Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Почему Сталин поддерживал Гитлера в начале Второй мировой войны

Известно, что с началом Второй мировой войны СССР оказывал активную помощь Германии. Хотя развернись ситуация иначе — Москва могла быть на стороне Варшавы, Парижа и Лондона. Вероятно, Сталину было все равно кого поддерживать, главное, чтобы эта война велась до истощения.

Политические игры

Ближе к концу 1930-х годов стало очевидно, что Европе не избежать войны. Больше всего европейское сообщество беспокоила беспрецедентная милитаризации Германии. Серьезную роль играл и набиравший мощь Советский Союз. Писатель Николай Цветков в книге «Гений зла Сталин» отмечает, что судьба континента зависела от того с какими странами СССР заключит союз: объединение с Англией и Францией обеспечило бы Европе мир, с Германией – означало бы незамедлительную войну.

Многочисленные высказывания Сталина позволяют предположить, что вождь все еще лелеял надежду на победу мирового пролетариата, однако этому мешали как буржуазные демократии, так и националистические режимы в Европе. Тем не менее, Сталин не призывал к активному экспорту идей мировой революции. Выступая на XVIII съезде ВКП(б) в марте 1939 года, вождь призывал не торопиться, «соблюдать осторожность и не давать втянуть в конфликты нашу страну провокаторам войны».

В свою очередь Англия и Франция были не прочь столкнуть лбами нацистов и коммунистов, тем самым отведя угрозу войны от собственных границ. Они пытались поочередно заискивать перед Москвой и Берлином, нащупывая болевые точки тоталитарных режимов и играя на их противоречиях. Европейских буржуа пугали перспективы распространения в Европе, как большевистского, так и фашистского режимов.

Еще в 1925 году Сталин озвучил перед соратниками мысль, что в случае войны СССР не сможет остаться в стороне, однако наша задача вступить в нее последними «для того, чтобы бросить решающую гирю на чашу весов». Накануне развязывания Гитлером войны советский лидер предусмотрительно зондировал почву, определяя возможную роль СССР в европейском конфликте.

Для этих целей Сталин инициировал дипломатическую игру с Англией и Францией, добиваясь от них согласия на проход советских войск через Прибалтику, Польшу и Румынию. Параллельно Москва контактировала с Германией, используя переговоры с западными державами как средство давления на Гитлера. Договориться с Чемберленом и Лебреном Сталину так и не удалось. Трехсторонние советско-франко-британские переговоры, проходившие с апреля по август 1939 года, зашли в тупик. Теперь целью Москвы был союз с Берлином – этого страстно желал и сам Гитлер.

Неожиданная помощь

СССР установил контакты с Германией еще в середине 1920-х. Германия, военный потенциал которой был серьезно ограничен Версальским договором, неожиданно нашла союзника в лице Советского Союза. Немцам дали добро на создание танковой школы в Казани, авиашколы в Липецке, аэрохимических станций под Москвой и Волжском. Выпускники этих заведений, Вальтер Модель, Хайнц Гудериан, Вернер фон Бломберг, позднее стали заметными фигурами в вооруженных силах Третьего рейха.

С приходом к власти Гитлера отношения двух стран разладились, однако это не помешало им найти точки соприкосновения в августе 1939 года, когда был подписан «Пакт о ненападении» вместе с секретными протоколами, определившими сферы интересов Москвы и Берлина в восточной Европе. Начало Второй мировой войны ознаменовало новый этап советско-германского сотрудничества. После вступления в войну Франции и Великобритании Германия была отрезана от поставок важнейшего стратегического сырья и ее могло спасти только экономическое сотрудничество с Россией.

Советское руководство заверило германских партнеров, что обязательства будут выполнены. Гитлер уже поспешил успокоить своих генералов, что не стоит бояться морской блокады: все необходимое для успешного завершения европейской кампании у них будет. Стороны определили два основных направления транспортировки грузов в Германию: по морю из Мурманска и по железной дороге из Ленинграда.

На протяжении 1940 и начала 1941 года в Германию шла примерно половина экспорта Советского Союза: нефть, медь, чугун, платина, никель, олово, кобальт, молибден, вольфрам – крайне важные материалы для германской оборонной промышленности. В разгар европейских побед немцы запросили двукратное увеличение поставок зерна из СССР, которые уже достигали 1 млн. тонн. Последний эшелон с советским зерном ушел в Германию 22 июня 1941 года, примерно за час до вторжения Гитлера в СССР.

Шанс для Коминтерна

Ответ на вопрос, зачем Сталину нужно было подписывать соглашение с Германией и оказывать ей поддержку проливает один интереснейший документ, который исследователи обнаружили в начале 1990-х в Центре хранения историко-документальных коллекций (бывший Особый архив СССР). Речь о выступлении Сталина на заседании политбюро ЦК ВКП(б) 19 августа 1939 года, накануне подписания советско-германского пакта.

Советский лидер прекрасно понимал неизбежность масштабной войны в Европе. Не желая втягивания в конфликт СССР, он тем не менее рассматривал перспективы поддержки Советским Союзом той или иной воюющей стороны, как в политическом, так и в экономическом плане. Сталин предполагал, что при заключении договора о взаимопомощи с Францией и Великобританией Германия оставит свои притязания на Польшу и очевидно будет искать консенсус с западными державами. Это значит, что дальнейших ход событий может принять опасный для Советского Союза оборот.

Вариант соглашения с Германией, по мнению Сталина, очевидно только ускорит захват ею Польши и сделает неизбежным включение в войну Франции и Великобритании. Европа на какое-то время будет ввергнута в хаос, что позволит СССР остаться в стороне от конфликта, – рассуждал вождь – и тогда у советского правительства будет время верно оценить ситуацию и скорректировать свое поведение.

Дальше Сталин перешел к теме международного пролетарского движения, отмечая, что на протяжении периода, прошедшего с момента Октябрьской революции, развитие идей Коминтерна было заморожено. Это он объясняет просто: мирное время не способствует приходу к власти в европейских странах большевистской партии – для этого нужна большая война.

Последующие действия Советского Союза должны были исходить из того, с каким итогом из этой войны выйдет Германия. В случае ее поражения, по словам Сталина, Германию неизбежно бы возглавило большевистское правительство, однако оно оказалось бы в большой опасности, если бы война окончилась скоротечно. В этом случае сохранившие силы Англия и Франция могли бы расправиться с неокрепшей советской Германией, а СССР не смог бы ей помочь.

Вывод Сталина таков: «В интересах СССР, чтобы война разразилась между Рейхом и капиталистическим англо-французским блоком. Нужно сделать все, чтобы эта война длилась как можно дольше в целях изнурения двух сторон. Именно по этой причине мы должны согласиться на заключение Пакта, предложенного Германией».

Роковая недооценка

Любопытно, что и вариант победы Германии Иосиф Виссарионович также считал приемлемым для СССР, но только в случае затягивания конфликта до полного истощения сил и ресурсов Рейха: в таком состоянии он бы долгое время не представлял угрозу СССР. Получается, оказывая помощь Гитлеру, Сталин просчитался: это лишь ускорило победу Германии и позволило сохранить ей силы для Восточного похода?

Бывший разведчик, полковник в отставке Юрий Басистов, подтверждает такую точку зрения. По его мнению, Сталин в попытках спрогнозировать ход военной кампании в Европе «слишком увлекся футурологией», его выводы о том, что произойдет в случае проигрыша или победы Германии в войне с Западом, поражают своей наивностью и дилетантизмом. К сожалению уверенность советского лидера в том, что Германия «в течение многих десятилетий будет занята эксплуатацией и установлением порядков на завоеванных территориях Европы», имела трагические последствия для Советского Союза.

Существует мнение, что договор с Германией был нужен Сталину, чтобы иметь возможность и время подготовиться к большой европейской войне. На это есть немало косвенных указаний. В частности, выступление вождя перед выпускниками военных академий 5 мая 1941 года, где он заявил, что разговоры о мире нужно воспринимать «в контексте борьбы Третьего интернационала против мирового империализма».

Возвращаясь к августовской речи Сталина в 1939 году нужно отметить, что вскоре она была опубликована в швейцарской газете Revue de droit internationale. Кем текст речи был передан на Запад – неизвестно. Британский историк Ричард Овери считает, что именно статья в швейцарской газете стала причиной переноса даты вторжения в Польшу с 25 августа на 1 сентября. Но как в конечном итоге сталинская речь повлияла на поведение Гитлера мы можем только догадываться.

Тарас Репин
Источник

41


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: