Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Заикание: лицом к лицу

Надежда

Светлана Борисовна Скобликова

На нашу электронную почту пришло письмо от Станислава: «Светлана Борисовна! У моей дочери с 3-х лет приобретенное заикание. Ей 14 лет. Я очень хочу Вылечить ее». Слово «вылечить» начиналось в письме с большой буквы. Этому папе я ответила: «Одного Вашего желания в данном случае недостаточно. Ваша дочь - не ребенок от 5-ти до 10-ти, а взрослая девушка, и, в первую очередь, необходимо ее стремление и желание преодолеть дефект. Во взрослом возрасте понятие «лечение заикания» имеет протяженный во времени смысл, и специалисты применяют термин «коррекция» для характеристики мероприятий по исправлению заикания.

Коррекция - комплекс логопедических, физических и психотерапевтических приемов, использование которых позволяет реабилитировать нормальное общение. Чем качественнее и глубже коррекция, тем дольше отсутствует заикание. В свою очередь, чем дольше отсутствует заикание, тем менее вероятен его рецидив, и тем более вероятно полное излечение.

Мы помогаем лечащемуся настроить речь и навыки общения, но применять их в жизни будет только сам человек. В данном случае Ваша дочь. Если ее воля к победе велика, то и результат будет абсолютным. Пилюли от заикания не существует. К сожалению». Позднее у нас завязалась переписка, и через месяц-два мы познакомились с Надеждой.

Она оказалась привлекательной, спортивной, подтянутой, с обаятельной улыбкой, искренним взглядом и огромной тягой к общению. Обследование показало, что Надя страдает заиканием средней степени выраженности, но никакой логофобии не испытывает. Напротив, несмотря на судороги, превосходно рассказала о том, что профессионально занимается теннисом, у нее много друзей, и что заикание ей мешает, но больше оно беспокоит папу. Надежда пообещала очень стараться вылечиться, и мы подумали, что активистка, спортсменка и «почти комсомолка» - это то, что нужно для преодоления болезни. Общительность девушка унаследовала от отца, последний просто генерировал диалог. Станислав являлся энтузиастом во всем, организованный им с нуля ресторанный бизнес находился в стадии стремительного взлета. Эмпатия и коммуникабельность этого человека поражали, он оставался самим собой в любых условиях, добрым не казался, а был именно таким. Воспитав троих детей, очень переживал именно за младшую дочь, видимо потому, что она так на него похожа. Станислав всегда стремился сделать для Нади что-нибудь невероятное. Искал и находил лучшую школу, лучшего тренера, лучшего доктора. При этом старшая дочь и особенно сын воспринимались им критически. Однако осуждаемое поведение старших детей не вызывало у него столько переживаний, сколько проблемы Нади. На первый взгляд, который впоследствии еще более укрепился, нам показалось, что отец «поставил все» на младшую дочь. Она бывала на международных турнирах, много ездила по стране, полученное в таком возрасте море впечатлений выплескивалось на берег, совершенно игнорируя «дамбу» заикания. Надежда не могла не нравиться и, естественно, после некоторого ожидания мы встретили ее как очередного воспитанника в своей семье.

Родители с дочерью добирались к нам издалека, уже стало совсем темно, когда их отливающий золотом автомобиль заехал в наши открытые в ожидании ворота. Пока обсуждали официальные моменты, девушка самостоятельно расположилась в выбранной ею комнате. Она привыкла к всеобщему вниманию и поэтому предпочла помещение поближе. К нашему удивлению, огромная теннисная сумка содержала очень мало вещей, но в ней лежало около сотни видеофильмов и кейс с аудиодисками. С одной стороны, мы никогда не разрешали ничего такого во время лечения, с другой стороны, изумление переросло в интерес к содержимому. Ничего не отвергая с порога, решили хоть как-то использовать данный аудио-видео феномен. Когда папа с мамой уехали домой, девочка тревожно переживала и ждала сообщения о приезде. Она, наверное, не спала всю ночь, но утром долгожданный звонок состоялся, настроение наладилось, и началось молчание. Во время изучения дыхательной гимнастики мы заметили, что натренированная спортсменка совсем не умеет дышать. Задали ей вопрос: «Как же ты выступаешь?» И она в тетрадке печатными буквами написала: «Бывает, очень давит сердце, иногда после матча нужен врач». Дыхательные упражнения давались очень тяжело. Но к концу молчания ситуация изменилась, одышка исчезла, а время выполнения гимнастики сократилось вдвое. Сеанс снятия молчания протекал без неожиданностей. Но неожиданность случилась потом. Во время первого занятия по овладению навыками фонетической реконструкции Надя обрушилась на нас потоком абсолютно правильно реконструированной речи. Все восстановительные детские произведения «проскочили» за два дня. Увидев такой натиск, мы на ходу изменили подборку речевого материала и полностью переписали план стандартной речевой работы. Характерная для нас деятельность по пересказу литературных произведений практически целиком была заменена спонтанной речью в виде рассказов о впечатлениях и событиях, друзьях и интересах подростка.

Жизнь и труд протекали очень живо, утренний блок с зарядкой, уже не вызывающей сложностей, проходил незаметно как для девушки, так и для нас. После обеда в виде исключения Наде было разрешено прослушивание музыки. Особенно выраженный эффект приносила аутогенная тренировка. Нагруженный спортивными упражнениями организм расслаблялся с большим трудом. Во время релаксации мы заметили, что мышцы предплечий и рук продолжают оставаться в тонусе и решили делать массаж. Такое комплексное воздействие дало немедленный результат: саногенное состояние в АТ стало появляться скорее, тонус исчез. Позднее мы впервые в своей практике применили методику тактильного дыхания, которая, со слов Нади, позволила ей расслабляться быстрее и удобнее. Наш вечер начинался ужином, который девочкой очень приветствовался. Измученная ресторанным «картофелем фри», она с удовольствием принимала чрезвычайно простой рацион. (Надо сказать, впоследствии в меню отцовского ресторана появились такие нехитрые блюда, как вареные яйца и манная каша). После ужина мы устраивались на просмотр одного из фильмов, привезенных в спортивной сумке. Выбирали недолго, при этом Надя уточнила, что ничего «такого» там нет, так как просматриваемое кино уже прошло папину цензуру. Вслед за фильмом шел большой и распространенный ежедневный рассказ о ее жизни. Одно событие сменяло другое, каждый день что-то новое. Наши многочисленные диалоги всегда отличались откровенностью, взаимное доверие постепенно росло.

Однажды мы заметили, что Надежда взволнована. Она не находила себе места, ворочалась во сне, поднялась очень рано утром. Оказалось, на мобильный телефон стали приходить сообщения подруг, из которых следовало, что одна из них прилюдно наговорила гадости про нее. Девочка переживала настолько сильно, что с нашей стороны потребовалась специальная психологическая помощь. Проведя несколько часов в обсуждении темы, мы совместными усилиями разрядили ситуацию, но мобильник был убран в сервант и стал выдаваться только на определенное время во избежание ночных визитеров. Разговор с Надей обнаружил проблему, о которой мы не могли даже догадываться. Кто-то из спортивных коллег распустил слух, что у нее «ноги слишком толстые для тенниса, и с такими ногами не светит спортивное будущее». Честно говоря, это была полная ахинея, так как ноги были стройнее некуда, и, тем более, теннисная карьера от их «толщины» никак зависеть не могла. Оказалось, девушка не только очень ревностно относилась к своей внешности (что совершенно естественно), но и доверяла мнению чуть ли не прохожих. Эти переживания в процессе лечения заикания выглядели нелепо, но в дальнейшем мы поняли, что подросток уже давно находится в смятении духа. Из многочисленных рассказов стала известна поучительная история тренера по теннису, которая выраженностью поведения участников показалась нам определяющей в борьбе с заиканием у Нади.

Некоторое время назад Станислав, отчаявшись найти хорошего тренера для дочери, который бы уверенно вывел ее в большой спорт, на Украине познакомился с уже немолодым известным профессионалом в этой области. Несмотря на многочисленные предложения на Родине, мужчина согласился переехать в Россию, поселиться в доме Надиных родителей и начать индивидуальную работу. Собственный корт и отличные профессиональные условия позволили опытному специалисту совершить в девушке открытие уникального теннисного таланта. Оказалось, отец не ошибся – ее способности были превосходны и многообещающи. Первые же турниры оказались победными, но затем пошла полоса неудач. Тренер искал причины только в себе, принимал валериану и работал не по возрасту много. Задумался над происходящим и Станислав. Однажды, когда они обсуждали предстоящий матч, дочка неожиданно потребовала у папы немного денег, а последний возьми и скажи: «Победишь – получишь 100 долларов!» Этот матч Надя выиграла стремительно, а отец долго не мог понять, как эта сотня оказалась важнее многотысячных родительских трат. Победы продолжились, но не надолго. Как-то раз тренер подсмотрел «втихую», как ученица играет на корте со своей школьной подругой. Увидев, что все, чему он ее учил, девочка совершенно не использует и проигрывает сверстнице, не имеющей отношения к спорту, пожилой заслуженный человек собрал свои вещи и уехал. О нем вспомнили только вечером, когда замяукал домашний кот по кличке Перец, не находя доступа в комнату, откуда так заманчиво попахивало успокоительной травкой. Всех очень удивил данный необъяснимый поступок. Никто не находил никаких объяснений произошедшему, никто не подумал, что этот человек, все знания и оставшиеся силы вложив в Надю как в собственного ребенка, не смог смириться с неуважением в виде отвратительно плохой игры. Вероятно, прочувствовать это может только настоящий педагог.

Мы долго и неоднократно втолковывали воспитаннице, что учиться чему-либо - это не только обязанность, но и ответственность перед учителем. Надежда сделала вид, что поняла, однако через несколько дней мы заметили, что она, болтая, практически полностью прекратила реконструировать речь. Девушка была счастлива оттого, что речь свободна от заикания, течет гладко и красиво, при этом она прекрасно знала обо всей опасности ухода от речевых правил на второй неделе. На вопросы «почему» Надя ничего ответить не смогла, очевидно, старый тренер задавал такие же вопросы. Ее искрометный характер не удерживал самоконтроля, возникающий интерес к чему-либо происходящему быстро пропадал, сменяя состояние восторга состоянием безответственности. Через день мы наблюдали срыв. Это произошло утром, обычные вежливые слова наша девочка начала с повтора звука Д. Услышав себя и увидев наши полные недоумения глаза, она расплакалась. К ней вернулась острая память старой речи. Мы исключительно редко сталкиваемся при лечении с такого рода событиями, однако восстановительная работа без какого-то «вразумляющего» воздействия уже казалась бесперспективной. Таким воздействием по нашему выбору стала долечебная видеозапись заикающейся мамы одного мальчика, которую мы предложили посмотреть Наде. Несколько лет назад эта мать вместе со своим сыном проходила наш курс. На экране предстало заикание во всей его тяжести. Показ вызвал у воспитанницы одну единственную фразу: «Нет, больше никогда». Восстановительный период занял всего день, но по его окончанию к занятиям со стороны ученицы чувствовался более серьезный подход. Примерно через неделю произошедший срыв оставил у девушки только память о просмотренном видео, которое, пожалуй, явилось необходимым мотивационным ключом к науке побеждать заикание.

Для поддержания спортивной формы Надежде было необходимо ежедневно совершать пробежку в 3 км, прыгать через скакалку и отжиматься. Один раз она все это выполнила, причем ее боевитости в упражнениях могла бы позавидовать и Курникова. Но на завтра, под предлогом усталости от наших занятий, в общей физической подготовке наметился перерыв… Вплоть до самого отъезда.

Мать и отец приехали навестить дочь через три недели. Девочка рассказала о своих успехах, показала, чему научилась. Думается, только теперь родители осознали, насколько это нелегкая задача - лечиться, которую они так необдуманно отложили на потом. Мы поужинали, наговорились. Станислав приглашал в свой ресторан, обещал «культурную программу», дочка и мама о чем-то оживленно щебетали. Уехали гости только поздно вечером, оставшись в приподнятом настроении. Утро следующего дня началось как всегда, но на диалогах Надя вдруг спросила: «Как вы думаете, стоит ли мне продолжать заниматься теннисом?» Вот так: она, почти спортсмен-профессионал, могла моментально поставить под сомнение свой многолетний труд и все родительские мечты. Это было крайне удивительно и непонятно. Разрыв со спортом обычно вызывает у людей бурю сомнений, нервных переживаний, борьбу с собой. На наше недоуменное «почему» девушка сообщила, что ей трудно сделать выбор между спортом и учебой. Совмещать теннис и обучение сложно, «тянуть» две лямки никак не получается. Наш ответ был уклончивым, мы рассказали обо всех плюсах и минусах того или иного решения, которое могла принять только она.

Работа с Надеждой проходила всегда с улыбкой, этой сияющей девочке сопутствовало хорошее настроение. Да и погода благоприятствовала: удивительно мягкая зима, легкий морозец, искристый снег. В минуты отдыха слышался веселый смех, когда мы бросались снежками, съезжали с горки на санках и лепили снежную бабу. С подростком сложились замечательные отношения. Добрая душа постоянно предлагала свою помощь во всем: от мытья посуды и готовки до тренировки английской фонетической реконструкции. Надя училась в английской спецшколе, и в конце нашего курса ей самостоятельно удалось провести параллель между двумя языками и воспроизвести фонетически реконструированную английскую речь. Подмеченная нами именно в ее исполнении «синусоидальность» английского фонетического реконструированного ритма позволила в дальнейшем серьезно продвинуть исследования в этом направлении. Сложились отношения и с Надиными родителями. Отъезд девушки был и радостным и грустным одновременно, особенное настроение прощанию придал сочельник. С Надей, Станиславом и его супругой завершение курса и наступающее Рождество отмечали «по-русски». Разговаривали до ночи, а на рассвете на его лимузине домчались до крупнейшего московского универмага. Накануне Нового года все хотели себя порадовать.

Надя со временем приняла решение бросить спорт и заняться учебой. Сейчас она учится в одном из университетов Великобритании. А Станислав, утратив надежду воспитать высококлассного спортсмена в семье, успешно выступает в теннисных соревнованиях ветеранов.

Светлана Борисовна Скобликова
www.skoblikova.ru



Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: