышленности вот за такими предприятиями. Просто их должно быть не 100 или 200, а десятки и сотни тысяч. Кто-то из них потом будет куплен более крупными производителями, кто-то сам вырастет. Но очевидно, что без развития малого промышленного бизнеса не может развиваться и массовое производство. Это тот планк­тон, без которого в океане не бывает китов. А без развития небольших инновационных фирм не будет развития человеческого капитала – знаний и талантов людей, которые в современном бизнесе становятся дороже, чем деньги.

Игры плюс

– А если говорить о продуктах, адресованных не фанатам и профессионалам, а обычному потребителю, – где здесь успехи?

– Российский шоколад, например, сегодня покупают уже не только в СНГ, но и в Китае, Монголии, Сингапуре, Новой Зеландии, Чили. Фасованные крупы и полезные порционные каши из России всё чаще встретишь в странах Азии. Другое большое направление – товары для детей. Многие мамы знают добротную ортопедическую обувь ­«Котофей», которая выпускается в Егорьевске Московской области. Её уже оценили также в Новой Зеландии и Великобритании. В десяток стран экспортируются деревянные игрушки-конструкторы, которые придумала молодая пара – дизайнер и архитектор из Петербурга.

И очень яркая история успеха – мультфильмы. Сериал «Маша и Медведь» переведён на 36 языков и демонстрируется в 100 странах мира. Только в Интернете за 10 лет его по­смотрели 50 млрд раз. А один из эпизодов вошёл в Книгу рекордов Гиннесса как самый просматриваемый на Ютубе мультфильм.

– При этом сегодняшние мультики – это те же высокие технологии?

– Конечно. Цифровая анимация, видеоигры, мобильные игры – создание развлекательного электронного контента включает программирование, отрисовку в 3D, использование искусственного интеллекта, разработку специального оборудования для просмотра. Есть уже примеры, когда продажи одной игры-суперхита за несколько месяцев приносили в разы больше денег, чем лучший голливудский блокбастер. У России есть возможность стать одним из лидеров этой новой индустрии. И что ещё важно: мультфильмы несут всему миру позитивную информацию о культуре России.

Явные мировые лидеры – наши разработчики мобильных игр, тех, что запускаются на смартфонах и планшетах. Компания Playrix, родившаяся в Вологде, входит в тройку самых крупных компаний мира по объёму продаж. И, безусловно, у нас огромное количество компаний, которые делают класс­ные IT-продукты для решения различных прикладных задач. Мы знаем, наверное, только процентов 10 из них – такие как Яндекс или Касперский. Но именно благодаря десяткам никому не известных, но очень хороших программистов Россия сегодня на 4-м месте среди развивающихся стран по уровню распространённости и доступности цифровых продуктов – Интернета и различных услуг.

 

Все товары хороши

– Есть такое мнение: мы дейст­вительно хорошо делаем всё уникальное, но не умеем делать обычные вещи.

– Я не соглашусь. Мы всё можем сделать, если это будет выгодно. Просто потребительский рынок внутри России невелик – размером примерно с Австрию. Но если рынком становится весь мир, то возможности расширяются многократно. Я знаю одного предпринимателя, который выпускает одноразовые зубные щётки для пассажиров железнодорожных вагонов повышенной комфортности. Мы как-то заспорили в Минпромторге, можно ли считать такого производителя достойным господдержки как потенциального экспортёра. Вроде бы товар далеко не инновационный. А после 2014 г., когда упал курс рубля и валютные цены на российские товары стали более привлекательными, эта компания стала продавать свои щётки в Африке.

Поэтому, я думаю, для стимулирования экспорта государству стоит поддерживать не каких-то избранных производителей, а весь бизнес в целом, создавать среду, в которой компаниям будет комфортно. А какую продукцию они выпускают – уже не так важно. Любой хороший продукт будет работать на имидж России и приносить деньги региону, в котором он выпущен.

Алексей Макурин

Источник

26


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: