18+

Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Спасёт ли декриминализация проституции секс-работников от насилия?

Сегодня в России по разным оценкам от 3 до 4,5 млн человек заняты проституцией. Эти люди постоянно подвергаются опасности: помимо того, что секс-работники особенно уязвимы перед ВИЧ-инфекцией, их деятельность связана с высокими рисками насилия — со стороны сотрудников полиции, клиентов и сутенеров. При этом все они попадают под статью 6.11 «Занятие проституцией» Кодекса административных нарушений РФ (КоАП). 2 июля представители общественного движения «Форум секс-работников» предложили ее отменить. Мы решили разобраться, как эта статья связана с насилием и почему правозащитные организации просят ее отмены.

 

Что это за статья и кто с ней борется?

Сейчас штраф за занятия проституцией сравнительно небольшой: он составляет 1500−2000 рублей. В России проституцию периодически предлагают декриминализировать. В 2004 году в Госдуму вносился и был отклонен в первом чтении законопроект «О легализации проституции», потом узаконить проституцию предлагал Жириновский, а в 2012 году в Москве прошла конференция по разработке законопроекта о легализации проституции — тогда за отмену статьи высказывался даже Иосиф Кобзон.

По мнению участников конференции, легализация проституции позволила бы перевести секс-индустрию в правовую сферу, снизив коррупцию — взятки секс-работников полицейским, — и повысив безопасность всех ее участников. Противники же реформы утверждали, что проституция разрушает «традиционные нравственные ценности» и опасались, что ее легализация сделает профессию привлекательной.

Сегодня отмены статьи пытаются добиться правозащитные организации секс-работников, среди которых «Серебряная Роза» (основана в 2003 году) и выросшее из нее в 2015 году объединение «Форум секс-работников». Просветительской деятельностью правозащитники занимаются давно, а три года назад они впервые попытались обратиться к государству: написали письма в Администрацию президента, Минюст, МВД, попросив отменить статью «Занятия проституцией».

В организациях уверены: статья 6.11 является дискриминирующей. Такой ее признал в 2015 году ООН. Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин выслушал доклад из РФ, после чего дал рекомендацию правительству страны отменить статью. Он посчитал, что статья препятствует отслеживанию «случаев насилия по отношению к женщинам, занимающимся проституцией, в том числе со стороны сотрудников полиции».

Никакой реакции тогда, по словам активиста и юриста объединения «Форум секс-работников» Дарины Иванченко, не последовало — только «дежурные отписки». 2 июля организация направила обращение в правительство с просьбой отменить статью в новом, разрабатываемом сейчас Кодексе административных правонарушений. В нем правозащитники указали на участившееся насилие и коррупцию со стороны полицейских, и отметили, что статья способствует развитию эпидемии ВИЧ.

 

Клеймо на всю жизнь: почему секс-работники становятся изгоями

Статья за занятия проституцией относится к части КоАП, регулирующей правонарушения, посягающие на общественную нравственность. Хотя определения общественной нравственности в законодательстве нет, такое положение статьи означает, что помимо административных санкций на человека, предоставляющего секс-услуги, часто распространяются и санкции общественные: за «аморальный образ жизни» его могут угнетать, унижать и дискриминировать. При этом нередко проституцией людей побуждает заниматься трудное финансовое положение или необходимость помогать семье.

«Нам говорят, ну подумаешь, какой-то там штраф в 2000 рублей. Однако сама эта статья ставит людей, которые занимаются секс-работой, в положение изгоя. Это клеймо на всю жизнь, причем клеймо, по тяжести своих последствий несоизмеримое с тем, что сделал человек», — считает Дарина Иванченко.


Петербургские активистки проводят акцию за человеческое отношение к секс-работницам, 2016 год. Фото: Давид Френкель / Коммерсантъ

Как рассказала «МБХ медиа» Дарина, секс-работники боятся попадать под статью именно потому, что она существенно влияет на их дальнейшую жизнь. Информация о правонарушении оказывается в базе данных МВД, а она, по словам активистов, легко доступна — в том числе и для работодателей.

«У меня был случай, когда женщина пришла устраиваться на работу в 2016 году, а там по базе данных выяснили, что десять лет назад, в 2006 году, она привлекалась один раз по 6.11. Ей грубым образом сказали: „проститутки нам не нужны“», — говорит Дарина.

Узнав о том, что человек привлекался по статье «занятия проституцией», работодатель может не принять его на работу или уволить. Информация закрывает доступы и в другие сферы, часто доходя и до родственников:

«У другой женщины призывали сына в армию, хотели в какие-то элитные войска взять. Начали проверять информацию о родственниках, выяснили, что у матери в биографии есть факт привлечения за проституцию. Все — весь военкомат об этом узнал, сын об этом узнал. Естественно, его не призвали в эти войска», — рассказывает активистка.

 

Полицейский произвол

Ирина Маслова, лидер движения секс-работников «Серебряная Роза», рассказала «МБХ медиа» уверена, что основной вид насилия, которому подвержены секс-работники — это полицейское насилие. Дарина соглашается:

«Когда задерживают секс-работников и доставляют в полицию для составления протокола, это полный беспредел. Людей унижают, избивают, насилуют. Это не единичный случай, это сложившаяся практика. Наличие этой статьи — это отношение государства к тем, кто оказывает секс-услуги, — и оно дает возможность именно государству в лице правоохранительных органов издеваться над этими людьми безнаказанно», — считает юрист «Форума секс-работников».

В качестве примера Дарина приводит известный ей прошлогодний случай из Саранска. Тогда, по ее словам, секс-работницу в ходе полицейских рейдов привезли в отделение «побеседовать». Пока она ждала в коридоре, к ней подошел сотрудник полиции, отвел ее к себе в кабинет и начал обыскивать. Дарина утверждает, что когда девушка попыталась выяснить основания для обыска, сотрудник стал угрожать оттаскать ее за волосы и швырнуть об стену, а потом заявил: «Ты кто? Ты проститутка, понимаешь. Ты проститутка, ты не человек».

«То есть, те, кто должен защищать людей, сами совершают насильственные действия. Соответственно любой клиент не боится, что он будет наказан по закону. Это убийства, это насилие, это вымогательства, это секс без согласия», — заключает Ирина Маслова.

 

Насилие со стороны клиентов

Насилие в отношении проституток со стороны клиентов — не редкость, их могут изнасиловать, избить или ограбить. «Серебряная Роза» даже имеет специальную памятку, рассказывающую, как люди, оказывающие секс-услуги, могут минимизировать риск насилия на «рабочем месте».

Сколько секс-работников ежегодно подвергаются насилию со стороны клиентов, сказать сложно. В странах, где проституция вне закона, люди, оказывающие секс-услуги, чаще всего боятся заявлять в полицию, нередко в возбуждении дела им отказывают — это усложняет подсчет.

«Девочки, как правило, не жалуются. Те, кто подает заявление — это единицы, верхушка айсберга. К тому же, им отказывают, их выгоняют. Это статья закрывает им доступ к защите и правосудию, даже когда в отношении них совершается насилие», — рассказывает Дарина Иванченко.

В прошлом году в Геленджике клиент изнасиловал секс-работницу — принудил ее к сексу без презерватива. Та подала на него заявление, и сейчас над ним идет судебный процесс. По словам потерпевшей, Марины, уголовное дело завели только с третьего раза — перед этим девушка получила два отказа. В качестве причины отказа значился, в частности, «аморальный образ жизни» заявительницы; в виду этого следствие не могло усмотреть состав преступления. Только после того, как Марина направила обращение к Татьяне Москальковой, Уполномоченного по правам человека в РФ, дело согласились возбудить.

Дарина Иванченкова уверена, дело отказывались заводить именно из-за статьи про «занятие проституцией». «Это противозаконно в принципе: нет такого основания для отказа в уголовном деле как „аморальный образ жизни“. Но следователь посчитал возможным так написать», — говорит она.

Дарина считает, что от насилия со стороны полицейских и клиентов никто из секс-работников не застрахован, и признается:

Для меня лично это страх. Каждый раз, когда я открываю дверь перед новым человеком, я всегда думаю: кто это может быть? Обычный клиент, или преступник, который хочет причинить мне вред? Или это сотрудник полиции, который, по факту, тоже хочет причинить мне вред?

 

Легализация, декриминализация, скандинавский метод

Помимо объявления проституции незаконной, когда занимающиеся ей люди находятся под ударом (что происходит в России), существуют другие способы регулирования секс-работы. Из них можно выделить три, наиболее популярные в мире: это декриминализация, легализация и так называемая скандинавская модель, где секс-услуги оказывать законно, но незаконно их покупать.

Декриминализация секс-работы предполагает, что оказание таких услуг это добровольный выбор человека, и направлена на то, чтобы сделать индустрию безопасной и прозрачной. Такой позиции придерживается, например, международная правозащитная организация Amnesty International: в 2015 году она опубликовала доклад с призывом защищать секс-работников, а не запрещать саму индустрию.

Легализация секс-индустрии предполагает ее выход из теневого сектора экономики, лицензирование работы государственными структурами и ее правовое регулирование. Так, например, сейчас работает секс-индустрия в Нидерландах и Германии. Однако многие выступают против и считают, что такая позиция делает секс-индустрию слишком привлекательной, не уменьшает насилие и не помогает избавиться от стигмы.

Отмена статьи «занятия проституцией» в таком виде, как ее пытаются добиться секс-работники сейчас, по-видимому, может привести к одной из этих двух моделей. Вероника Антимоник, координатор программ Фонда «Безопасный Дом», организации против торговли людьми и насилия, сомневается, что отмена статьи действительно сделает жизнь секс-работников безопасной:

— Вероятно, отмена ответственности за занятие проституцией уменьшит количество поводов для насилия со стороны правоохранительных органов. Однако общее количество насилия, которому подвергаются проституированные женщины, дети и мужчины, вряд ли уменьшится, — считает Антимоник. — Мы убеждены, что не существует никакого права на секс, которое должно обеспечиваться за счет использования других людей. Секс может быть только по согласию. Когда один человек платит другому за сексуальные услуги, он покупает согласие — и таким образом совершает насилие, поскольку секс без согласия является насилием.

«Часто предлагают освободить от ответственности всех участников. Большинство призывов декриминализовать проституцию нацелены на освобождение от ответственности не проституированных людей, а организаторов, и предлагаются обычно преступниками», — добавляет Вероника.

В качестве решения координатор программ «Безопасного дома» предлагает скандинавскую модель. В ней сама секс-работа декриминализована, но ее организаторов и клиентов наказывают. Такой позиции придерживается Европарламент: в нем считают, что эта модель способствует снижению насилию над проституированными людьми.

«Мы выступаем за декриминализацию занятия проституцией, поскольку считаем, что проституированные люди не совершают правонарушений, тогда как сутенеры и клиенты совершают преступления в отношении них. Поэтому оптимальным законодательным решением для лиц, вовлеченных в занятие проституцией, и для общества в целом, помимо криминализации организаторов, является криминализация клиентов — так называемая шведская или скандинавская модель», — комментирует Антимоник.

Цель скандинавской модели — сокращение проституции. Ее сторонники верят, что криминализация покупки секса приведет к уменьшению спроса на индустрию, а декриминализия людей, вовлеченных в проституцию, поспособствует снижению насилия и безопасному выходу из нее.

Независимо от того, уберут статью «занятия проституцией» из нового КоАП, или нет, Ирина Маслова уверена, что со слишком доступной базой данных по административным правонарушениям разбираться нужно уже сейчас. По ее мнению, такая информация усложняет секс-работникам выход из профессии, усугубляя масштабы явления.

«Даже если человек выходит, то сталкивается с государственной системой. Есть прямой доступ к этим базам данных. Человеку закрывают его собственное будущее, его детям. Система выкидывает человека обратно, даже того, кто готов выйти», — считает Ирина Маслова.

Татьяна Устинова

Источник

32


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: