Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Водный поход в северную Карелию

Часть 1

В конце июля этого года отправились мы в водный поход в северную Карелию, на речку Кереть. Вот как это было.

Поначалу представлялось мне это описалово в виде дневника. Даже планировала делать какие-то заметки, сидя на берегу карельской речки с карандашом и блокнотом.

Кстати о блокноте.

Не найдя ничего подходящего у себя дома, заглянула на Ленинградском вокзале в киоск. Там был единственный в своем роде блокнот, от которого я чуть было не отказалась: на его обложке, крупно и масляно, на инфернально черном фоне, золотились силуэты героев незабвенного народного киноэпоса «Бригада»…

Но ничего в этот блокнот я так и не записала.

Для меня все дни, проведенные в Карелии, были похожи друг на друга (распорядок похода — это святое!), поэтому нет смысла разделять происходящее датами календаря.

А попробую-ка я разнотравье своих впечатлений собрать в охапки и букетики, сплести в венки и представить эту пестроту на суд читателя.

Охапка первая. Дороги-дороги…

Дорога туда — это тридцать часов в поезде Москва-Мурманск. В плацкартном вагоне.

На боковых коечках вагона обозначились:

— я, девица-синица двадцати пяти лет от роду. Мамашка и домосиделка. Суровой туристической жизнью не жившая. Virgine.

— мой двадцатисемилетний муж Леха, болеет водным туризмом в острой форме. Полноправный обладатель белой стройной байдарки под названием White Horse 2.

— наш друг Макс. Аксакал. Тридцать с хвостиком. Его резиновая лодка («судно рафтового типа») зовется White Horse. А всему виной любимый сорт виски владельца. Наша с Лехой лошадка — младшенькая в клане. Именно Макс год назад открыл Лехе все прелести водоплавания, именно он занес в наш дом эту бациллу, именно ему я время от времени предъявляю претензии о том, что Леха пропадом пропадает в походах и говорит только о своей «белой воде».

Краткая справка на полях:

Белая вода — это бурлящая, пенящаяся вода на бурных реках, это гребешки и барашки «бочек» и «валов», для водника-слаломиста это то же, что туманные вершины, на которых еще не бывал, для альпиниста и тихие заводи с подергивающимся поплавком для рыбака.

Поездка началась.

Ничего нового, разве что впервые в жизни не брали постель, потому что есть же спальники.

Много-много пива.

Чувство свободы постепенно разливается по всему телу, и хочется праздника.

В хвосте вагона обнаруживается еще энное количество водоплавающих туристов. Так что с некоторого момента пили вместе.

Ночь началась уже в Карелии, темнело не до конца.

Колеса стучали, пиво лилось, разговор струился.

Вчера и завтра слились в одну цепочку.

Следующий день — сонный.

Нам удалось открыть окно, поэтому очень хорошо дремалось на верхней полке.

После Петрозаводска народу в вагоне становится все меньше и меньше. Вполне может быть, что в Мурманск он приедет и вовсе пустым.

К пункту назначения — станции Лоухи — прибыли в половине второго нетемной северной ночи.

У вагона дежурили сметливые лоухские дяденьки с машинами.

За каких-то пятьсот рублей они согласились провезти нас и имущество те десять километров, что оставались нам до окончательного приводнения. Таковы местные расценки-с. И деться некуда. Предложение ниже спроса.

Итак, конец дороги туда.

Придорожный лесок. Редкие машины, снующие по трассе М18 (Москва — Мурманск). Полянка. Река Кереть. Поехали!!!!

Дорога обратно ознаменовалась лишь тем, что силами и смекалкой Макса была снята рама и открыто-таки окно невыносимо душного плацкарта. Проводник, твердивший нам о том, что окно заколочено необратимо, недооценил запасливости и оч.умелости (с) рук московских туристов.

Замечательней было преддорожье, а точнее, девятичасовое ожидание поезда на станции Чупа (конечный пункт сплава). Все бы хорошо, да поезд был в половине шестого утра. ОЧЕНЬ хотелось спать. Лежа — негде, да и пенки уже упакованы. Я готова была пасть оземь прямо в спальнике, но Леха силой поднял меня, сказав, что почки у меня одни. Я поверила.

Сидя — жрут комары.

Под конец я забралась на сиденья в так называемом зале ожидания — комнатке десять на пять. Сиденья эти были скреплены по пять и разделены металлическими подлокотниками, но я изловчилась просочиться под них, и так и спала, распластавшись.

Но все когда-нибудь кончается, и поезд, наконец прибыл. Без малейшего опоздания.

И начался сон.

Ваша Анастасия Андреевна Полканова

594


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: