Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

«У «Ну, погоди!» есть шанс стать новым «Томом и Джерри» в мире»

Директор киностудии «Союзмультфильм» Борис Машковцев — о возвращении брендов, спорах о «Чебурашке» и проблемах «Простоквашино»

Каждый новый эпизод «Простоквашино» в YouTube собирает миллионы просмотров, «Союзмультфильм» расширяет производство, несмотря на карантинные меры в стране, и пытается вернуть права на «Чебурашку». Об этом директор легендарной студии Борис Машковцев рассказал в интервью «Известиям».

— Что происходит с работой студии сейчас?

— Все восемь производственных команд переведены на удаленную работу, процессы приостановлены только в павильонах кукольной анимации. Карантин в первую очередь задел короткометражные авторские проекты, в них еще используют аналоговые классические технологии. Детский центр «Союзмультклуб» закрыт для посетителей, однако предоставляет онлайн-мастер-классы и другие услуги.

Самое главное, что мы смогли перевести на надомный режим работы специалистов по компьютерной графике, ведь именно с помощью компьютерных технологий делаются все наши сериалы и наш полнометражный «Суворов». Ни один из наших сериальных проектов не был приостановлен, и зритель даже не почувствует, что мы перешли на другой формат работы. «Простоквашино», «Оранжевая корова», «Пластилинки» — все эти проекты продолжают производиться. Серии стабильно выходят на детских телеканалах, YouTube и онлайн-площадках.

— За месяц карантина восемь эпизодов разных сериалов сделано, правильно?

— Суммарно — да. Мы еще умудрились провести в Сети премьеру первой серии нового проекта «Пиратская школа». Буквально накануне карантина прошел фестиваль анимационного кино в Суздале, где этот сериал получил приз. Тогда мы решили, что настало время показать его широкой аудитории.

— Работа над «Ну, погоди!» тоже идет в плановом режиме?

— Мы планируем закончить первый эпизод до конца лета и, пока цифровые технологии позволяют не стопорить планы, продолжаем работу. Мы рассчитывали, что премьера эпизода состоится в рамках киножурнала «МУЛЬТ в кино», но не знаем, как будет развиваться ситуация с кинопоказом.

Единственное, что мы сейчас можем сделать, — продолжать производить фильмы, а уже каким образом и в какой момент сможем их показать, зависит не от нас.

— Рынок российских мультсериалов заточен под дошкольную аудиторию, остальные возрастные сегменты практически пустые. Но ваша студия делает сериалы и для аудитории постарше.

— Эта проблема существует, мы ее ощутили, когда решили запустить два проекта на школьную аудиторию: «Пиратская школа» и «Петя и волк». Мы понимали, что выпуск таких сериалов — непростая задача, но не думали, что настолько сложная. Причина — в состоянии нашего рынка сбыта. У нас почти нет телеканалов, которые умеют работать с подобной аудиторией.

Не только в России — во всем мире в школьной аудитории падают объемы продаж сопутствующей продукции, мерчандайзинга. А ведь именно благодаря ему зарабатывают дошкольные проекты. Сам контент, конечно, тоже продается, но большую часть доходов мы извлекаем за счет лицензии на «мерч». Объем товаров для школьников меньше, чем для дошкольников, и он окупается, только если качественно сделан и продается на большом количестве рынков. Российский внутренний рынок, к сожалению, не способен окупать такие проекты. Но предлагать школьникам отечественный контент — это, если хотите, принципиальная позиция. Наше вложение в будущее и студии, и всей отрасли. Надеемся, что, планомерно запуская подобные проекты, мы постепенно аккумулируем критическую массу и этот рынок появится. Не может не появиться.

— У вас есть планы по фильмам для подростков, молодежи?

— Дорогу осилит идущий, мы растем вместе с нашим зрителем. Научились делать контент для дошкольников, сейчас перешли к возрасту от 8 до 10–12 лет, после этого пойдем дальше.

— У вас в запуске сразу два детективных мультсериала: «Детектив Нюх» — рисованный, «Медовая долина» — 3D. Это попытка понять, какой из форматов будет лучше работать?

— Это лишь стечение обстоятельств. «Медовую долину» мы начали разрабатывать год назад, сценарий написала Дарья Донцова. Ей интересно было сделать что-то для детей, а мы, в свою очередь, абстрактно мечтали о том, чтобы сделать что-то в жанре детектива. Сейчас оформился некий тренд, мода на детские детективы, но в тот момент ничего подобного запущено не было, а нам очень хотелось сделать что-то в этом направлении. «Медовая долина» уже производится, к лету будет первый десяток серий, но пока мы ее делали, прошел питчинг на фестивале в Суздале. Мы, как партнер фестиваля, давали задание представить идею сериального проекта для дошкольников, и один из конкурсантов принес идею детективного сериала «Нюх». Сейчас будем думать, как аккуратно развести эти проекты по целевой аудитории, чтобы они не мешали друг другу и закрепляли этот жанр на нашем рынке вещания.

— Сколько сериальных мультипликационных проектов может одновременно вести студия?

— Сейчас у нас запущено около 10 сериалов в разных стадиях — от уже разогнанного производства до проектов в периоде разработки. Запущен один полнометражный фильм, ежегодно мы делаем 10 короткометражек. Рост объемов целесообразен, когда вы знаете, что будет расти рынок сбыта или что он есть, но недозагружен. В данном случае мы верим и в наш рынок, и в собственные силы, поэтому считаем возможным работать с такими объемами.

— Вы запустили онлайн-фестиваль «Союзмульткарантин». Это попытка прощупать новые способы работы с аудиторией?

— Любая критическая ситуация провоцирует на то, чтобы эволюционировать, пытаться найти новые формы взаимодействия со зрителем. Мы успели произвести какое-то количество проектов, которые в обычных условиях было бы сложно донести до зрителя. Например, короткометражные фильмы мы производим в ощутимом количестве, но это неформатное кино. А вот сейчас, когда зритель круглосуточно сидит дома и нацелен на поиск контента, мы можем наконец до него достучаться.

Каждый день мы выкладываем одну новую короткометражку на отдельно заведенном канале, и это как некий марафон, к которому можно присоединиться из дома.

— Насколько это востребовано? Какими-то цифрами можете поделиться?

— Сейчас аудитория проекта составляет уже более 200 тыс. пользователей, и мы пока не планируем останавливаться — весь май зритель сможет смотреть новые фильмы.

Мы делаем только первые шаги, но делаем их потому, что уверены: это будет востребовано. Скажем, я уже упоминал детский центр «Союзмультклуб», он два года работает на территории студии. То есть мы перестаем быть просто студией, которая производит фильмы и забывает о них. Мы работаем с фильмами как с некими «вселенными», чья жизнь только частично связана с экранной формой и продолжается в других воплощениях. Например, можно производить контент развивающий, образовательный. Или смешивать классические «серьезные» программы обучения с нашими персонажами, чтобы процесс был игровым, веселым, менее формальным. Всё это хорошо работает, наши учебные программы апробируются и пишутся профессиональными педагогами. Естественно, это не замена классической системе образования, но дополнение навыков, которые не попадают в формат школы или детского сада. Например, программы, связанные с развитием у детей эмоционального интеллекта или коммуникативных способностей. Их легче приобретать в форме игры, и мы предлагаем поиграть с нашими персонажами.

— Востребована ли продукция «Союзмультфильма» за рубежом?

— Выход за рубеж для нас важная составляющая. У нас есть проект «Оранжевая корова», который мы делаем в копродукции с французской компанией Cyber, и сериал уже претерпел ряд изменений в соответствии со стандартами зарубежных коллег. Нам пришлось менять не философию (она как раз осталась прежней), а некоторые детали, которые могли мешать при выходе за рубеж. У каждого рынка свои культурные коды, которые нельзя игнорировать. И если у вас в сериале очень заметна национальная специфика, приходится вступать на территорию дополнительных переговоров, где нужно учесть большее количество вкусов, чем ваши собственные.

Мы многому научились на этом сотрудничестве. Теперь лучше понимаем, какой контент имеет смысл предлагать для зарубежных продаж. Рассчитывали, что этой весной начнем активную работу с иностранными закупщиками, но из-за вируса во всем мире крупные кинорынки отменяются или переносятся на осень. Что даст нам возможность лучше подготовиться. Существуют и проекты, которые могут быть безумно популярны здесь, но никогда не продадутся за рубежом, они слишком специфические.

— Вы имеете в виду советские анимационные бренды?

— В основном, да. Скажем, «Простоквашино» очень сильно привязано к отечественным реалиям — в свое время к советским, теперь к новым российским. Фильм не является артхаусом, когда зритель ценит необычность проекта, а для мейнстрима слишком внутринациональный. Мы продолжаем делать «Простоквашино», переваливаем рубеж в 30 серий. Проект очень популярен, но популярен именно в России. Он может быть интересен странам Восточной Европы, но вряд ли далее. А такие проекты, как «Оранжевая корова» и «Зебра в клеточку», сразу разрабатываются как кино в хорошем смысле слова универсальное, которое будет понятно в любой стране.

— У «Ну, погоди!» есть шансы стать эдаким «Томом и Джерри» в мире?

— Думаю, что у «Ну, погоди!» шансы на это есть, это классическая немая комедия, такие любят во всем мире. Даже когда мы показываем старые выпуски иностранным коллегам, все зажигаются, это во всем мире очень редкий и поэтому очень желанный жанр.

— А что же с «Чебурашкой»? Почему японцы пользуются правами, которые «Союзмультфильм» не признает, и что с этим можно сделать?

— С «Чебурашкой» вопрос пока не решен, и мы занимается им уже давно. В 2005 году, еще при предыдущем руководстве студии, действительно был подписан контракт между «Союзмультфильмом» и одной из японских компаний, которая впоследствии выдала сублицензию другой компании.

Лицензия на международный рынок была приобретена за $30 тыс. и подразумевала роялти только с кинотеатрального показа, исключая, например, выплаты с продаж лицензионной продукции. Мы считаем условия этой сделки крайне несправедливыми для «Союзмультфильма», и более того, поскольку студия не получала выплат, в 2015 году японской стороне было направлено уведомление о том, что мы не считаем сделку пролонгированной.

Однако у японской компании другая позиция. В 2018 году состоялась двусторонняя встреча, в ходе нее мы представили свои предложения, на которые, к сожалению, не получили ответа. Сложность состоит еще и в том, что согласно условиям сделки, доказать свою правоту мы можем только в суде на территории Японии.

«Союзмультфильм» потратил последние три года на то, чтобы очистить права на все свои фильмы, и не только на территории России. Фактически «Чебурашка» — последний из проектов, по которому это еще не сделано, но я уверен, что скоро права и по нему вернутся нашей студии.

Сергей Сычев

Источник

28


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: