18+

Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Сталинские прокламации

До конца 1901 года в Батуме не было никакой социал-демократической организации.

Но вот в Батум приехал товарищ Сталин. Положение сразу изменилось. Немедленно после приезда он связался с передовыми рабочими и организовал ряд социал-демократических кружков на заводах Манташева, Ротшильда, Сидеридиса и др.

Товарищ Сталин развернул в Батуме огромную работу. Он организовал первые в Батуме крупные забастовки на ряде предприятий и несколько больших политических демонстраций. Самой крупной из них была демонстрация 9 марта 1902 года. В ней участвовало около шести тысяч человек. Эта демонстрация была обстреляна царскими войсками.

В самом начале своей работы в Батуме товарищ Сталин занялся основанием типографии. Вскоре он выехал в Тифлис, чтобы привезти все необходимое для этого.

Когда товарищ Сталин привез из Тифлиса шрифты и примитивный печатный станок, мы приступили к устройству типографии. Наш запас шрифта пополнил товарищ Тодрия, работавший наборщиком в батумской городской типографии. Он несколько раз, уходя домой с работы, наполнял карманы шрифтом. Я достал чугунную плиту, для того чтобы установить на ней станок. Плита эта была очень тяжелая, и товарищ Сталин помог мне ее донести до дома, где он жил вместе со мной и с Илларионом Дарахвелидзе. Рабочий манташевского завода Котэ Каландаров сделал раму, чтобы заключать в нее набранный текст.

И вот наступил памятный мне день выпуска первой листовки. Писал ее товарищ Сталин. В этой же комнате был наш «наборный цех». Чтобы набор шел скорее, Сталин, написав один абзац, передавал его наборщикам. Пока они набирали, он успевал написать следующий. Писал он особенно старательно и четко, для того чтобы облегчить труд наборщиков.

Процесс набора проходил очень интересно. Наборной кассы, в которой обычно в известном порядке располагаются буквы, у нас не было. Она слишком громоздка и спрятать ее было бы нелегко. Вместо кассы товарищ Сталин применял в нашей типографии несколько десятков спичечных и папиросных коробок. Буквы были разложены по отдельным коробкам, которые во время набора на столе были расставлены в таком же порядке, как и клетки в наборной кассе.

Товарищ Сталин придавал большое значение этой первой прокламации. Он указывал, что мы имеем возможность путем листовок связаться с широкими массами рабочих не только города, но и деревни. Все мы были взволнованы, когда закончился набор и можно было приступить к печатанию.

Печатать было нелегко. Для того чтобы получить оттиск, нужно было смазать набор краской, положить на него кусок бумаги и вращать ручку пресса до тех пор, пока он с силой не прижмет бумагу к набору. Рукоятка пресса вращалась туго, и приходилось затрачивать немало сил для того, чтобы ее крутить. Поэтому мы часто сменялись у пресса и печатали по очереди. Сталин все время работал с нами и ни за что не хотел, чтобы его кто-нибудь заменил.

Но как сильно мы ни прижимали пресс, некоторые оттиски получались недостаточно отчетливыми — из четырех лишь один был вполне четким. Сталин добивался того, чтобы каждая прокламация была четко и хорошо отпечатана, чтобы рабочий и крестьянин смогли ее свободно прочесть. Он много думал над тем, чтобы работа шла быстрее и печать была четкой и разборчивой, — и наконец выход был найден.

Произошло это, когда типография уже находилась в доме Хашима Смирбы. Как-то раз я пришел туда поздно ночью и застал там товарища Сталина и еще одного наборщика, по имени Георгия, которого он привез из Тифлиса. Они были совершенно измучены, так как печатали на этом прессе прокламации более восьми часов подряд. Я сменил их, и они присели отдохнуть. В это время товарищ Сталин и решил попробовать новый способ печатания, который рекомендовали знакомые наборщики. Сверх намазанного краской набора мы накладывали лист бумаги, смоченный мокрой тряпкой, и прибивали его к набору обыкновенной одежной щеткой. Получались прекрасные, четкие оттиски, и мы за короткое время изготовили около восьмисот прокламаций.

Каково было содержание этих листовок? Я не помню их дословно, но хорошо запомнил, о чем в них говорилось. Особенно запечатлелась одна из них, посвященная расстрелу демонстрации 9 марта 1902 года.

Когда эта демонстрация окончилась, мы собрались у товарища Сталина, в квартире Иллариона Дарахвелидзе. Мы были очень взволнованы. Перед нашими глазами стояла ужасная картина расстрела безоружной демонстрации, стоны раненых, безжизненные тела убитых.

Товарищ Сталин сел за стол и написал листовку. В коротких горячих словах он описал демонстрацию, зверства царских палачей, рассказал о задачах рабочего движения. Листовка заканчивалась пламенным призывом к дальнейшей борьбе с капитализмом и самодержавием. Трудно было оставаться спокойным, читая эти короткие строки, в которые Сталин вложил столько силы, гнева и убедительности.

Немедленно листовка была набрана. Товарищ Сталин, как всегда, сам внимательно прочитал корректуру. Всю ночь вместе со Сталиным мы печатали ее. На утро 10 марта она была уже готова, и наши товарищи распространили ее не только между батумскими рабочими, но и в деревнях Гурии, Имеретии и Мегрелии. Часть листовок товарищ Сталин отправил для распространения в Тифлис.

Велика сила сталинского слова! Оно зажгло огнем негодования и возмущения многих рабочих и крестьян, открыло им глаза, указало путь к избавлению от гнета помещиков, капиталистов и царских палачей. Листовки передавались из рук в руки, каждая из них увеличивала ряды борцов за рабочее дело.

Два раза мы переводили типографию из одного помещения в другое. Товарищ Сталин не хотел оставлять ее в том доме, где он жил вместе с Илларионом Дарахвелидзе и со мной, так как его предупредили о том, что за этим домом следят. Поэтому он перевез станок к нашему товарищу Ломджария, а затем к Хашиму Смирба. Вскоре события подтвердили, как прав был товарищ Сталин, принимая такие меры предосторожности. 5 апреля в доме, где мы жили, полиция произвела обыск, после которого арестовала товарища Сталина и меня. Типографию же полиция и жандармы обнаружить не смогли, и она продолжала работать и после этого ареста, причем товарищ Сталин руководил ее работой из тюрьмы до тех пор, пока его не перевели в кутаисский острог.

Так на заре рабочего движения молодой Сталин основал в Батуме социал-демократическую организацию и организовал первую нелегальную типографию. Он сам писал и печатал прокламации, правил их корректуру, охранял типографию от жандармов. Эта типография сыграла большую роль в развертывании революционного движения. Она выпустила тысячи листовок, в которых Сталин разъяснял рабочим и крестьянам их задачи, учил их, как бороться со своими врагами. Эти листовки организовывали массы, готовили их к новым боям.

Источник

13


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: