Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Сила искусства

Сила искусства

— Вокала ра-ай, опять звучит во мне вокала ра-ай! — Самозабвенно орала я, соревнуясь с магнитофонными динамиками. Я просто умирала от наслаждения божественным голосом певца, ничуть не смущаясь тем, что голос этот порядком сама же и заглушала. — О, Боже, сил мне да-ай понять, постичь, продлить вокала ра-ай! — надрывалась я, по-своему переведя непонятные слова арии.

Угораздило же меня заболеть этим этим голосом и ариями заодно. Признаюсь, правда, любовь к ариям оказалась ограниченной исключительно репертуаром виновника моей болезни.

И ошалевшие от этой моей болезни муж и сын, подозреваю, вздохнули с большим облегчением, когда оставили меня со всем моим децибелловым хозяйством на пороге нашей листопадовской дачи.

И вот, врубив на полную катушку магнитофон, я второй день от души наслаждалась божественным голосом моего кумира, по совместительству занимаясь прополкой огорода. Захлестнувшую меня гармонию порядком нарушали буйные зеленые заросли, напоминавшие небольшие джунгли, которым в огороде было явно не место, и, ничего не поделаешь, пришлось эти заросли истреблять. Прослыть лодырихой и стать мишенью для злых деревенских языков себе дороже, лодырих в нашем Листопадове не любят.

Мощные динамики вкупе с моим ором деревенскую тишину порядком потревожили. И заглянувшая через забор соседка Верка ехидно оповестила меня:

— Ну и надоела ты своим ором. Смотри, как бы кислород не перекрыли.

— Ты что, Верк? Какой кислород?

— Она еще и спрашивает! От электричества тебя грозятся отрезать, покоя никому не даешь вторые сутки.

Я не на шутку испугалась: отключить вполне могли — с них станется, а меня это никак не устраивало. Положение надо было исправлять, надо налаживать отношения с ближайшими соседями. Только вот как? А, чем черт не шутит, может, пригласить их в гости? Тем более это не трудно, стоит только намекнуть Верке, что неплохо бы почаевничать с соседями, тем более и причина вполне подходящая есть, банка меда, презентованная мне на прошлой неделе моей деревенской родней. Значит, так, решила я, выдаю мед за горный и говорю Верке о предстоящем чаепитии. И я тут же без промедления донесла свое решение до Верки, состроив при этом самую сладкую мину.

Соседи восприняли мое приглашение всерьез и явиться не замедлили, хотя некоторых назвать соседями можно было разве в том случае, если принять во внимание нашу солнечную систему. Но делать нечего, сама напросилась на роль хозяйки и гостей приняла, через великую силу изображая телячий восторг от количества пришедших. И эта толпа под звуки арий, в исполнении моего кумира, уплела целый таз лепешек с медом и выпила ведра два чая. Под дармовой мед, лепешки и чай мой кумир показался им очень даже ничего, и я получила милостивое разрешение оглашать окрестности непривычным их слуху вокалом смешанным с моим ором и дальше.

А утром, когда я с чистой совестью, повернув регулятор громкости до отказа, млея от восхитительного голоса моего кумира, старательно делала вид, что самоотверженно борюсь с огородными джунглями, у забора вновь возникла Верка. И, стрельнув в меня хитрющими глазами, сказала:

— Ты тут свою симпатию по магнитофону слушаешь, а завтра — его концерт в городе, единственный. Дочь приехала и рассказывает, что билеты на концерт со вчерашнего дня продаются, так к кассам не пробиться.

Я судорожно вдохнула и замерла с открытым ртом, уставясь на ухмыляющуюся Верку.

— Где концерт? — наконец удалось выдохнуть мне.

— В филармонии, где же еще? — радостно похвасталась Верка и гордо подбоченилась, как будто она этот концерт и организовала.

Я было насторожилась Веркиной радости, но тут же успокоилась: зная эту заразу Верку не первый год, я догадалась чему она радуется. Катер-то через несколько минут уйдет, и на концерт я не попаду. Ну уж нет, такой радости я ей не доставлю. Не дождется! Да я сама не переживу, если не успею на концерт. Не какая-то там эстрада, а души моей кумир приезжает.

Я ошалело пялилась на Верку, соображая, что лучше всего предпринять в такой ситуации. А что тут соображать? Надо успеть на катер. Любой ценой! Я было метнулась к дому, чтобы переодеться, так как на мне кроме купальника и большущего платка, под которым я спасалась от солнца, ничего не было, но услышав предупреждающий вой катера, махнула рукой и рванула сторону причала, крикнув на ходу Верке, чтобы присмотрела за домом. Вслед мне понеслись крики протеста, но я была уже далеко. Ничего, никуда не денется, присмотрит, некогда мне тут договариваться.

С огромным ярко малиновым платком, флагом развевающимся за спиной, пушечным ядром неслась я к катеру, побив все мыслимые рекорды скорости. Я была почти у пристани, когда увидела, что катер отчаливает, и между причалом и палубой широкая полоса воды. Сделав отчаянный рывок, я с воплем оттолкнулась и… припалубнилась на четыре конечности, как раз напротив открытой двери в салон. И по дикой инерции, на четвереньках, упершись во что-то мягкое головой, вынеслась через противоположную дверь на палубу, споткнулась, и падая, услышала впереди себя истошный крик. Тут же вскочила и увидела за бортом орущего толстомордого мужика.

Ничего не соображая, издав боевой клич:

— На помощь! — я схватила висевший рядом спасательный круг и бросила в воду, который по известному закону подлости упал мужику на голову. Мужик захлебнулся криком и скрылся под водой. Испугавшись столь неожиданного последствия, я заорала еще громче и бросилась было в воду мужику на помощь, но в последний момент кто то схватил меня за ноги.

Пока я отчаянно дрыгала ногами, пытаясь вырваться из чьих-то цепких рук, мужик успел вынырнуть, а я успела сообразить, что мужик с такой мордой наверняка весит центнера полтора, и вряд ли я ему смогу помочь.

На палубе уже вовсю суетились люди, они пытались вытянуть мужика, уцепившегося мертвой хваткой за круг. Мужик и вправду оказался толстым и тяжелым. С большим трудом, почти всем пассажирским составом выволокли его из воды. С него лилось ручьем, и он, сев на палубу прямо посередине натекшей лужи, обиженным и дрожащим голосом спросил:

— Кто это меня так… выпихнул?

— Она! — несколько глаз и пальцев сразу показали на меня.

— Да вы что?! — изумилась я. — Да я первая его увидела и бросила ему спасательный круг, если бы не я, он вообще утонул бы!

Но окружающие быстро разуверили меня в моей невиновности. Мне растолковали, что почти все видели неизвестно откуда появившуюся торпеду с флагом, пронесшуюся по проходу и изо всей силы толкавшей впереди себя мужика, упершись ему головой, простите, в мягкое место пониже спины.

Несколько обескураженная, я скупо извинилась перед обиженным пассажиром:

— Простите, я не нарочно.

— Ничего себе, не нарочно? Так поддать, — обижался мужик.

— А чего вы в проходе торчите, сидели бы на своем месте, — пыталась я защититься.

— Между сиденьями тесно — вот я в проходе и переобувался, — тоже оправдывался обиженный.

— А почему вы переобувались? — неодобрительно поинтересовалась я.

— Я в дорогу шлепанцы беру, отдых ногам устраиваю, — гордо произнес пострадавший очередной аргумент.

Продолжить дальнейшее выяснение отношений нам не дали. Ко мне подошла девушка, попросила пройти к капитану, и я уныло поплелась за ней наверх, где находилась рулевая рубка, или как там ее, не знаю точно.

— Что же вы создаете аварийную ситуацию на катере? — строго обратился ко мне мужчина, находящийся в рубке, наверное, этот самый, капитан, — придется составить акт и заплатить штраф.

— За что? Могли бы и подождать.

— Да разве я мог предположить, что метеор с флагом, это опаздывающий пассажир? Думал — тренируется кто. И как это вы перемахнули на борт, ведь метров пять было?

— Пять?- изумилась я, стараясь прикинуть, сколько же это — пять метров. — Не знаю, — и неуверенно добавила, — Видите ли, я опаздывала… на концерт.

— Ну, может, поменьше, но намного. На концерт-то прямо вот в таком наряде? — не унимался капитан. — А пассажира зачем вытолкнули за борт?

— Я нечаянно, — безнадежно проговорила я и опустила голову. — Составляйте свой акт сейчас, в городе у меня не будет времени, мне еще билет купить надо. А денег у меня при себе нет, даже на проезд.

— И что за концерт? — безразличие в голосе капитана меня задело.

— Вы не знаете?! — громко изумилась я и, осуждающе посмотрев на него, гордо сообщила фамилию моего кумира.

— Надо же, замотался, даже ничего не слышал, — смутился капитан, не вынеся моего неприкрытого осуждения.

— Ладно, прощу. Но вы и мне купите билет, — он что-то начеркал на клочке бумаги. — Если обманете, найду, и штраф вам тогда обязательно платить придется. Значит, денег у вас нет, одолжить?

— Да, — обрадовалась я.

— Вот деньги и телефон. Не забудьте проезд оплатить.

И он неожиданно широко улыбнулся:

— Вы каким спортом занимаетесь? Так мчаться при вашей комплекции… засмотрелся, честное слово.

— Никаким, — обернулась я. — Просто мне совершенно необходимо попасть на концерт, а эта зараза Верка сказала мне о нем за несколько минут до вашего отплытия.

— А флаг зачем?

— Какой флаг?! Это платок, от солнца.

В заторможенном состоянии, не веря, что так легко отделалась, поплелась в салон. Мало-помалу объяснила удивленным пассажирам, куда я в таком виде собралась и почему босиком. Они сочувственно качали головами, ругали мою соседку и с интересом слушали все, что я выдавала им о моем кумире и о его замечательно-восхитительном голосе. Да что там — гениальном, одним словом! И, под конец, я вскочила на сиденье и оглушающе провопила строчку собственного перевода:

— Кумир души моей поет, и я признаюсь! Вокала ра-а-ай!

Как мне это удалось, не знаю, но когда подходили к городскому причалу, мои попутчики горели желанием увидеть и услышать гениальный талант. И чтобы не откладывать свое желание в долгий ящик, прямо с причала решили поехать за билетами. Кто-то посоветовал мне флаг, то бишь платок, обвязать вокруг талии, а пострадавший мужик одолжил свои огромные шлепанцы, другой лишней обуви у пассажиров не оказалось.

Около касс было пусто. Ни души…. У меня похолодело в груди: опоздали! «Билеты проданы, — заволновалась я, — попасть на концерт будет сложно». Мысль, что я могу на него вообще не попасть, даже в голову мне не приходила. Мое волнение перехлестнуло через край, и я громко заколотила в окошко кассы. Из окошка высунулась рассерженная кассирша:

— Что вы стучите? С ума посходили?!

— Билеты нужны! — рассердилась я в ответ.

— Какие билеты? Какой концерт? Нет никаких билетов! Точно, ненормальные! — уверенно констатировала она, и громко захлопнула окошко.

— Придется в другой раз, — послышался расстроенный голос хозяина шлепанцев.

Как это в другой раз? Ну уж нет. Билеты я достану! Или концерта не будет вообще!

И я стремительно рванулась в помещение филармонии. Там мне попыталась преградить путь какая-то старушка. Нашли же кого на вахту поставить! Она была отметена в сторону одним взглядом:

— Мне нужен директор! — грозно сообщила я и, не обращая внимания на засеменившую было рядом старушку, помчалась в огромных шлепанцах и развивающемся флаге, тьфу ты, в платке, по фойе, высматривая табличку с надписью «Директор». Должна же она где-то быть, в самом деле.

Обежав по периметру огромную филармонию, заветной таблички не обнаружила, и уже собиралась пойти устроить вахтерше допрос с пристрастием, как увидела дверь с надписью «Администратор», тоже сойдет. Подбежала и дернула за ручку — закрыто.

Постучала на всякий случай — тишина. Да что же это, на носу такой концерт, и никого! И развернувшись, изо всей силы ударила в дверь пяткой. Дверь распахнулась внутрь, с каким-то всхлипнувшим звуком. Я заглянула в кабинет — никого. Повернулась, чтобы уйти от греха подальше — дверь-то вышибла, — и вдруг услышала стон. Крадучись, зашла в кабинет, оглянулась и обнаружила лежащего за дверью мужчину с окровавленным лицом. Закрыв рукой рот, чтобы не закричать от страха, стала оглядываться в поисках телефона. Срочно вызвать милицию и скорую помощь! Слава богу, телефон на столе, я схватила трубку и застыла… все номера напрочь вылетели у меня из головы. Оглянулась на раненого, он уже сидел и прижимал руку с носовым платком к лицу, который быстро приобретал насыщенный красный цвет.

— Быстрее, номер скорой помощи! И милиции! — заорала я.

— Что с вами случилось?! Вы откуда?! — мужчина с испугом смотрел на меня.

— Это с вами случилось! У вас кровь, и вы валялись, когда я вошла.

— Это вы-то вошли?! — он недовольно поморщился. — И не валялся я! Не успел открыть, как вы так припечатали меня дверью. Тут слон — и тот упадет. Да кто вы?!

— Я зритель, — не стушевалась я. — Мне необходимо попасть на концерт. — И я в который раз за сегодняшний сумасшедший день произнесла, но уже с ноткой истерики, столь дорогое моему сердцу имя моего кумира.

— А я здесь при чем?

— Не увиливайте. Не могли вы за полдня все билеты продать. — Я решительно уселась в кресло. — Не уйду, пока не получу билеты!

— Час от часу не легче, — устало сказал он, поднялся, подошел и сел рядом.

Мне понадобилось минут пятнадцать, чтобы понять: никакого концерта нет и не будет. По крайней мере пока.

Ну, Верка! Это же надо иметь такой характер — даже не остановила! Но тут вспомнила ее крик — вроде протестовала против чего-то, возможно против моей поездки. Все равно, вернусь — устрою такое этой, слов нет, заразе, мало не покажется!

Зазвонил телефон, мужчина взял трубку:

— Филармония. Нет билетов. Почему афиш нет? Рано еще афиши вешать. Возможно, через год.

Он положил трубку, печально посмотрел на меня:

— Вы кому успели про концерт рассказать?

— Пассажирам катера только.

Не успела договорить — снова звонок. Мужчина нажал какую-то кнопку на телефонном аппарате, снял трубку:

— Слушаю.

— Алло! Билеты на концерт еще есть?! — раздался на весь кабинет взволнованный голос.

Продолжение следует…

549


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: