Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Сталинские репрессии

Что это было?

В этом материале мы собрали воспоминания очевидцев, фрагменты из официальных документов, цифры и факты, предоставленные исследователями, чтобы дать ответы на вопросы, которые вновь и вновь будоражат наше общество. Российское государство так и не смогло дать четких ответов на эти вопросы, поэтому до сих пор, каждый вынужден искать ответы самостоятельно.

Кого коснулись репрессии

Под маховик сталинских репрессий попадали представители самых разных групп населения. Наиболее известны имена деятелей искусства, советских руководителей и военачальников. О крестьянах и рабочих часто известны лишь имена из расстрельных списков и лагерных архивов. Они не писали мемуаров, старались без необходимости не вспоминать о лагерном прошлом, их родные нередко отказывались от них. Наличие осужденного родственника часто означало крест на карьере, учебе, потому дети арестованных рабочих, раскулаченных крестьян могли и не узнать правды о том, что случилось с их родителями.

Мы никогда не спрашивали, услыхав про очередной арест, «За что его взяли?», но таких как мы, было немного. Обезумевшие от страха люди задавали друг другу этот вопрос для чистого самоутешения: людей берут за что-то, значит, меня не возьмут, потому что не за что! Они изощрялись, придумывая причины и оправдания для каждого ареста, – «Она ведь действительно контрабандистка», «Он такое себе позволял», «Я сам слышал, как он сказал...» И еще: «Надо было этого ожидать – у него такой ужасный характер», «Мне всегда казалось, что с ним что-то не в порядке», «Это совершенно чужой человек». Вот почему вопрос: «За что его взяли?» – стал для нас запретным. Пора понять, что людей берут ни за что.
— Надежда Мандельштам, писатель и жена Осипа Мандельштама

С самого начала террора и до сегодняшнего дня не прекращаются попытки представить его как борьбу с «вредительством», врагами отечества, ограничивая состав жертв определенными, враждебными государству, классами – кулаками, буржуями, попами. Жертвы террора обезличивались и превращались в «контингенты» (поляки, шпионы, вредители, контрреволюционные элементы). Однако политический террор носил тотальный характер, а жертвами его стали представители всех групп населения СССР: «дело инженеров», «дело врачей», гонения на ученых и целые направления в науке, кадровые чистки в армии до и после войны, депортации целых народов.

Сколько людей пострадало

По подсчетам Общества «Мемориал», осужденных по политическим мотивам было 4,5-4,8 млн. человек, 1,1 млн. человек – расстреляли.
Оценки числа жертв репрессий разнятся и зависят от методики подсчета. Если учитывать только осужденных по политическим статьям, то по данным анализа статистики областных управлений КГБ СССР, проведенного в 1988 году, органами ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ были арестованы 4 308 487 человек, из них 835 194 были расстреляны. По этим же данным, в лагерях погибло около 1,76 млн. человек. По подсчетам Общества «Мемориал», осужденных по политическим мотивам было больше – 4,5-4,8 млн. человек, из них 1,1 млн. человек были расстреляны.

Жертвами сталинских репрессий оказались представители некоторых народов, подвергнувшихся насильственной депортации (немцы, поляки, финны, карачаевцы, калмыки, чеченцы, ингуши, балкарцы, крымские татары и другие). Это порядка 6 млн. человек. Каждый пятый не дожил до конца пути – в ходе тяжелых условий депортаций погибло около 1,2 млн. человек. В ходе раскулачивания пострадали около 4 млн. крестьян, из них не менее 600 тыс. погибли в ссылке.

В целом, в результате сталинской политики пострадали порядка 39 млн. человек. В число жертв репрессий включают погибших в лагерях от болезней и тяжелых условий труда, лишенцев, жертв голода, пострадавших от неоправданно жестоких указов «о прогулах» и «о трех колосках» и другие группы населения, получившие чрезмерно суровое наказание за мелкие правонарушения в силу репрессивного характера законодательства и следствия того времени.

Зачем это было нужно?

Самое страшное – это не то, что тебя вдруг вот так в одночасье забирают от теплой налаженной жизни, не Колыма и Магадан, и каторжные работы. Человек сначала отчаянно надеется на недоразумение, на ошибку следователей, потом мучительно ждет, когда вызовут, извинятся, и отпустят домой, к детям и мужу. А потом жертва уже не надеется, не ищет мучительно ответ на вопрос кому это все нужно, потом идет примитивная борьба за жизнь. Самое страшное – бессмысленность происходящего... Кто-нибудь знает, для чего это было?
Евгения Гинзбург,
писатель и журналист

В июле 1928 года, выступая на Пленуме ЦК ВКП(б), Иосиф Сталин охарактеризовал необходимость борьбы с «чуждыми элементами» следующим образом: «По мере нашего продвижения вперед, сопротивление капиталистических элементов будет возрастать, классовая борьба будет обостряться, а Советская власть, силы которой будут возрастать все больше и больше, будет проводить политику изоляции этих элементов, политику разложения врагов рабочего класса, наконец, политику подавления сопротивления эксплуататоров, создавая базу для дальнейшего продвижения вперед рабочего класса и основных масс крестьянства».

В 1937 году нарком внутренних дел СССР Н. Ежов опубликовал приказ № 00447, в соответствии с которым начиналась масштабная кампания по уничтожению «антисоветских элементов». Они признавались виновниками всех неудач советского руководства: «Антисоветские элементы являются главными зачинщиками всякого рода антисоветских и диверсионных преступлений, как в колхозах и совхозах, так и на транспорте, и в некоторых областях промышленности. Перед органами государственной безопасности стоит задача – самым беспощадным образом разгромить всю эту банду антисоветских элементов, защитить трудящийся советский народ от их контрреволюционных происков и, наконец, раз и навсегда покончить с их подлой подрывной работой против основ советского государства. В соответствии с этим приказываю – с 5 августа 1937 года во всех республиках, краях и областях начать операцию по репрессированию бывших кулаков, активных антисоветских элементов и уголовников». Этот документ знаменует начало эпохи масштабных политических репрессий, которая впоследствии получила название «Большой террор».
Сталин и другие члены Политбюро (В. Молотов, Л. Каганович, К. Ворошилов) лично составляли и подписывали расстрельные списки – досудебные циркуляры с перечислением количества или фамилий жертв, подлежащих осуждению Военной коллегией Верховного суда с заранее намеченной мерой наказания. По подсчетам исследователей, под смертными приговорами как минимум 44,5 тысяч человек стоят личные подписи и резолюции Сталина.

Миф об эффективном менеджере Сталине

До сих пор в СМИ и даже в учебных пособиях можно встретить оправдание политического террора в СССР необходимостью проведения индустриализации в короткие сроки. С момента выхода постановления, обязывающего осужденных на срок более 3-х лет отбывать наказание в исправительно-трудовых лагерях, заключенных активно привлекали к строительству различных объектов инфраструктуры. В 1930-м году было создано Главное Управление исправительно-трудовых лагерей ОГПУ (ГУЛАГ) и огромные потоки заключенных были отправлены на ключевые стройки. За время существования этой системы, через нее прошли от 15 до 18 млн. человек.

В течение 1930-1950-х годов силами заключенных ГУЛАГа велось строительство Беломорско-Балтийского канала, канала имени Москвы. Заключенные строили Угличскую, Рыбинскую, Куйбышевскую и другие гидроэлектростанции, возводили металлургические заводы, объекты советской ядерной программы, самые протяженные железные дороги и автострады. Узниками ГУЛАГа были построены десятки советских городов (Комсомольск-на-Амуре, Дудинка, Норильск, Воркута, Новокуйбышевск и многие другие).

Эффективность труда заключенных невысоко характеризовал сам Берия: «Существующая в ГУЛАГе норма питания в 2000 калорий рассчитана на сидящего в тюрьме и не работающего человека. Практически и эта заниженная норма снабжающими организациями отпускается только на 65-70%. Поэтому значительный процент лагерной рабочей силы попадает в категории слабосильных и бесполезных на производстве людей. В целом рабочая сила используется не выше 60-65 процентов».

На вопрос «нужен ли Сталин?» мы можем дать только один ответ – твердое «нет». Даже не учитывая трагические последствия голода, репрессий и террора, даже рассматривая лишь экономические издержки и выгоды – и даже делая все возможные допущения в пользу Сталина – мы получаем результаты, которые однозначно говорят о том, что экономическая политика Сталина не привела к положительным результатам. Насильственное перераспределение значительно ухудшило производительность и общественное благосостояние.
— Сергей Гуриев, экономист

Экономическую эффективность сталинской индустриализации руками заключенных крайне низко оценивают и современные экономисты. Сергей Гуриев приводит следующие цифры: к концу 30-х годов производительность в сельском хозяйстве вышла лишь на дореволюционный уровень, а в промышленности оказалась в полтора раза ниже, чем в 1928 году. Индустриализация привела к огромным потерям благосостояния (минус 24%).

Дивный новый мир

Сталинизм – это не только система репрессий, это еще и моральная деградация общества. Сталинская система сделала десятки миллионов рабов – морально сломала людей. Один из самых страшных текстов, которые я читал в своей жизни, – это пыточные «признания» великого биолога академика Николая Вавилова. Пытки могут вынести лишь немногие. Но многие – десятки миллионов! – были сломлены и стали моральными уродами из страха быть репрессированными лично.
— Алексей Яблоков, член-корреспондент РАН

Философ и историк тоталитаризма Ханна Арендт объясняет: чтобы превратить революционную диктатуру Ленина в полностью тоталитарное правление, Сталину надо было искусственно создать атомизированное общество. Для этого в СССР создавалась атмосфера страха, поощрялось доносительство. Тоталитаризм уничтожал не реальных «врагов», а мнимых и в этом его страшное отличие от обычной диктатуры. Ни один из уничтоженных слоев общества не был враждебен режиму и, вероятно, не стал бы враждебным в обозримом будущем.

С целью разрушить все социальные и семейные связи, репрессии проводились таким образом, чтобы угрожать одинаковой судьбой обвиняемому и всем находящимся с ним в самых обычных отношениях, от случайных знакомых до ближайших друзей и родственников. Эта политика глубоко проникла в советское общество, где люди из корыстных интересов или опасаясь за свою жизнь, предавали соседей, друзей, даже членов собственных семей. В своем стремлении к самосохранению массы людей отказывались от собственных интересов, и становились с одной стороны, жертвой власти, а с другой – ее коллективным воплощением.

Следствие простого и хитроумного приема «вины за связь с врагом» таково, что, как только человека обвиняют, его прежние друзья немедленно превращаются в его злейших врагов: чтобы спасти свою собственную шкуру, они спешат выскочить с непрошеной информацией и обличениями, поставляя несуществующие данные против обвиняемого. В конечном счете, именно благодаря развитию этого приема до его последних и самых фантастических крайностей большевистские правители преуспели в сотворении атомизированного и разрозненного общества, подобного которому мы никогда не видывали прежде, и события и катастрофы которого в таком чистом виде вряд ли без этого произошли бы.
— Ханна Арендт, философ

Глубокая разобщенность советского общества, отсутствие гражданских институтов передались по наследству и новой России, стали одной из коренных проблем, препятствующих созданию в нашей стране демократии и гражданского мира.
Как государство и общество боролись с наследием сталинизма

На сегодняшний день Россия пережила «две с половиной попытки десталинизации». Первая и самая масштабная была развернута Н. Хрущевым. Ее началом стал доклад на XX съезде КПСС:

«Арестовывали без санкций прокурора… Какая еще может быть санкция, когда все разрешал Сталин. Он был главным прокурором в этих вопросах. Сталин давал не только разрешения, но и указания об арестах по своей инициативе. Сталин был человек очень мнительный, с болезненной подозрительностью, в чем мы убедились, работая вместе с ним. Он мог посмотреть на человека и сказать: «что-то у вас сегодня глаза бегают», или: «почему вы сегодня часто отворачиваетесь, не смотрите прямо в глаза». Болезненная подозрительность привела его к огульному недоверию. Везде и всюду он видел «врагов», «двурушников», «шпионов». Имея неограниченную власть, он допускал жестокий произвол, подавлял человека морально и физически. Когда Сталин говорил, что такого-то надо арестовать, то следовало принимать на веру, что это «враг народа». А банда Берия, хозяйничавшая в органах госбезопасности, из кожи лезла вон, чтобы доказать виновность арестованных лиц, правильность сфабрикованных ими материалов. А какие доказательства пускались в ход? Признания арестованных. И следователи добывали эти «признания».
В результате борьбы с культом личности были пересмотрены приговоры, более 88 тысяч заключенных реабилитированы. Тем не менее, наступившая после этих событий эпоха «оттепели» оказалась совсем недолгой. В скором времени жертвами политического преследования станут множество несогласных с политикой советского руководства диссидентов.

Вторая волна десталинизации пришлась на конец 80-х – начало 90-х годов. Только тогда обществу стали известны хотя бы приблизительные цифры, характеризующие масштаб сталинского террора. В это время также были пересмотрены приговоры, вынесенные в 30-40-е годы. В большинстве случаев осужденные были реабилитированы. Спустя половину столетия были реабилитированы посмертно раскулаченные крестьяне.

Робкая попытка проведения новой десталинизации была предпринята во времена президентства Дмитрия Медведева. Однако существенных результатов она не принесла. Росархив по указанию президента разместил на своем сайте документы о расстрелянных НКВД 20 тысячах поляков близ Катыни.

Программы по сохранению памяти о жертвах сворачиваются из-за недостатка финансирования. Закрываются музеи и мемориальные комплексы. По всей России до сих пор разбросаны сотни безымянных могил, места захоронений жертв политических репрессий часто никак не обозначены на картах. Информацию об этих местах собирают местные жители или иностранцы. Польский фотограф Томаш Кизны несколько лет собирал фото и видеоматериалы мест массовых захоронений жертв политических репрессий. Итоги его работы были представлены 2 года назад в Сахаровском центре. Российское государство не способствовало этой работе ни на одном из этапов. Кроме того, сам Сахаровский центр признан иностранным агентом и вынужден выплачивать миллионные штрафы. Крайне трудную работу по изучению материалов сталинской эпохи по сегодняшний день осложняет тот факт, что значительная часть архивов государственных органов остается недоступной исследователям, тысячи документов остаются засекреченными.

Будет справедливым отметить, что основная работа по сбору информации о жертвах репрессий, поиску мест захоронения, по сохранению памяти о репрессированных и просветительская деятельность ведется исключительно силами гражданского общества. Этим занимается общество «Мемориал» и множество отдельных граждан, на свои средства устанавливающие памятные знаки (проект «Последний адрес»), проводящие мероприятия и издающие просветительскую литературу.

Почему все это важно сегодня

Сталин и его приспешники – не какие-то прилетевшие марсиане, не воплотившиеся силы зла – нет, это люди из нашего народа, которые, к сожалению, для своего собственного народа устроили пыточную камеру. Но любая попытка обелить Сталина, сказать, что было «с одной стороны», «с другой стороны» – тупиковая. Она безнравственна перед памятью миллионов погибших, замученных, запуганных, выгнанных. Все эти тоталитарные, «особые» пути для России – тупик, смерть, ужас.
— Юрий Пивоваров, академик РАН

Практики, характерные для эпохи сталинского террора, оставили большой след в культуре и национальном сознании россиян. Политические репрессии, так или иначе, коснулись миллионов людей, искалечили и ожесточили души современников и потомков, подорвали научный потенциал и веру людей в добро. Тем не менее, даже после крушения советской системы, государство так и не смогло дать окончательных оценок событиям сталинской эпохи. Миллионы людей были безвинно осуждены, их близкие были вынуждены жить с клеймом «врагов народа», подвергались лишениям и дискриминации. И никто до сих пор не может ответить на вопрос, что это было и зачем. И самое главное – почему это никогда больше не должно повториться.

Сталинские политические практики до сих пор берутся на вооружение. Мы вновь видим политические процессы, аресты по политическим мотивам. Государственные СМИ вновь натравливают одну часть общества на другую, вводят в оборот термины «национальные предатели», «пятая колонна», «иностранный агент». Система, созданная при Сталине, видоизменилась под влиянием времени, но так и не была окончательно демонтирована.

Источник

507

Комментарии

Пока никто не комментировал. Вы можете стать первым.


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: