18+

Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Я+Я

Держись, малыш(ка), держись!

ДЕРЖИСЬ, МАЛЫШ(КА), ДЕРЖИСЬ!
Я ХОРОШО ТЕБЯ ПОМНЮ. (СТУДЕНТ)

гомосексуализм, гей

Я тебя отлично помню.

Я тогда работал в лаборатории профессора А.Белкина, который написал предисловие для этой книги. Крупнейший, с мировым именем ученый. Он многим людям помог преодолеть свои комплексы, наладить их интимную жизнь.

Ты хотел поговорить с профессором. А он был занят. Ты долго ждал. А потом не выдержал и выдал:

- Зачем я пришел сюда?! Меня никто не понимает, я никому не нужен! - Ты не кричал, ты орал на всю клинику.

Это была истерика. Тебя успокоили. С тобой поговорили. Тебе было тогда семнадцать лет. Ты получил приписное свидетельство. Ты после окончания школы поступил на первый курс престижного вуза. Но тогда же, перед первой сессией, ты сбежал из дома. Ты не хотел жить. Тебе было очень плохо. Я отлично тебя помню.

Тонкий, чуть остроносенький, гибкий, с выразительными глазами, угловатыми плечами, длинными и холеными пальцами пианиста.

Я ОТЛИЧНО ПОМНЮ И ТЕБЯ. (ШКОЛЬНИЦА)

Ты пришла в клинику не сама. Тебя привели родители. Ты влюбилась в женщину. И родители подняли скандал. Ты чуть не убила их. Да-да, так и было: пошла на них с ножом. И все кричала, что убьешь их. Соседи вызвали милицию. Ты была безумна. Ты и в безумстве своем была невероятно красива.

Я отлично тебя помню.

Я ПОМНЮ И ТЕБЯ. (СТРОИТЕЛЬ)

Тебе было девятнадцать лет. Ты одиноко бродил по городу. Ты заходил в туалеты, так ты сам мне потом рассказал, читал надписи на стенках (тебя это возбуждало) и очень хотел встретить хоть одного пишущего.

Ты попал на плешку. В первый же день тебя пригласил к себе домой славный дядька. Добрый и мягкий - твои слова. Ты поехал к нему домой. А дядька был не один. С ним жил парень. Противный-противный. Они тебя споили. Они тебя...

И с тех пор ты стал обходить плешку стороной. А потом не выдержал. Снова пришел.

Раз...

Другой...

Третий...

Ты стал известным человеком на плешке.

У тебя появилась кличка "Лолитка".

Сначала ты выбирал красивых. Или они тебя выбирали. Тут трудно понять.

Потом ты стал уходить и с не очень симпатичными.

Сначала тебе нравились ребята чуть моложе, затем ровесники, а через год ты не обращал внимания на возраст: молодой, средних лет или старый - тебе было все равно. Была бы выпивка, кровать и солидный прибор. Тебе нравились большие размеры. Ты балдел от них.

А еще ты искал папика. Папиками зовут старых геев. Тех, кто готов опекать молоденьких, становиться им как бы отцами. Своеобразными отцами. Так ты познакомился с "Бабушкой плешки" - такая кличка была у лысого мужика. Ты прожил у него две недели.

А потом снова плешка. Снова поиски папика. Но ты не нашел своего папика. Ты каждую неделю менял партнеров.

Потом тебя хорошо узнали в клинике доцента М.Топоровского. Это больница имени Короленко. Три раза люэс (сифилис). Это многовато. О "гриппере" (так между собой все называли триппер) ты забывал на третий день.

Скольких ты заразил? Первый раз ты сделал это сознательно.

Второй раз ты долго сам не знал, что у тебя, и заражал, не желая этого. Тебя сильно побили.

Потом инфекционная больница. Да, СПИД!

Я хорошо тебя помню. Я помню твои ночные звонки. Помню письма. Помню...

Я ХОРОШО ПОМНЮ И ТЕБЯ. (ПЕРЕВОДЧИК)

гомосексуализм, гей

Молод. Энергичен. Ездил по заграницам. Один партнер, второй, третий. Ты в первого был сильно влюблен. Так сильно, как влюбляются в плохих фильмах. Ты страдал, когда узнавал, что у него появлялся другой.

Потом ты сам завел себе другого.

И вы остались друзьями.

Твой первый партнер поддерживал тебя и даже помогал находить новых знакомых.

А ты был разборчив.

Пловец. Прекрасная фигура.

Умен. Образован.

Два языка. Великолепно писал.

Отлично продвигался по службе.

И черт тебя дернул полететь в Японию. Там ты купался и как-то по-дурацки утонул. Ты же пловец, мастер спорта.

Хоронили тебя. Пришли родители. Братья были. Старший и младший.

Много твоих друзей собралось. Плакали.

Твой друг взял расходы по похоронам на себя. Он богат и известен. Мог себе это позволить. И все время произносил твое имя шепотом. И плакал. И шептал имя.

Как тебя звали? Андрей, Сергей, Михаил, Вадим, Борис, Евгений?..

У тебя было другое имя. У тебя всегда было только имя. Клички не было.

Я ПОМНЮ НАШИ РАЗГОВОРЫ. Я ПОМНЮ РАЗНЫЕ ИСТОРИИ.

Кричит, кричит мальчишка...

Истошно кричит. Умоляет не трогать.

Не кричит, а вопит...

Обещает, заклинает: прошу, не надо! Не нааадддооо....

Не на... до... Ааааааааа...

А мальчишке и шестнадцати не исполнилось.

И знал, чувствовал, что будет неладное. Предполагал... Но поверил. Поверил приятелю, зазвавшему его в компанию.

А те...

Те напоили... Танцевали... Смеялись... Уложили спать...

И начали...

Было больно. Первый раз всегда больно.

Он заснул. Что было потом...

Об этом роман можно написать. Да и созданы романы и изданы. Их много.

* * *

гомосексуализм, гей

Шел подросток. А за ним дядька. Подросток в магазин - и дядька в магазин...

Переглянулись. Улыбнулись. Разговорились. Пошли в кафе. Выпили. Дядька все ручку жал. По голове гладил. За талию обнимал.

Деньги дал. И договорились они встретиться еще.

И встретились.

И что?..

Ничего.

Стали знакомыми, потом друзьями, затем любовниками, а потом перешли в разряд врагов. И убил подросток дядьку. Убил в гневе. Получил срок. Отсидел.

* * *

Как это начинается?

Как это происходит?

Мальчишка шатался по вокзалу. К нему подошел парень.

- Что, ночевать негде?

- Угу.

- Пойдем со мной. Переночуешь.

Пошли. Оказались в доме известного журналиста. Там накормили и напоили. В ванной помыли. И открыли кружок "умелые руки".

У того журналиста было несколько сотрудников. Их задача, за это и деньги получали, - ходить по вокзалам, выискивать мальчишек и приводить домой к журналисту.

А тому... Он не мог без этого. Чтобы не поговорить, не развратить...

КАК ЭТО НАЧИНАЕТСЯ? (АРТИСТ)

Я помню тебя. Я отлично тебя помню.

Тебя, написавшего мне как-то письмо. Я ответил тебе. И пригласил встретиться (тогда я только начал собирать материал для "Я+Я") и поговорить.

Твоя такая простая, я бы сказал, обыденная и одновременно сложная жизнь.

Ты жил в маленьком городе на севере нашей страны.

Ты был смешной. Ты мог бы стать клоуном.

Кто-то дал тебе совет поступать в цирковое училище.

И ты приехал в Москву.

Тебе повезло: ты очень понравился одному из преподавателей. И хотя многие были против, он тебя отстоял, и ты стал студентом.

Москва тебя захватила. Всеми правдами и неправдами ты прорывался на театральные премьеры, стал завсегдатаем в театре эстрады. Ты познакомился с один из артистов эстрады, и он опекал тебя. Опекал? Будем честны, он пользовался тобой. Уже старый, да и артист средненький, но многих знал. Он обещал тебе золотые горы, если ты будешь поддерживать с ним близкие, очень близкие отношения. И ты согласился. Он бы неприятен тебе, но ты терпел. Ты и сам тогда не знал точно, а нужна ли тебе эта странная мужская дружба.

Когда не было денег, он давал тебе их. Когда тебе надоедало ночевать в общежитии училища, ты звонил и приезжал к нему.

Несколько раз он дал тебе понять, что хорошо бы кого-нибудь привести с собой. Мол, когда трое, то все лучше получается. Твоему опекуну хотелось посмотреть, как занимаются любовью молоденькие. Так ты и жил. То радовался жизни, то все ненавидел. У тебя были сильные перепады настроения.

Клоуном ты не стал. Хотя сам Юрий Владимирович Никулин, увидев тебя на манеже, сказал: "А что, очень способный парень, может стать клоуном".

Тебе нравилось изображать актрис. Женское платье, парик, несколько характерных жестов и пародия под фонограммы.

Тебя стали приглашать на концерты. Хорошо встречали. Потом ты научился петь "их голосом", получалось забавно.

Да, женщины у тебя выходили лучше всего. После концерта кто-нибудь всегда ждал тебя у гримерной. Как правило это были люди нетрадиционного секса, да, голубые. Они говорили тебе комплименты, приглашали в рестораны, а потом - к себе домой. И ты соглашался. Тебе нравились хвалебные слова. Тебе нравились дорогие рестораны. Ты был юн, обаятелен, тонок и действительно талантлив. Тебе льстило внимание. Ты даже начал своеобразную игру. Во время концерта выбирал жертву. Слишком пристально смотрел на человека в зале, подмигивал, кокетничал, зазывал. Сначала получалось слабо, а потом ты научился точно выбирать. И осечек становилось все меньше и меньше. Тот, кого ты выбрал из зрителей, обязательно приходил к тебе за кулисы.

Некоторое время ты преуспевал в пародийном жанре.

Но ты пристрастился к выпивке. Несколько раз выступал в приличном подпитии. Медленно, но верно тебя перестали приглашать в приличные места. Сначала на престижные концерты, потом на самые обычные. Ты кинулся к своим покровителям, - такие еще оставались. Но они, ссылаясь на занятость, не захотели с тобой встречаться. Ты пошел на плешку, ты вступал в близкое знакомство со многими, не очень-то задумываясь о выборе. Два раза лежал в клинике. Лечил сифилис. Выходил из больницы и давал себе слово: быть острожным, прекратить случайные связи, завязать с выпивкой, съездить к матери в далекий северный городок.

Но ты срывался. Друзей не осталось. Тех, кто бы тебя поддержал, помог, образумил.

Ты остался без работы. По старой памяти иногда ходил в театры. Появлялся на плешке и слышал шепоток - вон идет, видишь, знаешь это кто... Тот самый, который, ну... был пародистом... он совсем опустился.

Это слово - опустился - тебе было слышать больнее всего. Тебя не опустили, ты сам опустился:

Я хорошо тебя помню. Ты же в нашу последнюю встречу говорил с блеском в глазах:

- Нет, Вы скажите, у меня есть еще шанс все вернуть обратно, у меня есть шанс подняться?

Что я мог тебе ответить. Конечно, есть. Тебе было немного за тридцать. Если бросить пить, если прекратить случайный встречи (связи случайные - результаты печальные), если снова начать заниматься, репетировать, читать, поправить здоровье, то все еще возможно.

Но ведь ты и сам все это знал.

Я ПОМНЮ ТЕБЯ. (ПИСАТЕЛЬ)

Я иногда встречаю тебя на улице, в редакциях, на телевидении.

Ты невероятно талантлив. Ты умеешь писать так, как никто. И эту книгу "Я+Я" ты мог бы написать в сто раз лучше меня. Ты ведь все знаешь о голубой жизни не по наслышке, а изнутри, а пишешь ты так, что, начав читать, невозможно оторваться.

Ты снимал угол, потом комнату. Два года назад тебе дали квартиру. Временную. Скоро выгонят. Твой сокурсник выпустил несколько книг. Получил трехкомнатную квартиру в престижном районе, стал отцом двоих детей.

А ты...

Ты мотаешься, как неприкаянный, по столице. Ты, который мог бы выпустить десяток книг. Ими бы зачитывались все.

Ты чем-то напоминаешь мне рано ушедшего из жизни писателя Евгения Харитонова, чей двухтомник был выпущен несколько лет спустя после его смерти.

Ты одинок. Некоторые девочки на тебя поглядывали, но ты отвергал их. А друзей у тебя нет. Ты помогал многим. Ты писал за них, ты бывал у них дома. Но как только необходимость в тебе пропадала, они теряли к тебе интерес.

Ты вечно опаздывал. И этим очень повредил себе. Ты обещал принести рукопись на той недельке, но та неделька затягивалась на два-три месяца, и необходимость в твоей статье отпадала. С тобой перестали иметь дело во многих редакциях. Хотя поначалу, тебя принимали с распростертыми объятиями - давали ставку, выписывали удостоверения, охотно публиковали, поддерживали. Но потом, столкнувшись с твоей необязательностью, неаккуратностью, а нередко и капризностью (ты вечно бывал недовольным, ты вечно брюзжал, ты вечно находил тысячу причин, из-за которых не смог вовремя сделать ту или иную работу), тебе вежливо намекали, что в твоих услугах не нуждаются.

Ты огорчался, дулся, обижался, сердился на других (на других, а не на себя) и замыкался. Неделю мог не выходить из дому. И продолжал мечтать. Мечтать о друге, мечтать о романах, повестях, рассказах, которые надо написать, мечтать о другой жизни, ради которой ты и приехал в столицу из небольшого уральского городка.

Я бываю на дискотеках. Особых дискотеках. Там много таких, как ты. Они твои ровесники, он старше тебя, они моложе тебя. Их объединяет многое: тоска, грусть, одиночество, мечтания о лучшем, желание разрядиться в сексе, отойти от проблем.

В танце хочется забыться.

За стойкой бара хочется забыться.

Заглушить боль и тоску.

А внешне все хорошо.

Весело. Танцуем, пьем, смеемся. Просто отлично.

Я ПОМНЮ ТЕБЯ. (ПРОГРАММИСТ)

Я знаю одного журналиста. Он известен. Он всем просто кричит, что счастлив от того, что иной, другой, что он гей.

Ему легче, чем тебе. Он давно перестал страдать из-за своей гомосексуальности. Он убедил себя, что это хорошо.

Я не могу сказать, что он счастлив. Но если он таким себя считает, если ему от этого легче, я рад за него. Но ты другой, хотя нередко пытаешься себя убедить, что и тебе хорошо. И каждый раз, когда бывает особенно плохо, ты вспоминаешь этого журналиста, говоря сам себе: вот, ведь есть известный журналист, он уважаем, он объявил всенародно о своей голубизне и ничего - его приглашают на телевидение, печатают в газетах, он ведет свою радиопередачу.

Я знаю, тебе, выпускнику одного из лучших университетов страны, многообещающему программисту (компьютеры тебя увлекли с детства), трудно.

Трудно с родными.

Трудно с друзьями.

Трудно на работе.

Трудно от одиночества.

Трудно, ибо ты никак не можешь найти взаимную любовь. Для разрядки есть партнеры. Даже собираешь специально двух-трех - это тебя больше возбуждает. Но как только ты остаешься один, как только ты заглядываешь себе в душу, тебе становится тошно.

Ты спишь с одним, а привлекает тебя другой. Ты успокаиваешь себя тем, что, видимо, родился с комплексом промискуитета, это когда все время хочется новенького.

А на самом деле ты просто не научился любить.

Ты смотришь на себя в зеркало и замечаешь жирок на животе, слишком большую округлость лица, ты прилично прибавил в весе, твои волосы поредели...

Тебе всего-то 25 лет. Четверть века. Но недавно ты услышал: "С этим б/у - бывшим в употреблении - я не пойду". Так сказал паренек, который тебя очень привлек. Он, как ты, программист по образованию, увлечен компьютерами, занимается музыкой, знает театр, обожает хорошее кино. Но ты для него б/у.

А ведь всего четыре года назад ты сам говорил так об одном человеке. Ты и прозвище ему дал - "Добррррый вечер". Ты хорошо имитировал его картавость.

Оглянись. Остановись. Вспомни себя юношей.

У тебя есть друг. Вы клялись в любви. Вы вместе убегали в парк и там при свете фонарей... Тебе нравилось на природе.

Твой друг прощал тебе все. Даже когда ты приводил новых знакомых и оставлял их у себя. А потом..

А потом...

Ты написал письмо в журнал для голубых и его напечатили. Ты писал:

"А такой вопрос! Ты его любишь. Он говорит, что любит тебя. Но у него появился новый приятель. Он говорит, что просто приятель. Они просто хорошие друзья. Но сегодня, увы, суббота. Первая суббота, когда он

не позвонил тебе. Еще вчера он сказал, что будет занят по работе, что нужно поехать в одно место. А ты думаешь: а если он с новым приятелем? Ты один. Тебе грустно. Ты ждешь телефонного звонка. Вдруг позвонит? Но потом понимаешь: ты его ревнуешь. Ты рисуешь разные сцены. Тебе обидно. Ты говоришь себе: значит, не веришь. А если не веришь, то как же любить? Но он же свободный. Ты свободный. Ты имеешь право ревновать? Нет. Но ты ревнуешь. И тебе очень плохо. Как быть?

Уехать к другим? Вспомнить старых друзей? Пойти на плешку? Поехать вечером в "Шанс"? Читать? Грустить? Взять и прилично выпить? Искать его? Найти и убедиться, что... Что? Два года такой жизни - и можно в психушку. Я не хочу туда, не хочу".

Ты написал об этом в журнале, где нередко публикуют сексуальные всхлипы.

И получил отклики от читателей.

"Если любишь, сделаешь все! Пусть даже порой это не то, что нужно! Пусть! Если он любит, то должен простить, если ты любишь, то должен простить. Да, конечно, трудно простить измену, но нужно простить и доказать, что ТЫ лучше. А если нет, то надо забыть. Но забыть, кого любишь, невозможно."

А кто-то прислал тебе стихи. Плохие стихи. Но искренние.

"Я приглашу в дом старых друзей

И притворюсь, будто все хорошо,

Стану шутить я всем бедам назло,

Я прогоню нелепую боль,

В жизни моей ты сыграл свою роль,

Кто-то другой скажет: люблю,

Может быть, даже поверю ему".

И еще был совет.

"Не грусти, а лучше послушай песню со старых пластинок про орленка, который стал в конце концов орлом!

Если нет старой пластинки, давай приеду спою. Раньше я пел в оперетте, так, что заслушаешься. Tutti".

Этому Тутти за пятьдесят. И он действительно пел в оперетте. Правда, отсидел три года за совращение малолетних в Крюкове, под Зеленоградом. Есть там лагерь, куда можно попасть лишь по блату.

Тутти все время ищет обездоленных. Чтобы положить им руку на плечо, прижать и испытать хоть что-то, отдаленно напоминающее ему ощущения, которые бывали в его юности. Когда он был известным артистом, проблем с выбором не возникало.

Впрочем, это отдельная тема - измена и как с ней быть.

Может быть, действительно жить по принципу - сегодня один, завтра второй, а послезавтра и третьего найду?

ГОРОД.

гомосексуализм, гей

Большой город. Тут легко затеряться. Тут можно всегда найти. В бане, в баре, на дискотеке, на вокзале, на плешке, в туалете...

Тут легко познакомиться на улице.

Можно дать объяву в газете. Хоть кто-нибудь, но откликнется. А там, как говорится, посмотрим.

Сложнее тебе в маленьком городе, где один раз с кем-то что-то попробуешь, а назавтра все твои знакомые узнают, а послезавтра весь городок.

Тебе трудно. Это мешает тебе жить. Мешает в профессии, мешает в отношениях с близкими.

Если скрывать - устаешь от двойной жизни.

Если не скрывать, то неизбежны слезы родных, их попытки на тебя воздействовать, и ты уходишь из дому.

А потом... А потом, даже если они тебя попытаются понять, они не смогут до конца принять тебя таким, какой ты есть.

Разве не так?

И ты ходишь и видишь... Но вот же известный журналист объявил, что он "такой", - и ничего. Его публикуют в молодежной газете, показывают по ящику, он завсегдатай в ночных и модных клубах. Вот популярный певец, все знают о нем, а ему хоть бы хны, поет и поет, собирает большие залы и деньги, как ты слышал, у него много любовников, хоть отбавляй. Естественно:

Все неправда.

Почему?

Ты не представляешь, сколько трудностей пришлось им всем пережить и не сломаться. Они достигли известности. Но цена слишком большая.

Да, есть деньги. Но большинство из них все равно одиноки. Невероятно одиноки.

А сколько начинало вместе с ним - и где они теперь...

Процент выживаемости (не физической!) просто ничтожен.

Ты встречал старичков с похотливым взглядом. Они буквально облизывались, когда видели тебя. Им хочется тебя потрогать, погладить, обнять. А тебе противно.

Старики. Плешивые и беззубые.

Они тоже были молодыми.

Ты тоже станешь старым. Станешь. Я хотел бы, чтобы ты дожил до старости. Как ни трудна жизнь, но она интересная. И лучше дожить до старости, чем:

утонуть;

уйти добровольно из жизни;

заболеть и умереть;

погибнуть в пьяной драке;

стать жертвой нелепого случая, когда стреляют в одного, а попадают в другого;

умереть от ножа, ревнивого друга;

погибнуть от ран, нанесенных психически больным гомофобом (а такие есть);

оказаться выброшенным из окна человеком, которого ты привел в дом и слишком сильно напоил, но ты ошибся в выборе гостя...

Ты говоришь, чтобы я тебя не пугал, что ты и сам все знаешь, читаешь газеты, слушаешь радио, смотришь телевизор.

Не буду пугать. Да и не пугал.

А такое тебе не грозит...

Пустота в душе. Тебя бросил друг. Тебя все время бросают. И всех ты считаешь эгоистами, а на самом деле эгоист - ты.

Ты решил совместить полезное с приятным. Ты занялся голубым бизнесом. Сауна для голубых, фильмы для голубых, дискотеки для голубых.

Да, все это надо.

Раньше шли в продавцы мужского платья. Есть вероятность познакомиться в примерочной.

Но хорошо ли наживаться на таких, как ты?

Это бизнес. Он жесток. Долой сентиментальность. Так говоришь ты. И, наверное, прав.

Но если долой сентиментальность, тогда не грусти.

Долой сентиментальность - и не злись, что тебя отвергли.

Если долой, так не сердись на себя и других.

Как быть?

Пустота, одиночество, предательство... Все это есть. Но нет семьи. Нет детей. Нет карьеры.

Ты бродишь по городу. Публичное одиночество. Ты заходишь в бары и на дискотеки, ты рассматриваешь лица в метро.

Ты даже игру изобрел: сколько встретишь тех, которые отвечают твоему вкусу? У тебя и шкала оценки есть: высшая - когда и лицо, и тело, и одежда, и манеры; средняя - когда только лицо и ноги; ниже средней - только лицо или только руки.

Счастливые дни, когда ты влюбляешься на две-три секунды - столько уходит на взгляд и оценку - по пять раз в день, несчастливые - когда не встречаешь ни разу того, кто мог бы получить от тебя высшую оценку.

Ты приходишь домой, закрываешь глаза и представляешь того, кто больше всего тебе понравился, и... открываешь кружок "умелые руки" - разрядиться же хочется.

Я ПИСАЛ ЭТУ КНИГУ ДЛЯ ТЕБЯ.

гомосексуализм, гей

Чтобы стало легче тебе и твоим родным.

Я хочу, чтобы ты нашел свое дело, цель, смысл жизни. И чтобы интимное не было на первом плане. Иначе оно помешает тебе. А либидо давит и руководит тобою больше, чем это происходит у людей с ориентацией большинства.

Я хочу, чтобы ты представлял все трудности. Знал, что тебя ожидает. Когда знаешь, то можно многое предусмотреть, а сложные процессы сделать менее болезненными.

Ты ни в чем не виноват! Был ни в чем не виноват. До четырнадцати-пятнадцати лет.

Не виноват, что ты такой. Таким тебя родили. Виноваты твои родители. Впрочем, нет, разве они этого хотели, разве они, зачиная тебя, могли предугадать, что ты таким родишься?

Но они виноваты в том, что ты не мог им сказать, что с тобою происходило в семь-десять лет, в одиннадцать-четырнадцать. Когда тебя влекло к таким же, как ты. Когда всем нравились девочки, а тебе нет.

Если бы ты мог рассказать об этом отцу и матери, а отец с матерью знали бы, как тебе все объяснить и помочь, возможно, твоя жизнь пошла бы иначе.

Но ты родился с тайной, которую долго хранил в себе. Пытался подавить, пытался понять, но не смог.

Когда известный актер влюбляется в молоденькую актрису, то тут все проще. Нередко и молоденькая актриса влюбляется в известного пожилого актера.

А... Ты понял, о чем я хочу тебя спросить? Когда тебе уже за двадцать, за тридцать, за сорок, за пятьдесят?..

Тут и у гигантов из мира искусства возникали душевные драмы. Жан Кокто, Жан Маре, Андре Жид... Я упоминаю имена только тех, кто сам при жизни рассказал о себе, поведал о своих проблемах.

Я не буду называть имени великого танцора. Но сколько трудностей он испытал, когда погибал в одиночестве. Погибал отвергнутым.

Почитай записки Оскара Уайльда. Они опубликованы. Ты многое поймешь. Многое...

Да, прежде всего я хочу написать книгу для тебя.

Но и для других. Для твоих родителей, друзей, знакомых, сослуживцев. Чтобы они лучше тебя поняли.

Получилась ли книга?

Не знаю.

Но знаю, что самая плохая написанная книга лучше самой хорошей, но не созданной.

ТЕБЕ СНЯТСЯ НЕЖНЫЕ СНЫ. (УЧИТЕЛЬ)

Во сне все выходит хорошо.

Любишь ты, любят тебя. Нет измен, есть понимание.

Во сне ты отдыхаешь и фантазируешь.

Мир жесток. Ты должен это понять. Мир несправедлив. Ты должен это усвоить.

Мир широк и узок одновременно. И жизнь невероятно коротка.

Ты начинал романтиком.

Ты помнишь свою первую любовь. Ты ловил его жест, взгляд. Он не знал ничего о тебе. Может быть, не знает до сих пор. Ты был влюблен. Он казался тебе самым лучшим человеком. Ты стремился быть там, где бывал он. Если тебе удавалось прикоснуться к нему как бы случайно, электрический ток пробегал по всему телу.

Он женился. Он ушел от тебя. Ты переживал. А потом привык к тому, что его нет. И у тебя появился другой... Или ты появился у кого-то...

ДА, Я ПОМНЮ ТЕБЯ ХОРОШО. (РАБОЧИЙ, ДОЦЕНТ, ШОФЕР, ЛЕТЧИК...)

Я встречался с тобой в клинике профессора А.Белкина, в отделении профессора В.Остроглазова, что в институте Склифосовского.

Я встречался с тобой на улице, я видел тебя на своих лекциях, ты звонил мне на радиостанцию, когда я вел в прямом эфире передачу, мы смотрели друг на друга на одной из первых конференций по гомосексуализму, разрешенной в нашей стране после 1985 года. Иногда мы говорили с тобой у меня дома. И наш разговор длился несколько часов. Я пытался не просто тебя понять, я пытался тебе помочь. Советом и делом. Я говорил с твоими родителями, чтобы они воспринимали тебя таким, какой ты есть, я помогал тебе найти работу, я помогал тебе, когда возникала необходимость с врачами. Ты признательно смотрел на меня и иногда произносил, ах, если бы все так говорили, если бы все нас понимали. Нас: Это тебя и таких как ты.

Мы встречались с тобой в Интернете. На голубой говорилке - ЧАТ для голубых. Там круглые сутки жизнь. Там можно забыться, похабалить, поприкалываться, разрядиться. Там можно познакомиться. Там можно выплеснуть душу. Но почему-то после всего этого становится не легче, а сложнее. Ты кричишь об одиночестве, ты просишь помочь, ты раскрываешь душу. А тебе пишут такие же, как ты, - мол, не волнуйся, это все преходяще, через это все проходили. И дают совет: чем меньше будешь думать, тем лучше. Не задумывайся, а живи, пользуйся молодостью, лови момент. Потом будет поздно.

Я помню, как ты аплодировал великому человеку Игорю Семеновичу Кону, выпустившему несколько книг. В том числе и первую серьезную книгу в нашей стране на русском языке о проблемах однополой любви. (Многого в этой книге я не могу принять, но она первая - И.С. Кон проложил многим путь.)

Я встречал тебя в университете, на своих вечерах, на дискотеках.

Я хорошо тебя помню.

НО ЗНАЮ ЛИ Я ТЕБЯ? (ПРЕПОДАВАТЕЛЬ, ТАНЦОР, БИОЛОГ...)

Ты помогал мне в работе. Мы говорили с тобой. Ты писал мне письма, задавал вопросы на лекциях, просил совета. Ты помогал мне в Интернете, приносил мне материалы из прессы, переводил книги с английского, немецкого, итальянского и других языков.

Ты соавтор этой книги. Полноправный соавтор. Ты просил не называть твоего имени. Я не стал бы этого делать, даже если бы ты, как некоторые твои знакомые и друзья, объявил бы всем, что ты другой, я не стал бы этого делать, даже если бы ты попросил твое имя поставить. В письме, в вопросе, в комментарии. Это же интимное дело.

Да, работа врача и психолога - дело интимное, как и хорошего адвоката.

Я сохраню тайну.

Я хочу тебе помочь.

Я хочу, чтобы ты знал.

Знал, отчего это происходит. Какие сложности возникают. Как преодолеть трудности. Как наладить свою жизнь. Как прожить интересно независимо от своей сексуальности.

Как не пустить себя по кругу. Как сделать так, чтобы жизнь не прошла мимо.

Да, в книге будут неприятные истории, да, в книге будет немного и физиологии, да в книге будут рассуждения, а не рецепты.

ПОМОЧЬ СЕБЕ СМОЖЕШЬ ТОЛЬКО ТЫ САМ. (ЮНЫЙ, МОЛОДОЙ, ПОЖИЛОЙ, СТАРИК...)

Ночь. Ты один. Ты ждешь от него звонка. А он не звонит.

Утро. Ты звонишь сам. А он не берет трубку. Днем ты приезжаешь к нему. А его мать выгоняет тебя.

Ты идешь по улице и встречаешь его. Он смеется. Он радуется. Он не один. С ним другой. Он не видит тебя. А тебе хочется плакать.

Ты выясняешь отношения - этого делать не следует - и расстраиваешься еще больше.

Ты приходишь на работу. Тебя должны повысить в должности. А тебя вызывает начальник и намекает тебе, что лучше бы подать заявление об увольнении.

Почему?

Начальник разлюбил тебя. У него новый фаворит.

Ты бредешь по улице. Ты не знаешь, как быть. К сожалению, личная жизнь отняла у тебя столько сил и нервов, что ты забыл о карьере. О тебе не говорят, как о специалисте высочайшего класса, и тебя не берут на работу. А своего дела у тебя нет.

Нет увлеченности.

Нет любви.

Нет понимания.

Нет денег.

Нет перспектив.

Нет уверенности.

Сплошные "нет"!

И ты не знаешь, не понимаешь, не соглашаешься сам с собой и начинаешь ненавидеть самого себя.

Скажи "нет" разным "нет".

Да!

Ты человек!!!

Ты можешь сделать все, что ты хочешь, если это не посягательство на чью-то свободу, если это не оскорбляет чувства других и не мешает другим.

Да! Сто тысяч "да".

Но для этого нужно знать себя, для этого нужно найти себя в этой жизни, такой короткой.

Об этом и книга, которую ты держишь в руках.

"Я+Я".

Ты ищешь себе подобного, второе "Я".

Но сначала ты должен найти себя, понять себя, обрести свое "Я". Тогда все станет легче и лучше.

Я представляю себе большой город. Он пустынен. Широкая улица. Дома есть. Но нет людей, нет машин. Пусто.

Ты бредешь по этой улице. И не можешь никого найти.

Пусто. Глухо. И чуть страшно. Улица ведет на огромный пляж.

Ты оказываешься у моря. Бесконечное море. Солнце. Но нет ни одного человека, к кому ты мог бы подойти. Пустынно.

Ты идешь обратно. Так ты ходишь долго.

Утро, день, ночь, и вот уже начинается новый день.

Ты продолжаешь идти. Появились люди, машины.

Все спешат. А ты все бредешь и бредешь. И город полон звуков, много народу, а ты как будто в пустом городе. Ты одинок. Тебе страшно.

Держись, малыш! Малыш, держись! - кричу я тебе.

Ты не спал ночь, утро, день и снова ночь. Ты устал от самого себя. Не уставай.

Держись, малыш.

Почему я так к тебе обращаюсь?

Потому что я старый человек.

Я могу себе позволить назвать тебя малышом, хотя ты и взрослый человек.

Я хочу тебе помочь.

Дай мне твою руку. Пойдем вместе по огромному городу.

Пойдем и поговорим. Я готов тебя понять, я готов дать тебе некоторые советы, только постарайся, нет, не обязательно следовать им, это твое дело, а просто постарайся, малыш, выслушать меня. Может быть, тебе станет легче.

Я пытаюсь тебя понять, попытайся и ты меня понять, малыш!

Где ты живешь? В отдельной квартире, снимаешь комнату в коммуналке, в общежитии или ты вообще без жилья и кочуешь по квартирам своих знакомых?

Сколько тебе лет? Уже исполнилось пятнадцать или скоро будет тридцать, а может быть, и больше?

Ты красив или природа обделила тебя внешностью? Плохие зубы, редкие волосы, низенький рост, слишком полный, маленькие глазки, скошенные черты лица, впалая грудь, кривые ноги...

Это все ерунда. Чепуха. Главное - что у тебя в груди, какое сердце, главное - что у тебя в черепной коробке, какие мысли посещают тебя. Главное - что ты хочешь от этой жизни взять и что дать взамен. За все надо платить, малыш, за все. Постарайся это запомнить. За все удовольствия.

Мне с тобой было всегда интересно.

Я помню тебя и никогда не забуду. Я пишу эти строки с добрым отношением к тебе.

Да, я обращаюсь не только к юношам и мужчинам, но и к девушкам и женщинам.

Понимаю, мало примеров с лесбиянками. Почему?.

Причин несколько.

Во-первых, мужской гомосексуализм - это 3-4 процента, (бисексуалов до 20 процетов), женский - 1-2 процента (бисексуалок до 10 процентов).

Во-вторых, сотрудничания с профессором А.Белкиным, признаюсь, больше занимался проблемами мужского гомосексуализма. Но в книге в той или иной степени тема лесбийских отношений затрагивается, хотя и не в том объеме, в котором хотелось бы.

Но ведь, согласитесь, многое похоже: эмоции, ревность, знакомства и расставания, отношение общества к этой теме:

Я надеюсь, что приверженцы женских однополых отношений все правильно поймут и найдут немало интересного и полезного для себя.

Вспомним заголовок главы: "Держись, малыш(ка), держись!"

Малышка - женского рода. Лесбиянкам

бывает сложно жить, но легче, чем геям.

Малыш(ка)! Так написал и потому, что человек нередко остается ребенком всю жизнь. На всю жизнь.

Вечный поиск - это детство. Вечная надежда - это юность.

Я писал книгу "Я+Я" несколько лет. Что получилось, что не получилось судить тебе, читатель.

Свою позицию я определил в этой главе. Отложить книгу или продолжать читать - это решать тебе.

P.S. Буду рад получить отлики, замечания, предложения, надеюсь, что книга будет допечатываться, а может быть, и переиздаваться, и я смогу внести изменения: новые материалы, исправить ошибки, что-то сократить, что-то расширить, что-то уточнить.

P.P.S. Вот такая получилась у меня первая глава. Конечно, я буду ее редактировать - пока сдам в набор, затем гранки, верстка.

На нашем сервере есть моя анкета. Она в рубрике "Я+Я". Посмотрите, пожалуйста, ее. Вдруг и Вам захочется ответить на мои вопросы. Был бы признателен.

И еще добавлю: рекомендую почитать новеллу Стефана Цвейга Смятение чувств, которая тоже есть на нашем сервере.

Был у нас на сервере материал, где говорилось о Михаиле Плетневе. До меня дошли слухи, что газета "Версия" поместила поправку и принесла извинения артисту. (Его имя было названо как свидетеля по делу педофилов.) Если это так, то я рад за знаменитого пианиста. Как только найду этот материал, обязательно мы поместим его на сервере.

Казалось бы, нужно убрать первый материал, но я этого делать не буду. Мы публикуем досье по книге "Я+Я". А в досье этот материал попал. Другое дело, что и опровержение нужно поместить.

Итак, еще раз обращаюсь ко всем читателя рубрики "Я+Я", если у Вас есть материалы, советы, предложения, вопросы, словом, любые материалы связанные с это темой, буду рад их получить.



Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: