Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

По уши влюблены и в полном ужасе

Откуда берутся страхи в отношениях

Сначала нам страшно подойти познакомиться, а когда всё заканчивается — отпустить. Мы любим и чего-то боимся, но не всегда можем понять, что это за чувство и откуда оно берется. «Нож» попросил практикующих психологов рассказать о наших страхах в отношениях, их причинах и последствиях.

Светлана Довженко — о фиктивных страхах и значении первой любви

клинический психолог, председатель правления благотворительного союза «Антропос Калининград»

Каждый человек мечтает о любви. Мы животные социальные, а значит, нуждаемся в близости и признании — это наша естественная и самая большая потребность. Но парадокс заключается в том, что, желая любви и стремясь к ней, мы вместе с тем не можем избавиться от многочисленных тревог и опасений.

У человека мало естественных страхов. Они служат необходимой сигнальной защитой, когда возникает угроза жизни, будь то катаклизмы или нападение. Если бы в таких ситуациях мы не боялись, то рисковали бы погибнуть или — в лучшем случае — пожертвовать собственным здоровьем. Все остальные страхи фиктивны, и родом они из детства.

Например, нам привиты эмоциональные и интеллектуальные страхи — боязнь потерять или не справиться и всё испортить.

Они рождаются и шлифуются из-за ошибок в воспитании родителей, ведь каждый несет свой груз, переданный ему предыдущими поколениями. Именно поэтому мы боимся эмоциональной боли.

Я еще не встречала человека, который, будучи воспитан в совершенно естественных условиях, не испытывал бы этих фиктивных страхов. И все они просыпаются, когда мы влюбляемся. Вместе с чувством эйфории и опьянения на нас вдруг накатывает боязнь одиночества, потери: вдруг я ошибусь и сделаю что-то не так?

Я бы назвала эти страхи «моральными». Вспомним детскую картинку, когда две половинки одного целого нашлись и стали жить вместе долго и счастливо. Между тем у некоторых современных племен нет моногамных браков — такая форма отношений появилась для того, чтобы люди могли передавать наследство, когда начали вести оседлый образ жизни. Мы полигамны по своей природе, и многие пары распадаются из-за того, что боятся влюбиться и увлечься кем-то другим: это же предательство! Наши желания остаются нереализованными, продолжают жить в нас и разрушать отношения.

Любовь нужно подпитывать, и если мы ничем не интересуемся, то наши чувства не получают необходимой подзарядки.

И наоборот, когда мы открыты всему новому и влюбляемся — в людей, в жизнь, в книги — то обогащаем свой внутренний мир, а значит, и отношения. Этого боятся очень многие, хотя такое стремление совершенно естественно. Если союз двух людей по-настоящему крепок, он не рухнет, а вот когда двое замыкаются друг на друге, наступает смерть пары.

В моем понимании любовь базируется на треугольнике тело — душа — разум. Это наши физическая, эмоциональная и интеллектуальная составляющие. Когда мы говорим о неверности, то чаще всего подразумеваем первую из них — сексуальную измену. Но разве не важнее интеллектуальное и духовное единение? И не глубже ли эта измена? А если так, то получается, что нашему партнеру нельзя сближаться с теми, с кем у него общие интересы? Звучит довольно абсурдно.

В немецком языке нет слова «измена», а есть «прыжок в сторону» (Seitensprung). Это значит, что тебя не меняют. Нас постоянно интересует что-то новое, мы стремится узнать, как устроен мир и другие люди. И это нормально: нельзя постоянно есть одну и ту же пищу. Живой человек всегда будет смотреть вокруг и увлекаться теми, с кем связаны его интересы.

Ревность и страх измены рождаются из-за того, что мы ощущаем себя недостаточно привлекательными для партнера, боимся одиночества и боли после его ухода.

Но ни один человек нам не принадлежит, и никто не может гарантировать другому, что будет любить его долгие годы с такой же нежностью, а чувства и желания не ослабнут. К тому же участники пары далеко не всегда развиваются синхронно. Для меня отношения и любовь — это подарок, а ревность и собственничество их разрушают.

Когда чувства остывают, партнерам стоит расстаться, в этом нет ничего страшного. А если отношения живые и настоящие, то человек никуда не денется. Дерево не держит листья, когда они опадают. И если пришло время, нужно отпустить и освободить место для чего-то нового.

Я думаю, одна из главных причин такого страха — болезненный опыт первых отношений. Из юности мы выносим стереотипное представление о «единственной настоящей любви», свято веря в то, что за нее надо держаться изо всех сил и лучше ничего не будет. Я тоже так думала в 19 лет. Ведь первая любовь приходит, когда мы только начинаем взрослеть, узнавать себя и мир другого пола. Чаще всего такие отношения получаются болезненными и заканчиваются — и это естественно. Если бы в юности нам подсказывали, как вести себя в них, если бы молодым людям объясняли, что то, что ушло, уже не наше, — во взрослой жизни нам было бы значительно легче.

Наша самая большая проблема в том, что мы не умеем отпускать, и этому надо учиться.

Люди часто держатся за нездоровые отношения: мы привыкли жить со своей болью, зажимать себя.

По этой же причине мы боимся новых страданий, и здесь важно различать естественное движение души и страхи. Мы все волнуемся, когда происходит что-то важное: экзамен, собеседование — или влюбленность. Но страх — это вопрос доверия к самому себе. Необходимо помнить, что мы все небезупречны, и требовать от себя идеала бессмысленно. Я часто слышу от взрослых женщин: «Нет-нет, я пока не готова к отношениям — еще терапию пройду за годик-другой, посовершенствуюсь». А где же нам работать над собой, как не в самих отношениях, вступая в них и делая ошибки? Если бы ребенок рассуждал, стоит ли учиться ходить, он никогда бы не пробовал, но малыш поднимается и падает, потому что ему хочется дотянуться до новых высот. Мы требуем от себя совершенства, но его не будет никогда. Нам нужны гарантии, мы боимся, что нас предадут (потому что такое уже случалось), оставят, как чемодан без ручки, — и даже не пробуем. Страхи — это факторы, которые нас «сворачивают», а любопытство, наоборот, «раскрывает». И если вас тянет к человеку, то есть шанс прорваться через все прошлые боязни и тревоги.

Фиктивные страхи — это нормально, но не «естественно» (повторюсь, такая формулировка была бы уместной, если бы мы боялись только бандитов и вулканов). Однако рядом должен быть тот, кто скажет, что всё в порядке, что нет людей, которые не боятся.

Мы не виноваты в том, что полны страхов. Я не видела ни одного абсолютно здорового эмоционально человека без шрамов и травм.

Всем, кто боится, я бы посоветовала смотреть вокруг и быть ближе к людям (если они, конечно, не против), которые счастливы в отношениях. Мне самой когда-то помогла эта мысль: если у такого же человека с одной головой, двумя ногами и руками всё получилось, значит и я смогу! И помните, бояться — совершенно нормально.

Мария Эриль — о противостоянии страхов

психотерапевт

Я бы говорила о противостоянии двух основных страхов в любви, и при этом человек часто даже не осознаёт их или называет как-то иначе. С одной стороны, мы боимся быть уязвимыми, открываться, идти навстречу другому, показывать свои слабые места, потому что в конфликтных ситуациях партнер может этим воспользоваться. С другой стороны, нас пугает перспектива остаться в одиночестве.

Причины этих страхов связаны не с полом или возрастом, а с личной историей каждого человека.

Например, тем, чьи родители обычно сдерживали себя в проявлении чувств, тяжело вступать в эмоциональные отношения. И наоборот, людям, привыкшим получать любовь от взрослых в самых ярких ее проявлениях, страшновато находиться с отстраненным человеком, оберегающим свои границы.

Когда партнер начинает погружаться в личное пространство, спутнику будет дискомфортно.

Из прошлого часто тянется и пресловутый страх измены: это либо травмирующий эпизод в предыдущих отношениях, либо предательство родителей. У меня была клиентка, которую мать в детстве оставила жить с бабушкой, уехав на заработки в другой город. Теперь девушка панически боится, что мужчина ее бросит, хотя он, кстати, никуда не собирается. Но бывает и наоборот — иногда я встречаюсь с парами, где один партнер имеет отношения на стороне, а другой и в ус не дует. По моему опыту, страх измены никогда не совпадает в пространстве и времени с самой изменой.

Всегда были те, кто боится связать свою жизнь с другим человеком. Но современное общество предлагает новые возможности, доступные людям с такими страхами. Например, отношения на расстоянии, когда роман по переписке или по видео длится годами, а партнеры ни разу не встретились. Насколько это нормально? Всё зависит от того, как человек относится к своей психике: кому-то комфортно оставаться в таком замкнутом формате и обустраивать жизнь «вокруг» своих проблем, не трогая их, а кто-то хочет устранить не последствия, а причину.

В обществе меняется отношение к браку, и одни страхи уступают место другим. Для старшего поколения синоним комфорта — стабильность, а молодых это, наоборот, может пугать, потому они готовы быстрее прекращать отношения, к которым у них появились вопросы. Я бы не сказала, что люди теперь реже вступают в брак, — но относиться к нему точно стали проще, развод уже не воспринимается как трагедия.

Я встречаю всё больше пар, которые после расставания сохраняют человеческие отношения. Люди примиряются с мыслью, что брак не обязательно должен быть один на всю жизнь.

Возможно, из-за этого они прилагают чуть меньше усилий, чтобы сохранить его, или работе над собой предпочитают разрыв отношений.

Страхи и сомнения создают дискомфорт, но именно их отсутствие иногда становится маркером патологии. Если человек ничего не боится и на сто процентов уверен в себе, скорее всего, у него пограничное расстройство личности. Об этом стоит вспоминать, когда нас начинают терзать собственные страхи. Благодаря им мы можем строить отношения, чувствовать рядом партнера и его границы. Другое дело, когда тревога возрастает до таких пределов, что теряется удовольствие от жизни. Здесь важна психологическая гигиена, забота о себе и, если нужно, помощь специалиста. И чем раньше вы за ней обратитесь, тем лучше. Услышать на приеме у психотерапевта: «Вам здесь делать нечего» — лучше, чем пускать всё на самотек. Бывает, пара приходит и говорит: «Почините наш брак», — а я сижу, слушаю их и думаю: «Ребят, тут уже ничего не «починишь»».

Недавно я подводила итоги года и с удивлением заметила, что индивидуальная работа с клиентами занимает лишь 50% времени. Вторая половина — консультирование пар, а это всегда труднее. Создание атмосферы доверия без страхов, где хочется открываться и говорить, — задача терапевта. Я использую схему, распространенную в европейской практике: сначала мы проводим парный прием, за ним по одному индивидуальному, а потом столько совместных встреч, сколько нужно людям, чтобы решить проблему. Сеансы тет-а-тет нужны опять же из-за страхов — только там люди говорят то, что не решаются сказать при партнере, позволяют себе больше и в целом ведут менее политкорректный диалог.

Ольга Дулепина — о ступенях развития отношений

семейный терапевт

Наши страхи возникают потому, что сказка о любви до гроба, которую нам насаждают в детстве, имеет мало общего с реальностью. Это наши убеждения, благополучно проглоченные вместе с воспитанием. Но в какой-то момент человек обнаруживает, что ресурсов на эту вечную любовь у него или у партнера не хватает. Возникает диссонанс, который делает расставание очень болезненным.

Если говорить о страхе потери, то многое здесь зависит от уровня развития человека. Я имею в виду концепцию пары терапевтов Уайнхолд, изложенную в книге «Бегство от близости». Они считают, что отношения развиваются по следующему сценарию: слияние и созависимость, контрзависимость, независимость и взаимозависимость.

Только на последней ступени люди становятся партнерами в полном смысле слова. А на первом этапе человек часто одержим страхом потери. Иногда он выражен настолько сильно, что один из партнеров им полностью поглощен и постоянно пребывает в негативном ожидании. В слиянии нет границ, непонятно, кто чего хочет, и всё делается ради того, чтобы любой ценой сохранить союз. Это формат отношений не между мужчиной и женщиной, а между матерью и ребенком.

Именно в слиянии люди испытывают панический страх измены: мы боимся, что партнер влюбится и может нас покинуть, а это уже неуверенность в себе.

Зрелая любовь — единение при сохранении индивидуальности. В таких отношениях тоже есть страх, однако он уже не заполняет собой всю жизнь и не превращается в безумное переживание, которое невозможно контролировать.

Нужно свыкнуться с мыслью, что тело другого человека не принадлежит мне и, да, он волен уйти.

В таких ситуациях немного проще приходится тем, у кого есть социальные связи с несколькими людьми: в этом случае они признаю́т, что тоже могут влюбиться и увлечься кем-то еще.

Поэтому, чтобы победить страхи, нужно сначала преодолеть созависимость. Когда человек успокоился, стал самодостаточным, прошел и другую крайность — контрзависимость, он уже умеет жить один, ни с кем не сливается, морально и материально свободен, но осознаёт потребность в близости — и начинает искать и выбирать. Чудо происходит, когда встречаются две зрелые и психологически развитые личности. Это идеальное партнерство: равные права, обязанности и ответственность. Никто ни на кого не наваливается, каждый может быть один и легко обходиться без другого, но оба решают жить вместе, потому что они развивают друг друга, при этом сохраняя свои интересы и социальное окружение.

Не случайно говорят, что этичная немоногамия подходит только взрослым и зрелым, для такого формата нужно быть достаточно эмоционально развитым.

Если человек, наоборот, боится сближаться с другим, то здесь всегда имеет место элемент недоверия. Мне кажется, это связано с тем, что прежние связи были настолько неудовлетворительными и болезненными, что их жертва не успела развиться, поставить себя так, чтобы избежать эмоционального насилия. А кому хочется терпеть это снова? И люди ограждают себя от мучений, не верят, что вообще возможны благополучные отношения, и выбирают путь одиночек. У них даже нет эмоциональных ресурсов, чтобы строить новый союз.

Я думаю, что страхи в современных отношениях связаны также с тем, что мы живем в эпоху индивидуализма. Люди не хотят жениться в бессознательном возрасте, но желают сперва встать на ноги, построить себя, осознанно выбирать партнера и заводить детей, будучи уже эмоционально зрелыми. Если такая глобальная тенденция действительно существует, это ни хорошо, ни плохо. Нужно просто внимательнее присмотреться к новым явлениям и делать выводы.

Юлия Козловская

Источник

106


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: