Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Драматург Бородянский перед юбилеем Говорухина вспомнил знаменитого друга

Режиссеру исполнилось бы 85 лет

29 марта исполняется 85 лет со дня рождения кинорежиссера и государственного деятеля Станислава Говорухина.

Его не стало 14 июня 2018 года. Геолог по образованию, он занимался журналистикой, хорошо рисовал. Режиссерское образование получил во ВГИКе, работал на Одесской киностудии и «Мосфильме». Дебютировал в кино фильмом «Вертикаль» с Высоцким в главной роли, который снял вместе с однокурсником Борисом Дуровым. Самые известные его картины — «Место встречи изменить нельзя», «Десять негритят», публицистические «Россия, которую мы потеряли» и «Так жить нельзя».

Мы поговорили о Станиславе Говорухине с его другом, кинодраматургом и режиссером Александром Бородянским, написавшим сценарии фильмов «Курьер», «Мы из джаза», «Американская дочь», «Город Зеро» Карена Шахназарова и «Ворошиловский стрелок» Говорухина.

— Вы были друзья или коллеги?

— Мы со Славой дружили. Нельзя сказать, что были закадычными друзьями. Не я один был его другом, хотя бывал у него дома, знаком с его женой Галей. Мы и до «Мосфильма» встречались еще в Одессе. Когда у Славы не было загородного дома и они жили в доме отдыха для депутатов недалеко от нашего поселка Союза кинематографистов, тоже часто встречались. До 1993 года он был председателем ЗАО «Киноцентр» (того самого на Красной Пресне, который снесли. — С.Х.), а после него пришел я. Слава к тому времени стал депутатом Госдумы, и ему нельзя было занимать руководящие должности. Мы не каждый день общались, но о многом одинаково думали, хотя и не говорили об этом вслух, не обсуждали политические события. Разве что один раз. Он критически относился Ельцину и хотел его упомянуть в «Ворошиловском стрелке». Я ему тогда сказал: «Слава, пройдет 15 лет, кино будут смотреть, а кто такой Ельцин, молодежь уже толком и знать не будет». Уговорил.

— Почему Станислав Сергеевич так рванул в политику?

— Я никогда его в лоб не спрашивал. Это личный выбор каждого. У меня есть несколько таких друзей, правда, не достигших таких высот, как Слава. Он же возглавлял Комитет по культуре Госдумы, предвыборный штаб Путина. Сам баллотировался в президенты в 2000 году и был этим увлечен. Наверное, переживал за Россию.

— Как вы начали вместе работать над «Ворошиловским стрелком»?

— Слава дал мне почитать книжку «Женщина по средам» Виктора Пронина, от которой я не мог оторваться. Читал всю ночь. Не потому, что это выдающееся литературное произведение, просто она меня зацепила, как и его. Мы договорились, что я пишу сценарий, а потом уже они с Юрой Поляковым работают над ним дальше. Снимали фильм в Калуге. Я там не был, но когда шел подготовительный период и пробы и все происходило на «Мосфильме», заходил. Тогда еще начинающий актер Марат Башаров приносил нам татарские пирожки, которые пекла его мама. Слава взял на главную роль актрису Анну Синякину, сыгравшую эпизодическую роль в нашей с Кареном Шахназаровым картине «День полнолуния». Фильм Славе понравился, он показал его депутатам Госдумы, и мы сидели в его кабинете. Но никакой протекции актрисе не делали.

— Представьте, что «Ворошиловский стрелок» вышел бы сейчас?

— А почему нет? Вы телесериалы смотрите? Там только и показывают с утра до ночи, какие у нас продажные менты, коррупционеры и бандиты. Мне было смешно, когда авторы «Левиафана» говорили о том, что сняли такое острое кино. Они сняли хорошее и качественное кино с точки зрения режиссуры, но все, о чем рассказали, я видел в сериалах. Наверное, нигде в мире на телевидении не показывают в таком виде свои госструктуры. Жутко смотреть! А вы говорите, что «Ворошиловского стрелка» могли бы не выпустить.

— Какие дебаты тогда были! Михаил Ульянов взялся за ружье!

— Помню, как говорили, что посмотрят наше кино люди и все возьмутся за ружья. Детский сад! В советское время были такие мечты: в кино перестанут курить, и страна бросит курить, в кино перестанут пить, и люди тоже бросят. Смешно! То, что кино воспитывает, — глубочайшее заблуждение. Кто курит, тот и будет курить. Кто пьет, тот и будет пить. У искусства совсем другие задачи, не такие утилитарные.

— Говорухин не расставался с трубкой. Теперь фотографии, на которых он курит, печатать нельзя.

— Серьезно? Ну, это вы перестраховщики. В кино-то курят, и идет титр: «Курение вредит вашему здоровью». А еще говорят, что в советское время была цензура. Кстати, Слава не только трубку курил. Он виски пил. Я тоже. Мы вместе пили. Наверное, поэтому у нас и возникла симпатия. Я был главным редактором на «Мосфильме». Цензура в лице Главлита кино не смотрела, только читала сценарии, следила, чтобы не было призывов к свержению государственного строя, разглашения военной тайны. Идеология ее абсолютно не интересовала. А вот редактура занималась идеологией. Когда я пришел на «Мосфильм», то удивился тому, что редакторы читают сценарии как цензоры. Мне с гордостью объяснили: «Нам же доверили». Мы с Шахназаровым восемь раз переписывали «Мы из джаза». Разве там есть намеки на свержение советской власти? Я, кстати, не знаю, стали бы сейчас смотреть «Ворошиловского стрелка»?

— Почему Станислав Сергеевич стал таким востребованным артистом?

— Он же не актер, играл не роли, а самого себя. Ну, ходит в «Ассе» бандит. Я смотрю на экран и вижу — это же Говорухин.

— То есть использовали его фактуру?

— Ну конечно. Он очень органичен. И человек яркий, значимый. Опять же, трубку курил. Конечно, на него было интересно смотреть. Он не играл все подряд, от белиберды отказывался. Я впервые увидел его живьем в Доме ветеранов кино в Матвеевском. Тогда на двух этажах жили ветераны, а два других продавали. Можно было купить совсем недорого путевки, поселиться там и писать сценарий. У меня тогда не было большой квартиры, и я ездил в Матвеевское и писал. Сидим мы как-то вечером, выпиваем с коллегами. Вдруг по коридору идет Слава. Он же всегда был элегантен, носил кашне. Обувь начищена, брюки отглажены. Я запомнил, как он шел по коридору. У него был красный шарф, черная шляпа, черное пальто и трубка. Он, как иностранец, шел по коридору первого этажа. Девушкам Слава всегда нравился. Это факт.

— Он что-то важное понимал в женщинах. Даже по фильмам это очевидно.

— Совершенно верно. Женщин он любил, потому и соображал кое-что по их части. Он же выбрал Светлану Ходченкову, и она стала звездой. Я не знаю, что там у них потом произошло. Он ее ругал-ругал, а потом сказал: «Все-таки она была права». Слава снял ее в своем последнем фильме «Конец прекрасной эпохи» про Довлатова. Представляете, мне однажды позвонили и спросили, знаю ли что-то про любовниц Славы, есть они у него или нет. Но я ничего про это не знал. Все почему-то думают, что мужики только и делают, что друг другу рассказывают о своих возлюбленных. Выслушав мой ответ, позвонивший сказал: «А вы почитайте, что про вас Данелия говорит. Он чуть не покончил с собой. Вы у него отбили Викторию Токареву». Я не поверил, но потом действительно нашел, как Данелия в телепрограмме Корчевникова сказал, что с Викой у него были чисто деловые отношения, потому что она была в Бородянского влюблена. Я не стал ему звонить. А ведь кто-то послушал и поверил, что Данелия действительно из-за меня хотел повеситься, потому что Токарева была в меня влюблена. Полная ахинея! Если бы я знал, что у Славы есть девушка, разве бы я вслух об этом сказал? Но ухаживать он любил.

— Везде он проходил без аккредитаций и документов. Лицом дверь открывал.

— Он же выступал по телевидению. Есть люди, которых все знают. На кой ему нужны были аккредитации? К нему плохо стала относиться демократическо-либеральная общественность. Слава же во времена перестройки снял «Россию, которую мы потеряли», а потом вроде как поддержал «тоталитарный режим». Мне всегда смешно это слушать. Но он, правда, был небезразличен к тому, что происходит в стране.

— Казалось, что он особо не переживал, что кто-то к нему стал хуже относиться?

— Но мы же не знаем, что у него в душе происходило. Когда он предложил мне написать сценарий фильма «Благословите женщину» по книге «Хозяйка гостиницы» Грековой, я ему сказал: «Хорошая книга, но ничего оригинального в ней нет». Пронина читал — внутри все клокотало. А тут почитал и отложил. Не люблю нормальное кино делать. Искусство не может быть таким. Это люди должны быть нормальными. Я и сам такой. Если кто-то думает, что я сумасшедший, то это не так. Но кино я старался делать ненормальное. Слава обиделся, что я не стал писать по этой книге сценарий «Благословите женщину», но ничего мне не сказал. Мы продолжали общаться, как ни в чем не бывало. Но однажды на чьем-то дне рождения за общим столом Галя спросила: «Слава, почему Саша не пишет тебе сценарии?» По его реакции я понял, что он обиделся. Больше он мне не предлагал писать сценарии.

— Тяжело он уходил?

— Когда начались его болезни и ему сделали операцию, я в той же клинике приходил обследование. Врач спросил: «Ты же с Говорухиным дружишь? Его только что после операции привезли в палату. Хочешь зайти?» Я зашел. Там сидела жена Галя. Мы со Славой поговорили. Он переживал, что надо через пару дней идти к патриарху, а он в больнице. Славе сделали обезболивающий укол в позвоночник и попали иглой в нерв. Такое случается раз на миллион. Никто в этом не виноват. У него и раньше были проблемы со здоровьем, но с этого момента они стали нарастать. Пришлось поехать в Израиль. Я его как-то спросил на правлении «Мосфильма»: «Как себя чувствуешь?» Он ответил: «Хреново!» Я так расстроился. Обычно он бодрый был. Я стараюсь не ходить на прощания — хочу запомнить живыми своих друзей. Но мне сказали, что обязательно надо прийти от правления. Славу отпевали в храме Христа Спасителя. Увидел там только молодых людей в черных костюмах. Некому было встать в почетный караул. Когда я сказал, что готов, мне ответили: «Вы что, один пойдете?» Я попрощался со Славой и поехал принимать экзамены во ВГИК. Царство ему небесное. Очень хорошим и ярким человеком он был. Наверное, кто-то скажет, что такой-сякой, как и про любого. Так мало осталось близких по духу людей! Слава один из них. Я вам все честно про него рассказал.

Светлана Хохрякова

35


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: