Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Часть вторая

8-мь месяцев

Морской порт Санкт-Петербурга, 4-й район. С грузового парохода «Olga», вдоль при чала, идут люди. Радостные такие, смеются. Время часов 10-ть вечера. Они топают к проходной. Спрашиваем, домой? Хватит, говорят, 8-мь месяцев в море.

Вот только в сравнении и познаётся разница между сушей и морем…

10-ть рублей

Поздно вечером сажусь в маршрутное такси, рядом с Балтийским. Дверь автобуса открыта, стоим, ждём пассажиров. Рядом, на улице, стоят два кавказца, курят. Вдруг к ним подходит дама в подпитии и просит 10-ть рублей, на проезд, за… минет.

— Ну хорошо, — говорит один, — я вам сейчас дам десять рублей, и где вы всё это делать будете? Прямо здесь?

— Доедем до Канонерки, там и сделаю, — отвечает та.

Ехать в такую даль, видимо, не входит в планы мужчин, и они продолжают стоять и разговаривать здесь же. Реагируют на просьбу закурить, дают сигарету, прикуривают. А я думаю о том, до какой же степени надо было напиться, чтобы не оставить 10-ть рублей на проезд? Или если пила не на свои, то почему бы не занять у того, кто поил?

15-ть рублей

В большое маршрутное такси, типа «пазика», пока я спокойно сидел и ждал отправления, зашли двое водителей «газелей». Один уселся на сидение рядом с водителем, другой стоял подле. Начался интересный разговор.

— Вы когда ценник-то поднимать будете? — обратился один из водителей-конкурентов.

— По 12-тьрублей-то прибыль мизерная, — добавил другой. — Давайте, как мы, 15-ть.

— Когда наш хозяин там поднимет, хрен его знает, — парировал водитель «пазика».

— А кто у вас там хозяин? А-а-а, этот хмырь, я у него в автоколонне работал в своё время. Дай мне его номер, я звякну, узнаю.

— Да, пожалуйста, ребята, звоните, разговаривайте. Даст указания хозяин, поднимем ценник. Бабла-то действительно не хватает.

И всё в том же духе. К тому времени автобус уже наполнился пассажирами и все, волей-неволей, стали свидетелями этого разговора. А он так цинично вёлся в при сутствии пассажиров, тех, кому предлагали ещё больше раскошелиться. И как это всегда бывает, мнением народа никто не поинтересовался.

23 февраля

Куда-то я ехал в тот вечер. Отмечать. Холостяцкая жизнь имеет свои особенности…

В вагоне какая-то компания молодых гопников сидела. Они-то и сидеть нормально не могли. Кто с ногами на сидение забрался, кто друг на дружку сел… Слюни один, в прямом смысле, на пол вагона пускал. Пиво пили, орали на весь вагон, вели себя отвратительно. Я всё стоял и думал, сейчас заденут, зубы повыбиваю. Не задели, через пару станций выползли на перрон. Никто им замечание не сделал в вагоне. Я тоже. Может, это и неправильно, но ведь свобода действий и волеизъявления и самовыражения…

Перед моей станцией, напротив меня, дедок какой-то встал. Тоже собрался выходить. Поношенное пальтишко, облезлая шапка на голове, стоптанная обувь на ногах. В руках пакетик маленький, с рекламой какой-то сети аптек. С виду пустой. Наверное, одна-две упаковки лекарств в нём, и всё. Пока ехали до остановки, дедок пару взглядов бросил на мои два большущих пакета из «Ленты» (оно и понятно, отмечать, так отмечать. Только совестно почему-то стало тогда от всего. И не за себя. За страну.

25-ть градусов

Близ реки Вологда «глаз ловит» прохожего. Идёт. Мужчина. На вид лет 50-т с хвостиком. Ничего примечательного, за исключением… В правой руке бутылка пива. Держит он её не вертикально, а под углом. Навскидку градусов 25-ть. И с каждым шагом, оттого, что шагает и даёт толчок жидкости-пиву в бутылке, из горлышка течёт напиток народа. Шаг левой, ничего, шаг правой — минус глоток. И так метров двадцать. Внутреннего смеху было…

40-к тысяч

На работе. Идём втроём — я, Лёня и Олег Герасимов. Вроде с обеда. Вдруг Олег кидается в кусты, что у медпункта. Там белеет полиэтиленовый пакет. Шуршит им там, в кустах. Потом разворачивается и, как ни в чём не бывало, идёт с нами дальше, болтая. Не спрашиваю ничего. Деликатно молчу. После интересуюсь у Леонида. Тот рассказывает мне душу обжигающую и сердце трепещущую историю. Про то, как в какие-то годы, постперестроечные, в кустах у дороги нашли припрятанный полиэтиленовый мешок с 40-ка тысячами баксов. Тот, кто нашёл, сдал его. В милицию.

— Вот и Олег хочет найти, — подытоживает рассказ Леонид, — проверяя все пакеты в кустах. Только в милицию он его сдавать не будет.

Мешок, с деньгами? А пока попадаются лишь только трусики.

84.30-ть

Приехал я как-то работать на 4-й район Морского (эх, сколько их было, этих приездов). Встретил Толика-алкоголика — рыбного технолога. Тот расстроен — работы сегодня не будет, придётся домой ехать. Зря приехали все, получается. И я тоже.

— Ну что, ездил в кадры (так на сленге звучит «Морское кадровое агентство»)? — это То-лик мне. — Разобрался с тарифом?

— Да, Пичугин, 84-е рубля 30-ть копеек, вместо прежних 75.20-ть.

Видели бы вы после Пичугина. Он преобразился, стал шутить, забыл про неудачный визит на работу, про потраченное зря время и незаработанные деньги. И твердил после этого разговора всю дорогу — до автобуса и в автобусе до метро, про 84-е рубля 30-ть копеек.

— 84.30-ть, 84.30-ть!!! — да так громко, чтобы его «друг закадычный», Вовка Васильев, слышал. У того-то тариф был старый, 75.20-ть.

Как мало порой надо человеку для счастья. Всего лишь чужие беды и неудачи.

201-я смешная

Сформированная в Морском кадровом агентстве, начинавшая свою работу на втором районе порта (отсюда и номер), 201-я брига да докеров.

Два звена этой бригады, 3-е и 4-е, переодевались со мною в одной раздевалке. И я волей и неволей становился свидетелем их шалостей. Одно звено шутило над другим и наоборот. Ребята, надо сказать, были изощрённые и с выдумкой. Сначала (а кто интересно начал?) шутки были невинными. Помнятся носки Берёзкина. Их Сухинин вставил один в другой, засунул в них пластмассовую бутылку и привязал концы носков к перилам. На носках же написал: «Лашара ми кантаре». В песне Челентано пел «Лашата» — «Ты дай». %u263A Понятно, что Стас Сухинин просто перефразировал певца. Андриан (и почему не Андрей?) Берёзкин не остался в долгу и краской из баллончика покрасил многим из 3-й замки на шкафчиках. Получил он в итоге связанные узлами носки вокруг перил, да так, что никто их не смог развязать. Просто связывали их мокрыми, а когда высохли… Противоборство набирало обороты, и вскоре шкафчики были изрисованы всякими непристойными картинками. Бук вами «М» и «Ж», очертаниями попы и тому подобное. Кто-токому-то попробовал даже заварить замочные проёмы дверцы холодной сваркой, но та плохо пристала. Наверное, поэтому, придя в очередной раз на работу, некоторые шутники обнаружили свои шкафчики развёрнутыми вовнутрь. Так, что до дверей было не добраться. Кто-то хотел засыпать в шкафчики перца, кто-то ещё чего-то. Кто-то мечтал перевернуть их верх ногами, кто-то срезать замки. Но детство, в конце концов, угасло, и ребята успокоились, став серьёзнее на тяжёлой мужской работе.

Ваш Вадим Гасенко

576


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: