Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

ВЛАСИК Николай Сидорович

Один из руководителей органов госбезопасности СССР, начальник личной охраны И.В. Сталина, генерал-лейтенант

Родился в 1896 году в деревне Бобыничи Слонимского уезда Гродненской губернии (Белоруссия). Сын крестьянина. Образование получил в церковно-приходской школе. С 1913 года работал чернорабочим, землекопом. Во время первой мировой войны, в марте 1915 года призван в армию, младший унтер-офицер. С ноября 1917 милиционер в Москве. В 1918 году – красноармеец, участник обороны Царицына. В ноябре того же  года вступил в РКП(б).

В сентябре 1919 года переведен в органы ВЧК.  1 ноября 1926 года он стал старшим уполномоченным Оперативного отделения ОГПУ СССР, а затем занимал руководящие посты в системе Оперативного отдела, в функции которого входила охрана руководителей партии и государства.

В охране Сталина Николай Власик появился в 1931 году по личной рекомендации председателя ОГПУ В. Р. Менжинского, после смерти главного охранника Сталина И.Ф. Юсиса. Позднее, правда, возникла легенда, что Сталину ещё в 1918 году  чем-то понравился красноармеец Власик, которого он тогда же взял в качестве личного телохранителя. Легенда получила широкое распространение. Даже Светлана Аллилуева, дочь Иосифа Виссарионовича, приняла её на веру в своих воспоминаниях. Попала она и в беллетристику, например, в историко-документальный роман Владимира Успенского «Тайный советник вождя». Однако эту легенду опровергал сам Николай Сидорович в своих неизданных записках, написанных им в конце жизни для своих родных и близких: рядовой боец Власик воевал под Царицыным, но члена Реввоенсовета И.В. Сталина он тогда ни разу не видел.

Первоначально Николай Власик был только начальником охраны Сталина. Но после трагической смерти Надежды Аллилуевой он уже и воспитатель детей – Василия и Светланы, организатор их досуга, финансовый и хозяйственный распределитель, чьё неусыпное око держало под надзором всех обитателей сталинского дома. Н. С. Власик решал практически все бытовые проблемы Сталина. Светлана Иосифовна Аллилуева в воспоминаниях «Двадцать писем к другу» писала:

Он возглавлял всю охрану отца, считал себя чуть ли не ближайшим человеком к нему, и, будучи сам невероятно малограмотным, грубым, глупым, но вельможным, дошёл в последние годы до того, что диктовал некоторым деятелям искусства «вкусы товарища Сталина»,– так как полагал, что он их хорошо знает и понимает. А деятели слушали и следовали этим советам. И ни один праздничный концерт в Большом театре, или в Георгиевском зале на банкетах, не составлялся без санкции Власика… Наглости его не было предела, и он благосклонно передавал деятелям искусства – «понравилось» ли «самому» – будь то фильм, или опера, или даже силуэты строившихся тогда высотных зданий… Не стоило бы упоминать его вовсе,– он многим испортил жизнь, но уж до того была колоритная фигура, что никак мимо него не пройдёшь. В доме у нас для «обслуги» Власик равнялся почти что самому отцу, так как отец был высоко и далеко, а Власик данной ему властью мог всё, что угодно…

При жизни мамы он существовал где-то на заднем плане в качестве телохранителя, и в доме, конечно, ни ноги его, ни духа не было. На даче же у отца, в Кунцево, он находился постоянно и «руководил» оттуда всеми остальными резиденциями отца, которых с годами становилось всё больше и больше…»

Через несколько лет Власик становится не только главным охранником Сталина, но и одним из руководителей всей службы охраны высшего руководства СССР. В 1935-36 годах он является начальником личной охраны Оперативного отдела НКВД СССР. С 1936 года - начальник оперативной группы и начальник отделения 1-го отдела 1-го управления НКВД СССР.

После прихода в НКВД СССР Л.П. Берии и отстранения от постов выдвиженцев Н.И. Ежова Н.С. Власик 19 ноября 1938 года был назначен начальником 1-го отдела Главного управления государственной безопасности. В феврале-июле 1941 года отдел Власика входил в состав НКГБ СССР, а затем вновь вернулся в ведение НКВД. 19 января 1942 года Власик был переведен на пост первого заместителя начальника 1-го отдела.

В 1941 году в связи с возможностью падения Москвы он был направлен в Куйбышев, для осуществления контроля за переездом туда правительства. Отвечал за охрану резиденций И.В. Сталина в Тегеране, Ялте и Потсдаме.

После вторичного образования в апреле 1943 года самостоятельного НГКБ СССР отдел Власика был развернут в 6-е управление, но уже 9 августа Власик вновь стал не начальником, первым заместителем. 9 июля 1945 года ему присваивается звание генерал-лейтенанта. С марта 1946 он начальник управления охраны № 1 МГБ СССР. Это управление занималось исключительно охраной и обеспечением Сталина. 28 ноября 1946 под руководством генерала Власика было сформировано Главное управление охраны (ГУО) МГБ СССР, куда вошли 1-е и 2-е Управления охраны, а также Управление коменданта Московского Кремля.

В последний год жизни Сталина, при прогрессирующем ухудшении его здоровья, обострилась борьба различных группировок в руководстве СССР за сталинское наследство. При этом определенные силы не останавливались и перед тем, чтобы уход вождя ускорить, а необходимым условием для этого было устранение из ближайшего сталинского окружения наиболее преданных  ему людей, к которым относился и Власик, пользовавшийся исключительным доверием Сталина. Да – и не слишком грамотный, и слишком большой любитель прекрасного пола, и, мягко говоря, не вполне добросовестный по отношению к казенному имуществу. Но в то же время вождю беспредельно преданный! Свою жизнь Сталин мог ему спокойно доверить.

23 мая 1952 ГУО было преобразовано в Управление охраны, а генерал Власик был снят с работы и переведён на должность заместителя начальника Баженовского исправительно-трудового лагеря в Асбесте (Свердловская область). 16 декабря 1952 года Н.С. Власик арестован и обвинён в «потакательстве врачам-вредителям», злоупотреблении служебным положением и т.д. Следствие затянулось, и только в  январе 1955 года он был осужден Военной коллегией Верховного суда СССР (в закрытом заседании)  по статье 193-17, ч. «б» УК РСФСР (Злоупотребление доверием и служебным положением) к 5 годам ссылки в Красноярск (срок наказания исчислялся с момента ареста). Однако уже в 1956 году Власик был помилован со снятием судимости и вернулся в Москву. По-видимому, смерть «хозяина» всё-таки не дала раздавить его. Реабилитирован Н.С. Власик не был ни тогда, ни позже. По словам жены, Власик до самой своей смерти был убеждён, что Сталину «помог» умереть Лаврентий Берия.

Генерал-лейтенант Н.С. Власик был награжден тремя орденами Ленина, четырьмя орденами Красного Знамени, орденом Кутузова первой степени, орденом Красной Звезды,  медалями «XX лет РККА», «За оборону Москвы», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.», «В память 800-летия Москвы», «XXX лет Советской Армии я Флота», а также двумя знаками «Почетный чекист». Всех перечисленных наград он был лишен по судебному приговору 1955 года.

Дочь генерала Власика Надежда Николаевна Власик долгие годы боролась за реабилитацию отца, и в 2000 году Верховный суд РФ посмертно оправдал Николая Сидоровича Власика "за отсутствием состава преступления". 

В интервью, данном газете "Московский комсомолец" в 2003 году, Надежда Власик говорила: " ...отец бы не дал ему [Сталину] умереть. Он не стал бы ждать сутки за дверями, как те охранники 5 марта 1953 года, когда Сталин "проснется". Он бы вышиб все двери, выгнал бы всех с территории дачи, невзирая на чины, и конечно привез бы врачей".

Николай Сидорович Власик скончался в Москве от рака легких 18 июня 1967 года. Похоронен на новом Донском кладбище, в нескольких десятках шагов к западу от мемориала Великой Отечественной войны.

В конце жизни Н.С. Власик написал воспоминания, не изданные до сих пор. Ценным историческим источником является множество сделанных им в разное время фотографий И.В. Сталина и его ближайшего окружения, причем в неформальной обстановке. Есть там среди прочего и фото выпившего Никиты Сергеевича Хрущева, в украинской вышиванке пляшущего гопака на Ближней даче.

 

Федеральная служба охраны России рассекретила архив генерала Николая Власика, который занимал пост начальника охраны Иосифа Сталина с 1931 по 1952 год. Мемуары Власика, посвященные его жизни рядом с вождем, опубликовала газета "Комсомольская правда".

Как рассказал в своих записках Власик, ему поручили организовать охрану Особого отдела ВЧК и Кремля, а также особое внимание уделить личной охране Сталина, после того как в 1927 году в здание комендатуры на Лубянке в Москве была брошена бомба.

По словам Власика, до того, как он возглавил охрану вождя, за его безопасность отвечал только один сотрудник - литовец Иван Юсис. На подмосковной даче, где по выходным отдыхал Сталин, царил полный беспорядок. Начал Власик с того, что послал на дачу белье и посуду, нанял повариху и уборщицу, а также договорился о доставке продуктов из расположенного поблизости совхоза ГПУ.

Описал Власик и уклад жизни Сталина на квартире в Кремле. За порядком там следили экономка Каролина Васильевна и уборщица. Горячее питание семье приносили из кремлевской столовой в судках.

По словам генерала, жил тогда Сталин с женой Надеждой Аллилуевой, дочерью Светланой и сыновьями Василием и Яковом очень скромно. Ходил Сталин в старом пальто, и на предложение Власика сшить новую верхнюю одежду отвечал категорическим отказом. Как написал Власик в своих записках, пришлось новое пальто для вождя шить на глаз - мерку снять он не дал. Такой же скромной, по словам генерала, была и Надежда Аллилуева.

На работу приходил поздно, а в Кремль возвращался пешком

Как вспоминает Власик, вставал Сталин обычно в 9 утра, после завтрака к 11 часам приезжал в здание ЦК на Старой площади. Обедал на работе. Работал вождь до глубокой ночи. Возвращался с работы в Кремль часто пешком вместе с Вячеславом Молотовым.

После того, как жена Сталина покончила в собой в 1933 году, заботы о детях легли на экономку Каролину Васильевну. По признанию Власика, когда дети подросли, часть ответственности легла и на него. И если со Светланой проблем не было, сын Василий учился в школе неохотно, а вместо подготовки к занятиям увлекался чем-то посторонним вроде верховой езды. О поведении Василия Власик, по его словам, "скрепя сердце" докладывал Сталину.

Сталин засадил Сочи эвкалиптами

Как написал в своих мемуарах Власик, Сталин ежегодно в конце лета-начале осени на два месяца уезжал в отпуск в Сочи или Гагры. Там он много читал, катался на катере по морю, смотрел кино, играл в кегли, городки и бильярд.

Еще одним увлечением вождя был сад. На юге он выращивал апельсины и мандарины. По инициативе Сталина в Сочи было посажено большое количество эвкалиптов, что по задумке вождя должно было снизить заболеваемость местного населения малярией.

Как признался Власик, в 30-е годы, когда Сталин прибыл на отдых в Цхалтубо на дачу, предназначенную для сотрудников ЦК и Совмина Грузии, там оказалось так грязно, что, по его словам, "сердце кровью обливалось", когда вождь нервничал, требуя навести порядок.

О любви вождя к Кирову и покушении на Сталина

По словам Власика, Сталин любил руководителя Ленинградской парторганизации ВКП (б) Сергея Кирова "какой-то трогательной, нежной любовью". Киров, приезжая в Москву, останавливался на квартире у Сталина, и они не расставались. Убийство Кирова в 1934 году инструктором историко-партийной комиссии Института истории ВКП (б) Леонидом Николаевым потрясло вождя. Как отметил Власик, он ездил со Сталиным в Ленинград на прощание с Кировым и видел, как тот страдал, переживая потерю любимого друга.

Как написал в мемуарах Власик, летом 1935 года пережил покушение сам Сталин. Это произошло на юге, где он отдыхал на даче недалеко от Гагр. Катер, присланный из Ленинграда тогдашним главой НКВД Генрихом Ягодой, на котором находился Сталин обстреляли с берега. По словам Власика, он быстро посадил Сталина на скамейку и прикрыл его собой, после чего приказал мотористу выйти в открытое море. В ответ охрана Сталина дала по берегу очередь из пулемета.

Как считает Власик, маленький и неманевренный катер был прислан Ягодой "не без злого умысла". Очевидно, шеф НКВД предполагал, что на большой волне судно неминуемо должно было опрокинуться, предполагает генерал. К счастью, этого не произошло. Дело о покушении было передано для расследования Лаврентию Берия, занимавшему тогда должность секретаря ЦК Грузии.

При допросе стрелявший заявил, что катер был с незнакомым номером, это показалось ему подозрительным и он открыл стрельбу, пишет Власик. В действительности, как пишут историки, появление катера Сталина в охраняемой зоне не было оформлено соответствующими документами, и пограничники действовали в строгом соответствии с инструкцией. Командир отделения погранзаставы Лавров выстрелами в воздух потребовал, чтобы катер остановился. Предупредительные выстрелы пришлось повторить, так как катер не реагировал на сигналы.

Лаврова судили. Хотя ему грозила смертная казнь, после вмешательства Ягоды командиру отделения заставы дали всего пять лет за "разгильдяйство". Свой срок Лавров, однако, не отсидел. В 1937 году его доставили из лагеря в Тбилиси, а после допроса обвинили в террористическом заговоре и приговорили к расстрелу как врага народа.

В своих мемуарах Власик высказывает мысль, что убийства Кирова, Вячеслава Менжинского в 1934 году, Валериана Куйбышева в 1935 году и писателя Максима Горького в 1936 году, а также покушения на Сталина и Молотова были организованы правотроцкистским блоком и стали звеньями одной цепи. "Этот клубок удалось распутать и таким образом обезвредить врагов Советской власти", - констатирует генерал.

Напомним, что обстоятельства смерти Горького и его сына Максима Пешкова долгое время считались подозрительными, однако слухи об их убийстве так и не нашли подтверждения. На процессе 1938 года Ягоде было предъявлено обвинение в отравлении сына Горького. На допросах Ягода заявил, что Горький был убит по приказу Троцкого, а сына писателя он решил ликвидировать по личной инициативе.

 

Под давлением разнокалиберных "десталинизаторов" от "нанодемократа" Медведева до Млечина и правительственной комиссии по противодействию фальсификации истории под руководством ее бессменного главаря Сванидзе Федеральная служба охраны России рассекретила архив генерала-лейтенанта Николая Власика, в том числе его дневниковые, мемуарные записи. Власик более 20 лет был начальником личной охраны Сталина - с 1927-го по 1952 год. В 1946-м стал начальником Главного управления охраны Министерства госбезопасности СССР. 

Рассекреченные документы по замыслу недотеп десталинизаторов должны были "высветить" пороки и алчность столь ненавидимого ими Генералиссимуса и подтвердить миф о несметных сокровищах вождя. Записки генерала, опубликованные «Комсомольской правдой», живописуют вождя не столько как государственного деятеля, сколько как конкретного человека со своими привычками и принципами, присущими ему в повседневной, скрытой от посторонних глаз жизни. Да иначе, наверное, и быть не могло: как один из самых близких к Сталину людей, Власик лучше других знал изнанку жизни Сталина. Изнанку в переносном и в прямом смысле. В смысле одежды. 

Цитата: «Жил т. Сталин с семьей очень скромно, - сказано, в частности, в мемуарах. - Ходил он в старом, сильно потертом пальто. Я предложил Надежде Сергеевне (жена Сталина Надежда Аллилуева. - Прим. ред.) сшить ему новое пальто, но для этого надо было снять мерку или же взять старое пальто и сделать в мастерской точно такое. Мерку снять не удалось, так как он наотрез отказался, сказав, что новое пальто ему не нужно. Но пальто мы ему все же сшили»

Читаешь и диву даешься. Неужели такое было возможно в нашей стране (СССР ведь тоже был нашей страной, нравится это кому это или нет), где власть испокон веку воспринимается, в первую голову, как источник личного обогащения, как основа личного счастья, как залог личного комфорта и процветания? И вдруг на тебе - человек, будучи на вершине власти, на самой маковке (генсеком ЦК партии Сталин стал еще в 1922 году) и не озабочен этим самым личным обогащением. 

Даже от предложения пошить ему новое пальто отмахивается: в старом, мол, похожу. Да что там наша страна: во всей мировой истории трудно сыскать аналогичный пример, когда человек, обладающий такой безграничной, более чем монархической властью, был бы настолько равнодушен к лично-материальной стороне вопроса. 

Исключительно благожелательный тон в отношении Сталина сохраняется на протяжении всего опубликованного ныне мемуарного повествования Власика. Генералиссимус предстает перед читателями не ангелом бескрылым, а скромным в быту, трудолюбивым и умным человеком. 

Та часть аудитории, которая видит в Сталине только «усатого рябого людоеда», естественно, тут же разразилась насмешливо-едкими комментариями: дескать, строчил-то Власик свой опус при живом Сталине. Что же еще, мол, кроме угодливого славословия, мог написать этот «холуй», чья должность и самая жизнь зависели от воли Хозяина. Попробовал бы, дескать, генерал-охранник черкнуть что-нибудь неуважительное или пакостное - враз бы к стенке был поставлен. Или до конца дней своих жевал бы лагерный хлеб в заполярных широтах. Жевал бы зубами, сохранившимися у него после допросов. В общем, льстивое вранье все эти ваши рассекреченные архивы, и все тут. Такая вот логика. Ущербная, честно говоря. 

Но вот увы и ах, теория лизоблюдства не выдерживает никакой критики. Генерал-лейтенант Власик в мае 1952 года был снят с должности начальника охраны Сталина и отправлен на Урал заместителем начальника исправительно-трудового лагеря. В декабре 1952-го, менее чем за три месяца до смерти Сталина, был арестован в связи с «делом врачей». В январе 1955-го был признан виновным в злоупотреблении служебным положением и приговорен к 10 годам ссылки. В силу Указа Президиума Верховного Совета СССР от 27 марта 1953 года об амнистии срок Власику был сокращен до пяти лет. В декабре 1956 года был помилован со снятием судимости. В воинском звании и наградах восстановлен не был. Так что свои воспоминания о "кровавом" тиране Власик написал уже п о с л е смерти Сталина, когда "культ личности" был "разоблачен" на 20 съезде… 

 

 

Факт личной преданности Власика Сталину и возможный элемент субъективности, присутствующей в его записках, не означают, что написанное им - вранье. Не означают этого априори, как бы кому ни хотелось обратного. Субъективность - вообще неизбежная составляющая любых дневников и мемуаров, кем бы они ни были написаны. 

Цитата: «Я был жестоко обижен Сталиным, - писал он в своих воспоминаниях. - За 25 лет безупречной работы, не имея ни одного взыскания, а только одни поощрения и награды, я был исключен из партии и брошен в тюрьму. За мою беспредельную преданность он (Сталин.) отдал меня в руки врагов. Но никогда, ни одной минуты, в каком бы состоянии я ни находился, каким бы издевательствам я ни подвергался, находясь в тюрьме, я не имел в своей душе зла на Сталина»

Но субъективность - это оценочное свойство. А есть факты. Одним из таких фактов, свидетельствующих о личной скромности и непритязательности Сталина, является такой известный документ, как опись личного имущества вождя, составленная менее чем через час после его смерти на Ближней даче 5 марта 1953 года. В описи указаны: блокнот, записная книжка, общая тетрадь, курительные трубки, книги, китель белого цвета - 2 шт., китель серый - 2 шт., китель темно-зеленого цвета - 2 шт., брюки - 10, нижнее белье. "В спальне была обнаружена сберегательная книжка, в ней записано 900 рублей" (для сравнения: среднемесячная зарплата рабочих и служащих в стране тогда составляла около 700 рублей.). 

Скептики всегда цепляются к фигурирующей в описи фразе «Другое имущество, принадлежащее товарищу Сталину, в опись не включалось». И рассказывают о бесчисленном множестве роскошных дач и резиденций, которые Сталин-де понастроил для себя и своих близких и о которых с восторгом вспоминала, в частности, его дочь Светлана. Вот только о дворцах и сокровищах, которые после смерти вождя перешли в личное пользование его ближайших и не ближайших родственников, ничего не известно. Нету таких фактов. 

Дачи и автомобили, которыми Сталин пользовался при жизни, после его смерти перешли на службу к другим госчиновникам. Некоторые из этих дач со временем стали санаториями. А что касается ближайших родственников Сталина, то его сын Василий умер через два года после освобождения из тюрьмы, где работал токарем. 

А дочь Светлана, эмигрировавшая в 1967 году, за границей жила, главным образом, на деньги, заработанные писательством: интерес издателей к воспоминаниям дочери Сталина, понятно, был огромный. В этом смысле Сталин свою дочь обеспечил. Но только в этом смысле. Дипломат Семенов в своем дневнике записал со слов Михаила Шолохова, что Сталин как-то в узком кругу заметил, что не хочет строить дачу для дочери, потому что «дачу конфискуют на второй день после его смерти». Когда обиженные соратники «замахали руками», Сталин якобы сказал: «Вы первые и выступите против меня»

В общем, так или иначе, но ничего нового и сенсационного о личной скромности генералиссимуса дневники Власика не сообщили.

Источник

94


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: