Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Богадельни в «серой зоне»

В России нет нелегальных домов престарелых лишь потому, что эта деятельность не лицензируется и не проверяется

11 мая в Красногорске сгорел подпольный дом престарелых, одиннадцать человек погибли. По всей стране сотни таких организаций оказывают услуги по уходу за пожилыми и людьми с особенными потребностями. Формально их деятельность нельзя назвать незаконной.

Организатор красногорского дома престарелых, сгоревшего 11 мая, даже не смог назвать точное количество постояльцев. Одиннадцать человек погибли, еще семь пострадали, четверо оказались в реанимации. По документам в здании находился частный дом. По предварительной версии, причиной пожара стала неисправная проводка. Возбуждено уголовное дело.

Что может быть страшнее, чем беспомощные старики в горящем здании без возможности спастись? Лежачие пациенты, сгоревшие заживо.

Кажется, что сама эта ситуация не может быть законной и нормальной, а виновные должны быть наказаны.

Но по нехарактерной для нашего законодательства мягкости, а точнее, благодаря дырке в законе деятельность красногорской богадельни не была нелегальной.

В России государственные дома престарелых и психо-неврологические интернаты находятся в ведении Министерства труда и социальной защиты, а для оказания таких услуг в частном порядке не требуется лицензия.

Если у бизнесмена есть такое желание, он может зарегистрироваться в Реестре поставщиков социальных услуг. Но это вовсе не обязательно. И никаких существенных финансовых или правовых преимуществ не дает.

По неофициальным подсчетам благотворительных организаций и независимых экспертов, в России более 30 000 койко-мест созданы в таких «серых» или «пиратских» домах престарелых и пансионатах.

Елизавета Олескина
руководитель благотворительного фонда «Старость в радость»

«Со стороны социальной защиты сейчас нет процедуры лицензирования частных пансионатов. А раз нет процедуры обязательного лицензирования и обязательной легализации — нет, строго говоря, и нелегальных пансионатов.

Нет закона, который они бы нарушали. Вы не обязаны никого уведомлять, если решили снять коттедж, нанять сиделок и повара, дать рекламу в интернете — у вас пансионат. ИП как юрлица достаточно.

Оформляют такие пансионаты часто как гостиничные услуги. И доступа у государственных соцслужб, чтобы их проверить, нет — только по заявлению в соответствующие органы, под руку с прокуратурой. Пока никто не пострадал, никто и не проверит там ни пожарную безопасность, ни медицинские книжки персонала».

Откуда взялся черный рынок социальных услуг и почему они так востребованы? По официальной статистике Министерства труда и социальной защиты, у нас нет очередей в социальные учреждения.

В условиях больших городов и увеличивающейся продолжительности жизни пожилых людей становится все больше. Далеко не у каждой семьи есть финансовая и жилищная возможность нанять сиделку для пожилого родственника, по уходу за которым стало трудно справляться самим.

Одинокие старики не всегда могут обслуживать себя самостоятельно, но редко обращаются за помощью. У нас это до сих пор не принято».

Нюта Федермессер
учредитель благотворительного фонда помощи хосписам «Вера», директор Московского многопрофильного центра паллиативной помощи

«Незарегистрированные дома престарелых и хосписы — это огромная проблема, у которой, в целом, две причины. Первая, довольно очевидная — постоянно растущий спрос на услуги ухода за пожилыми людьми при недостаточном объеме предложения.

То, что у нас нет очередей на поступление в учреждения социального ухода, — это известный фейк.

Очередей нет (по официальным данным), потому что огромное количество людей по всей стране находится в отделениях сестринского ухода на нецелевых койках, которые предоставляет и оплачивает Минздрав. Эти люди, соответственно, не попадают в статистику.

И, как следствие, появляется очень простой бизнес — покупаешь коттедж где-нибудь в Подмосковье, делаешь сайт, нанимаешь несколько человек персонала и зарабатываешь легкие деньги на стремлении людей позаботиться о своих стариках или на их усталости от заботы.

Для такого бизнеса регистрироваться в реестре поставщиков государственных услуг необязательно, лицензию получать тоже. Если твоего "серого" учреждения нет в реестре, то и для проверяющих служб и государства его, в общем-то, тоже нет. А если бизнесмен выбирает не регистрироваться как поставщик услуг (то есть осознанно отказывается от софинансирования, и при этом его бизнес не рассчитан на ооочень состоятельных людей), это значит он заранее знает, что качество услуг, которые он предоставляет, не соответствует никаким стандартам. 

Винить родственников за то, что они обращаются за такими услугами, нельзя. Потому что вторая, более печальная, причина популярности "серых" домов престарелых заключается в отсутствии у людей доверия к государственным учреждениям. Ведь государственный дом престарелых или психоневрологический интернат в восприятии обычного человека — это пыточные, и родственники, которые хотят позаботиться о своих близких, конечно, бояться их отдавать туда.

Существует это жуткое слово "сдать". Сдать в хоспис. Сдать маму в интернат. А вот поместить в частный пансионат — это как-то даже по-европейски шикарно звучит. 

Трагедия заключается в том, что они обращаются в "серые", подпольные дома ухода, которые значительно дешевле прозрачных коммерческих структур и условия в которых еще хуже, чем в любом, даже самом неблагополучном официальном учреждении из реестра поставщиков услуг.

Есть несколько способов справиться с этой проблемой. Конечно, просто взять и закрыть все эти организации нельзя, потому что тогда переполнятся бюджетные учреждения, и размещать людей будет просто негде.

Во-первых, должна быть организована система контроля за такими учреждениями.

Разумно говорить о понятном едином рейтинге, с очень четкими критериями для оценки: сколько лет существует организация, какие есть возможности для внешнего контроля, часы и продолжительность посещений, с кем заключены договоры на оказание медицинских услуг, есть ли возможность связаться и приехать посмотреть условия, официальные данные по смертности постояльцев. Все это в мире давно разработано. Не надо тут изобретать русский велосипед.

Во-вторых, должна изменяться система финансирования. Гостариф не может быть ниже себестоимости услуги.

Но главное — поставщику услуг должно быть выгодно оказывать пожилым людям помощь на дому, а не в учреждении.

Чем дольше пожилой человек остается дома, прежде чем мы переводим его на круглосуточное наблюдение в медицинском или социальном учреждении, тем выше качество его жизни. А если такая необходимость все-таки появилась, то частным, не "серым", а именно легальным коммерческим и некоммерческим организациям, должно предоставляться государственное финансирование.

Вне зависимости от того, проживает человек в бюджетном ПНИ или в частном пансионате, его пребывание там может, например, частично оплачиваться родственниками, частично покрываться из его собственной пенсии, а частично финансироваться за счет госзадания. Тогда и качество услуги будет повыше, и ответственность за людей будет поделена, а не сосредоточена в каких-то одних руках.

Но что еще важно: разные источники финансирования при прозрачных стандартах и критериях позволяют сделать так, чтобы разница в предоставляемой помощи заключалась бы не в объеме необходимых услуг, а в каких-то бытовых условиях — количестве человек в комнате, виде из окна, размере телевизора и т.д.».

Помимо «пиратских» и государственных домов престарелых и пансионатов, есть еще официальные коммерческие частные учреждения. Проживание в них стоит дороже, чем в неофициальных, но качество их услуг регулярно проверяется профильными комиссиями и государственными представителями.

Чтобы грамотно выбрать место для проживания ваших пожилых родственников, стоит обратить внимание на многие факторы.

Специалисты одной из крупнейших и наиболее известных в России сетей пансионов для пожилых людей Senior Group подготовили полноценный чек-лист. Он позволит оценить добросовестность поставщика услуг и их качество.   

Во всем мире в обеспечении ухода за пожилыми людьми развивается тенденция к переходу от крупных государственных учреждений (как наши многотысячные ПНИ) к маленьким, частным, семейного типа пансионам.

Во многих европейских странах предоставление социальных услуг полностью осуществляют частные коммерческие организации, а государство выполняет только контролирующую роль.

Например, во Франции доля частных учреждений 45%, в Германии — 93%, а в Израиле — 97%!

Алексей Сиднев
управляющий группой компаний Senior Group

«Представьте себе, что вы играете в футбол в матче, в котором судья — член противоположной команды. Государство не может одновременно владеть, контролировать и платить за услуги. Пока это так, честной конкуренции государственных с "белыми" негосударственными учреждениями не будет, победу всегда присудят государственным. А если государство будет только контролировать и оплачивать, а владеть будет бизнес или НКО, тогда будет развиваться здоровая конкуренция и расти качество предоставляемых услуг.

К тем, кто добровольно зарегистрировался в Реестре поставщиков социальных услуг, и так все время приходят проверки, и мы им в, общем-то, рады.

Мы готовы показывать и рассказывать о себе. Так честнее. А в пиратские пансионаты никто не приходит, потому что социальные службы, которые у нас занимаются пожилыми людьми, работают не по принципу выявления проблем, а по заявительному принципу.

Пока к ним не пришли и не сказали, что в каком-то подпольном пансионе привязывают стариков к кровати, пичкают лекарствами или они подвергаются другому насилию, они не пойдут туда искать эти нарушения.

Хотя большинство хороших участковых знают, где на их территории расположены такие организации. И спрос на них, к сожалению, огромный.

Люди обращаются туда, потому что красивая веб-страница обещает им выгодную цену, а раз есть реклама и такие места существуют, человек верит, что они легальные и в них все хорошо.

Им обещают уход за лежачими больными, пациентами с деменцией и болезнью Альцгеймера, реабилитацию после инсульта, что, конечно, чушь. Они не имеют права предоставлять такие услуги, но люди верят. Верят не потому, что они плохие и хотят избавиться от своих родственников, а потому что им нужна помощь». 

Проблема ухода за пожилыми людьми стоит перед каждым государством. Как и борьба с коронавирусом: она не решается с помощью изменения данных в статистических отчетах. С помощью кнута — поголовного лицензирования или закрытия всех незарегистрированных учреждений — решить ее также не удастся.

Пожилых людей, которые нуждаются в содействии и помощи, специалисты по уходу для универсальности делят на пять групп. В зависимости от того, какой объем и сложность ухода и медицинских услуг требуется каждому человеку.

Пансионы, в которых живут вполне самостоятельные, интеллектуально сохранные пожилые люди, не нуждаются в жестком лицензировании, как, например, учреждения, где ухаживают за маломобильными пациентами с множественными нарушениями. 

Анастасия Егорова

Источник

46


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: