Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Продюсер Александр Митрошенков рассказал, о чем молчит телевизор

Во вторник, 27 сентября, российскому телепродюсеру Александру Митрошенкову исполняется 65 лет. Наверное, многие на его месте любят оглядываться назад и вспоминать былые победы. Но сантименты не самая сильная черта именинника, в отличие от стремления горы свернуть.

 

Реальность против лакированной картинки

За несколько дней до круглой даты Александру Митрошенкову явно не до праздничных хлопот. В начале нового сезона продюсер многих программ (компания г-на Митрошенкова производит десятки форматов, от «Спокойной ночи, малыши!» до больших проектов Андрея Малахова) ощущает что-то вроде надвигающейся бури. Телевидение вот-вот обретет новую жизнь, перестав быть медиа о звездах и для звезд. Тридцатилетний телестаж позволяет Александру Викторовичу сравнивать ситуацию этих дней с тем, что происходило на ТВ в девяностые, когда все нужно было срочно менять. В беседе с «МК» Александр Митрошенков обсудил новую реальность, «Песни от всей души», западные форматы и Прохора Шаляпина.

— Со стороны может показаться, что дел у вас поубавилось, потому что в последнее время у новых проектов не общественно-политического содержания возможностей попасть в эфир стало куда меньше…

— Но тем не менее могу говорить о премьерах нового телесезона. В первую очередь это музыкальное воскресное шоу Андрея Малахова «Песни от всей души». В нашей огромной стране есть бесконечно много талантливых людей, которым долгое время не удавалось пробиться. За последние тридцать лет эстрада практически не менялась. Одни и те же фамилии. Герои «Песен от всей души» — это люди, которые сами нашли свою дорогу, стали сочинять песни, спели уже известные, получив миллионные просмотры в Интернете или стали звездами у себя в родном городе. У них раньше не было шансов, мы им предоставили возможность достучаться до людей. Эту идею долгое время вынашивали Андрей Малахов и Наталья Галькович. Вот, например, сюжет из новой программы: в поселке Котов Курской области жила 72-летняя бабушка, которая замечательно играла на гармошке и пела. К сожалению, с непростой судьбой. Умер муж, потом умер единственный сын, и все, что у нее осталось, — это гармошка и песни. В своем поселке она была главной достопримечательностью, человеком, который давал людям какую-то надежду. Мы ее привезли в Москву, ее выступление произвело фурор. Она стала известной на всю страну, по-настоящему звездой. Ну и, конечно, вместо сломанной гармошки мы подарили ей новую.

— Можно предположить, что эстрадные звезды не очень довольны тем, что музыкальная программа посвящена не только им…

— Я недавно говорил с Юрием Антоновым, и он сказал: «Давно не смотрю эстрадные концерты, но ваша программа меня просто свела с ума. Я для себя нахожу там эмоции, которых уже нет на эстраде!». И он прав. Для того чтобы музыкальная жизнь как-то оживилась, нужен свежий ветер, перелом. Важно, что мы показываем не лакированную картинку, а реальную жизнь людей. Иногда очень тяжелую. Честность — единственная возможность попасть в будущее, которая есть у телевидения. Если вспомнить девяностые, в то время настоящим продюсером был Влад Листьев. Он первым стал создавать телевизионные форматы, которых раньше на нашем телевидении не было. Сейчас похожая ситуация. Многое из того, что было раньше, уходит, потому что люди уже не хотят смотреть передачи, где нет искренности, которая сейчас так важна. Нужно создавать новое.

— Но некоторые программы Листьева, такие как «Поле чудес» или «Час пик», были созданы явно под впечатлением иностранных телехитов…

— Это только кажется, что речь идет о кальке. Посмотрите на сегодняшнее «Поле чудес». Его сложно назвать игровой программой, в которой угадывают слова и получают призы. Скорее речь идет о шоу Леонида Якубовича, куда с подарками приходят гости и рассказывают о своей жизни. Влад никогда не боялся какой-то переклички с западными проектами, потому что его программы по сути были сделаны с нуля. Продюсер всегда должен что-то пробовать. Помню, мы с Владом летали в Гетеборг, где расположены заводы Volvo. Влад очень хотел посмотреть, как делают эти машины, и, может быть, купить одну из них. Мы сняли большой материал о производстве, и вечером директор завода оставил у отеля новую модель Volvo, чтобы завтра продолжить рассказ о ней, и дал нам ключи от машины. Утром директор завтракает с нами и говорит: «У нас очень тихий город, после девяти вечера все дома, спят, но этой ночью случилось невероятное: какой-то сумасшедший гонял по улицам на машине и разбудил всех». Конечно, это гонял Листьев, потому что он хотел не только услышать рассказ о машине, но и почувствовать ее, сев за руль. И вот это желание докопаться до сути, погрузиться в реальность, быть может, даже рискнуть и есть позиция продюсера.

— Если продолжить тему популярных западных форматов… Многие из них неплохо прижились на нашем телевидении, и эти программы иногда трудно назвать неудачными. Не кажется ли вам, что распространенное сейчас стремление от них отказаться в чем-то конъюнктурное?

— Каждый формат отражает свое место рождения. Например, знаменитый детский проект «Улица Сезам». Шоу купили в десятках стран мира, но финансировал его американский госдеп. Естественно, программа отражала ментальность, американские стандарты жизни. У меня есть уверенность, что мы, обладая немалым опытом и лучшими в Европе студиями, должны брать чужие идеи и делать так, как у них. Конечно, гораздо проще купить, чем сделать. Ведь покупается не просто идея программы, а четкая схема ее производства. Прописывается каждый чих, каждое движение на площадке. На съемки приезжают специальные западные консультанты, которые могут сказать, что ведущий может повернуть голову только в одном направлении. Может быть, это неплохо и удобно, но при многообразии нашей жизни мы способны сами все придумать. Придумали же «КВН», «Что? Где? Когда?», «Спокойной ночи, малыши!». Был момент, когда французы хотели купить нашу легендарную детскую передачу. И я за то, чтобы наши форматы развивались и были представлены за границей. Если мы хотим быть современной страной, нам необходимо свое телевидение.

— Видимо, если в девяностых считалось, что все западное нам подходит, то сейчас ситуация обратная…

— Так никто не говорит. Нужно брать все, что там есть интересного, и делать не просто не хуже, а даже лучше. У нас со временем такой западный формат, как ток-шоу, превратился в реалити-шоу. У Андрея Малахова все истории настоящие, нет никаких придуманных героев. Вспомнить программу о мошенниках, которые воруют у людей деньги с кредиток. Нам удалось внедрить девушку-журналиста в команду, которая занималась обманом пенсионеров. Кстати, мошенники находились в Киеве. А когда нашего агента стали подозревать, то пришлось ее спасать, вывозить через Арабские Эмираты. Вот такое настоящее телевидение, где иногда и правда стреляют.

Я хочу сказать и о другой премьере этого сезона — программе «Малахов». Премьерный выпуск рассказывал о семье Владимира Жириновского. Для многих стало настоящей сенсацией, что у политика были дети, о которых никогда не сообщалось в СМИ. И Андрей Малахов нашел этих детей и погрузился вместе с ними в мир их отношений с отцом. Жириновский известен как достаточно жесткий политик, но оказалось, что дома он был нежным, заботливым папой. И эта история показала Владимира Вольфовича совсем с другой стороны. Программу, можно сказать, посмотрели в каждой российской семье. Получилась откровенная история, лишенная стереотипов. Замечу, эту передачу никто не согласовывал с Администрацией президента и Государственной думой, хотя там говорилось о многих предвидениях Владимира Жириновского. Мы надеемся, что в новых выпусках будут не менее неожиданные и очень современные темы, а также истории, которые западают прямо в душу.

— Для многих зрителей ток-шоу это еще и светские скандалы. Есть ли место подобному развлечению в меняющемся телевидении?

— Рассказ о судьбе звезд, конечно, останется. Но это будут не танцы на костях, а скорее романистика, которая вызывает сопереживание. Но вот условно тиктоковские темы, например про руки-базуки, конечно, уйдут. В контексте сегодняшней жизни напыщенные звезды, всякие наколотые ботоксом и разукрашенные девушки уже не вызывают интереса.

— Любопытно, что будет с персонажами из так называемого звездного пула ток-шоу. Анна Калашникова и Прохор Шаляпин потеряют статус экспертов по любым вопросам?

— Я знаю, что Анна нашла себя в новой телевизионной викторине. Пробы показали, что там она очень органична. Ей наконец не придется комментировать события, связанные с жизнью Софии Ротару и Аллы Пугачевой. История с Прохором Шаляпиным мне кажется довольно грустной. На мой взгляд, он просто прожигает жизнь, хотя у него прекрасный голос. По тембру он напоминает голос Петра Лещенко. Я как-то уговорил его на одном концерте спеть несколько песен из репертуара Петра Лещенко; в итоге голос и образ совпали настолько, что зал просто ревел. Вот его путь, а не скандалы, высосанные из пальца. Телевидение — жесткая индустрия, и если ты приходишь туда важным и надутым, но пустым внутри, это рано или поздно станет всем понятно.

— Как вы думаете, исчезнет ли с больших каналов поп-музыка в том виде, как ее показывали в последние годы?

— Если вы посмотрите рейтинги сольных концертов звезд, то удивитесь — они стремятся к нулю. Постановочные номера, студийно записанные фонограммы уже никого не трогают. А, например, конкурс «Ну-ка все вместе!» смотрят, он не оставляет равнодушным. Хочу опять коснуться темы ответственности продюсера. Например, Виктор Дробыш создал целый набор удивительных дуэтов: Стас Пьеха и Григорий Лепс, Валерия и Ирина Аллегрова. Это ярко и свежо. От таких продюсеров никуда не деться. Музыкальные продюсеры обязательно должны приходить на телевидение.

— Буквально год назад звучали очень уверенные мнения о том, что эфирное телевидение почти умерло и останется только один Интернет. Сейчас все изменилось, влияние Интернета поубавилось из-за блокировок и санкций, а телевидение явно получило еще один шанс…

— Все очень просто. Время примитивных проектов в Интернете ушло. Даже блогерам стало понятно, что снимать и монтировать нужно профессионально. Это умеют делать только телевизионные команды. Идет не экспансия Интернета, а телевидение ворвалось в Интернет. Сейчас только телевидение способно объединить все жанры, будь это репортажи с места события или с поля военных действий, дискуссии в студии или документальные фильмы. А где могут появиться эксперты — крупные военачальники, политики? Конечно, на телевидении. И Интернет не может существовать без ярких личностей, многие из которых все равно приходят с экрана телевизора. Такие как Андрей Малахов, врач Александр Мясников, писатель Захар Прилепин. На сегодняшний день скорее телевидение ворвалось в Интернет и готово его изменить. И те, кто говорит, что не смотрит телевизор, на самом деле смотрят его через гаджеты.

— В день рождения принято себя баловать и немного сетовать на то, что приходится слишком много работать. А что вы скажете на это?

— Жизнь продюсера иногда похожа на бег перед паровозом, который все больше разгоняется. Может, и хочется остановиться, но в этом случае паровоз тебя точно раздавит. Вроде бы все сделано и придумано, но вот в этом году стало понятно: наступила новая эра открытости и предельной честности. Так что останавливаться нельзя, и я очень рад тому, что в последние годы мне помогает моя супруга Валентина. У нас в семье два продюсера. А когда продюсируешь свою жизнь, главное — иметь единомышленника рядом.

Илья Легостаев

Источник

44


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: