Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Созревший плод ошибок

Почему наши фрукты-ягоды такие дорогие?

Госдума приняла закон о снижении с 20% до 10% НДС на отечественные ягоды и фрукты. По мнению депутатов, это позволит отечественным производителям увеличить объёмы оборотных средств и направить их на закладку новых садов. На ценах это тоже отразится – в сторону понижения. Оправдаются ли надежды?

С ароматом обмана

Клубника, что лежит на российских прилавках, – как с картинки: красивая, ярко-красная, ягодка к ягодке. Продавцы уверяют: такая красота – наша, российская. Так ли это? «АиФ» искал ответ на этот вопрос в крупном подмосковном совхозе.

Планы по сбору клубники в этом году скорректировала погода. Из-за аномальной жары в июне и дождей в июле сбор заканчивается уже в середине августа. «Обычно мы собираем и продаём клубнику до сентября, – говорит бригадир отдела садоводства совхоза Галина Курышева. – А сейчас подходят к финалу даже поздние сорта. Но это с коммерческой точки зрения и хорошо: потребители покупают клубнику только до августа, дальше идёт спад продаж. Люди думают, что отечественная так поздно подходить не может. Но ведь всё зависит от сорта и погоды!»

Со 100 га уже получили 1300 т ягод, до конца сезона соберут ещё 500 т. Хотя, если приглядеться к кустикам, растущим вокруг, на них ни одной ягоды! «Не удивляйтесь, это молодые сорта, – объясняет сопровождающая. – Первый год они не дают урожай, сбор начинается лишь на второй и третий годы. Потом нужно менять поле и материал, иначе ягода начинает мельчать, а на участке заводятся вредители и болезни. Вернуться на преж­нее место можно через 5 лет».

На наших рынках сегодня часто можно встретить импорт­ную клубнику. Как отличить её от российской? «Импортные ягоды срывают ещё зелёными или бледно-розовыми, не­дозревшими. Они дозревают в процессе транспортировки, но часто так и остаются несладкими, ведь сахар ягода набирает только из почвы. При этом она может очень вкусно пахнуть (работают распылённые на ягоды ароматизаторы), однако вкус подделать невозможно, – говорит эксперт. – Часто импортную клубнику после сбора моют, чтобы она была глянцевой. Нашу же, из-за того что она собрана уже созревшей, помыть невозможно – при любом соприкосновении с водой плод превратится в кашу».

Отпускная цена клубники покупателям формируется исходя из времени и количества сбора. В начале и конце лета клубнику продают по 350 руб. за кг, в середине сбора цена опускается до 250 руб.

«Ретейлеры обычно хотят купить её по 150–200 руб. за 1 кг и продать по 350–400 руб.», – уточняет эксперт. Хорошая ягода не может стоить ниже 200 руб. за 1 кг в розницу: иначе она либо недозревшая, либо у неё вышел срок годности.

Как узнать, откуда приехали ягоды, которые хотите купить? Продавец должен иметь сертификат соответствия с отметками о ветеринарной проверке ягоды и адресом места сбора.

Подмосковная клубника храниться долго не может, её нужно реализовать за 1–2 дня после сбора. Даже в холодильнике она пролежит максимум 4 дня.

Если клубника лежит дольше, значит, её обработали антибиотиками для хранения. Так часто делают с китайской ягодой. Об этом периодически напоминает Россельхознадзор после проверок ягоды из Китая. Кстати, ведомство с 10 августа приостановило ввоз из Китая семечковых и косточковых агрокультур (слив, нектарин, абрикосов, персиков, алычи, вишни, черешни, яблок, груш и айвы) в связи с продолжающимися случаями поставок в РФ заражённой растительной продукции.

В подмосковном совхозе уверяют, что у них клубнику обрабатывают только азотом. И то за 2 месяца до начала сбора. «Азот восстанавливает почву и растение после зимы, даёт питание. И при этом легко вымывается из почвы за пару недель. Обойтись без него, если мы хотим собрать урожай с каждого куста, нельзя, – поясняет Галина Курышева. – А после того, как ягода начинает расти, обрабатывать её нельзя – это отразится на качестве».

Дешевле купить, чем вырастить своё

А много ли по стране находится энтузиастов, готовых вкладывать силы и средства в такой полезный, но такой капризный объект – фрукты и ягоды.

В Башкирии в былые времена плодово-ягодная тема процветала. Сейчас же из 12 плодосовхозов осталась половина – одни стали частными, остальные – разорились. Выращивают на продажу клубнику, смородину, яблоки или распродают саженцы кустов. Самосбор объявляют всего четыре из них – предлагают собирать клубнику, смородину, ежевику, малину, виноград, яблоки, грушу, жимолость.

В этом году ягода оказалась ранней, к началу июля большинство урожая уже было собрано. Ажиотаж был такой, что питомник открывался в 5 утра и каждые полчаса отвозил на поля по два переполненных пазика. Правила на самосборе следующие: желающие собирать ягоды должны оставить аванс в 3000 руб. Если ягод набрали на меньшую сумму, остаток денег на выходе возвращается. 1 кг самостоятельно собранной ягоды стоит 200 руб.: в 2 раза дешевле, чем на рынке в городе. К слову, за воротами свежесобранную клубнику продают уже по 300 руб. за 1 кг – на радость тем, кому лень ломать спину в поле. На трассе по дороге в Уфу эта же клубника стоит уже 350 руб., на стихийных рынках в самом городе – все 400 руб. за 1 кг.

– Раньше Чишминский район славился своими садами. Питомник – единственное, что осталось от многочисленных садов, окружавших районный центр. Последними «сдались» яблоневые и вишнёвые сады на въезде в село – их вырубили пару лет назад, чтобы раздать землю по гос­программам для строительства жилья. Мы каждый год ездили собирать яблоки не только в Чишмы, но и в Уразбахтино, в другие деревни, – поделилась местная жительница Гульнара Каримова.

– В упадок всё пришло из-за того, что государству стало невыгодно выращивать своё, – признаётся селекционер с 40-летним стажем, ст. науч. сотрудник селекционного центра при Башкирском НИИ в Кушнаренково Харис Фазлиахметов. – Программа импортозамещения до нас не дошла. Мы надеялись, что в садоводство наконец начнут вкладывать средства, расширять и развивать. Но никто за это так и не взялся. Возможно, потому, что затраты в этой области большие, а возможно, потому, что выращивать самим стало дороже, чем покупать за границей.

Например, в Кушнаренковском селекционном центре нужна круглосуточная охрана. Нет там и плодохранилища, а в штате остались только учёные, ухаживать за деревьями и кустами и собирать урожай 30 различных культур просто некому.

Слава о вишне из садов села Большие Бакалды (Нижегородская обл.) некогда шла по всей России. Её доставляли даже к столу Александра III.  Люди активно выращивали ягоды на продажу. За каждым домом на 40–50 сотках располагался сад.

– В хороший год с участка собирали до тонны вишни! – вспоминает жительница Больших Бакалд Наталья Пронина. – Продукцию сдавали на местный консервный завод, там из неё делали соки, джемы, варенье. Помню, какие огромные очереди стояли к предприятию в сезон.

Местные жители вспоминают, что за сезон вполне легально можно было заработать на «Жигули». Консервный завод вишню у населения принимает до сих пор, однако расплачивается с поставщиками… собственной продукцией. Поэтому вся надежда на перекупщиков. Но их тоже стало меньше. Лет десять назад за ягодами из Нижегородской и Кировской областей пригоняли многотонные рефрижераторы. Теперь же частные торговцы приезжают на легковых машинах. Хотя в Больших Бакалдах сейчас 600 дворов, и каждый в сезон готов сдать в день до 100 кг вишни.

– Я за прошлый год выручила 60 тыс. руб. – немало, – продолжает Наталья Пронина. – Те, кто продаёт вишню самостоятельно, выручают и по 200 тыс. за сезон. Но ведь сад содержать надо. Уже лет пять наши вишнёвые деревья атакует долгоносик. Травим его дважды в год дорогостоящими химикатами. Конечно, хотелось бы, чтобы прямо к нам приезжали машины с заводов за ягодой, чтобы за счёт госпрограмм нам хоть немного компенсировали затраты на содержание сада. Сейчас в селе всё больше заброшенных садов. Зачем вкладывать силы и деньги, если в прежних объёмах вишня никому уже не нужна?

Воронежские садоводы уверены: заниматься садовод­ством – дело малорентабельное, поскольку трудозатраты высоки, а магазины предпочитают импортное.

– Мы можем быть лучше и по цвету, и по вкусу, но торговля нашу продукцию не любит, – констатирует гендиректор хозяйства «Новонадеждинское», Николай Паринов. – Оно и понятно: импортные яблоки, напичканные химией, как положили на прилавки, так они и лежат. А если наши яблоки сразу не раскупят, они начинают портиться. К тому же хозяева многих торговых сетей живут за границей. Вот и везут всё оттуда. Одно время замдиректора местной торговой сети брал у нас по две фуры в день, и очередь из покупателей выстраивалась. Потом он уволился. Сейчас мы работаем с другими городами, Москва поворачивается к нам лицом. Снижение ставки НДС до 10%, конечно, помогло бы производителям. Сады – очень затратное дело, только на средства защиты у нас в год уходит по 50 млн руб. Себестоимость продукции получается высокой, а если взять ещё и НДС – так это вообще верёвка! За границей производителей дотирует государство. У нас же есть поддержка только на закладку новых садов, но и выкорчёвка, и саженцы требуют огромных средств. Хорошо бы и горючее для сельского хозяйства сделать льготным. Если нам не помогать, садоводство будет рушиться и рушиться.

Цену диктует Европа

Почему же ягоды и фрукты у нас даже в сезон оказываются порой не по карману покупателю? Кто и как накручивает цены, пока собранный урожай движется от садов на прилавки?

– Цену на ягоды определяет рынок, – объясняет гендиректор FruitNews Ирина Козий. – Ягода продаётся по той цене, по которой её готов купить потребитель и продать производитель. Самые низкие цены на ягоды мы видим в период большого урожая на юге России, когда рынок наполнен и отечественной, и импортной (преимуще­ственно турецкой) продукцией. В это время из-за высокой конкуренции поставщики вынуждены снижать стоимость своего скоропортящегося продукта. Хотя к тому моменту, как поспевает урожай в центральной части нашей страны, стоимость ягод обычно вырастает – в это время общий объём продукции на рынке меньше.

Цена ягод на прилавках магазинов формируется не только из себестоимости производ­ства, поскольку 80% продаю­щихся в России ягод – это импорт. Дешевле всего можно купить ягоду прямо на месте сбора. По пути на торговую полку ягоду необходимо упаковать, охладить, перевезти на рефрижераторном транспорте, перебрать и удалить пострадавшую в пути продукцию, сохранить на складе или в точке реализации. Все эти операции требуют значительных затрат, поэтому ягода может дорожать на 100% и более. Такое увеличение считается обычным для скоропортящейся продукции во всём мире.

Кроме того, на стоимость отечественных ягод влияет практическое отсутствие средств защиты растений. Дело в том, что каждое такое средство у нас регистрируется на отдельную культуру. А что разрешено, к примеру, для томатов, запрещено использовать для ягод. Стоимость такой регистрации очень высока, а из-за небольших площадей выращивания ягод в нашей стране перечень разрешённых для ягод средств очень маленький, часть из которых давно уже устарела. Поэтому половину урожая наши фермеры теряют. Что отражается на цене – ведь потери производителя оплачивает потребитель.

Почему столько импорта?

Отечественные ягоды – земляника, малина, ежевика, жимолость, голубика, смородина, крыжовник и др. – пока занимают не более 20% от всего объёма продаж ягодной продукции в нашей стране. Остальное приходит к нам из других стран. Первые поставки ранней весной идут преимущественно из Греции, Испании и Италии (в документах стоит Белоруссия). В мае-июне – из Турции. В середине лета – из Белоруссии, Польши, Молдавии и Украины. Поздней осенью и зимой – из Египта, Марокко, Израиля и стран Южного полушария. Китайские производители экспортируют в Россию в основном замороженную ягоду.

В теории российские производители, которые сейчас внедряют современные технологии и расширяют сезон выращивания, могли бы и сами заполнять большую часть рынка. Но у нас для этого пока недостаточно хозяйств. Начинать выращивать ягоды очень дорого, а многочисленные ограничения и дорогостоящие согласования госорганами поставок современных сортов рассады и саженцев, средств защиты растений, организации полива и прочего приводят к тому, что ягодным бизнесом занимается крайне незначительное число энтузиастов. У небольших хозяйств есть сложности и с реализацией продукции. Чтобы выходить в сетевые магазины, нужно собирать в день 2–3 т продукции. У нас же одно хозяйство в среднем может дать лишь 200–300 кг, такой объём для розницы не подходит. Чтобы на прилавках стало больше отечественных ягод, нужно создавать кооперативы, которые обеспечат нужный магазинам объём продукции. Замечу, что наши сети предпочли бы реализовывать российскую продукцию – она свежее и пользуется доверием потребителей.

Отдельно нужно отметить, что для реализации ягод через распределительные центры розничных сетей производителям необходимо устанавливать в поле небольшие холодильники, так как для обеспечения качественного хранения ягоды продукция должна собираться в розничную упаковку и охлаждаться в течение часа после сбора. Такое строительство – слишком дорогое удовольствие для многих хозяйств.  

Но постепенно отечественные фермеры начинают приобретать и новое оборудование, и современные сорта ягод, используют новые технологии, капельный полив, строят плёночные туннели и теплицы, благодаря этому урожай ягод в стране растёт, а сезон поставок увеличивается.

А как было в СССР?

А как в советское время обстоя­ли дела с садоводством?

– Времена СССР для садоводства были периодом расцвета, тогда оно было дотационной сферой, – рассказывает завлабораторией плодоводства и ягодных культур ФГБНУ ФАНЦ Северо-Востока Александр Софронов. – Только в нашей Кировской обл. было 6–7 плодосовхозов, ягоды перерабатывались на местных комбинатах. Всё было эффективно и экономически обосновано. Вся система в СССР работала по принципу районирования сортов: выращивать в регионе могли только то, что было предназначено для выращивания в этих природных условиях. Сверху приходила разнарядка, куда нужно этот сорт отправлять. Существовал ассортимент испытанных сортов, было понятно, что садоводам от них ждать.

В 1990-е поддержка государ­ства закончилась, и хозяйст­ва моментально сменили свой профиль. Ягодами занимаются только научные центры и крупные агрохолдинги. Остальное – личные хозяйства. Даже замечательные сады в Уржумском районе, где перерабатывались плоды для разных настоек и наливок, насколько мне известно, занимаются рожью.

Сейчас нет тесного контакта учёных с хозяйственниками и продавцами. Если бы в этом треугольнике у каждого были чёткие задачи и связи, всё было бы иначе. Чтобы выживать, последние 30 лет все аграрные центры ориентированы на любительское садоводство, а это другие требования к сортам. В плане промышленного садоводства шагнули вперёд Нижегородская обл., Татарстан и Удмуртия, там есть и хозяй­ства, и сильные частники. Но есть надежда: сейчас обсуждается федеральная программа развития питомниководства и ягодоводства. Да и снижение для садоводов НДС до 10%, возможно, даст какой-то толчок, как в своё время это произошло с картош­кой. Хуже точно не будет!

Наталья Цой, Александр Чарушин, Анастасия Ходыкина, Злата Медушевская, Юлия Байджанова, Юлия Шигарева, Александр Мельников, Елена Плотникова 1950

Источник

52


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: